ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЙ АКТ РОССИЯ – НАТО: ПРОРЫВ ИЛИ ПРОВАЛ?

Подписание 27 мая Основополагающего Акта Россия – НАТО можно по праву поставить в ряд таких судьбоносных событий в истории международных отношений, как Венский Конгресс, Версальский мир, Ялтинские и Потсдамские соглашения. Этот Акт может стать одним из важнейших документов, оформляющих новый миропорядок после окончания холодной войны. России уготована участь испить до дна горькую чашу унижения как продолжательницы Советского Союза, которая потерпела сокрушительное поражение в холодной войне. Несмотря на вклад самой “демократической” России в крушение Советского Союза и идеологическую близость нынешних российских властей со своими партнерами на Западе, российской дипломатии не удалось избежать участи побежденной державы.

Анализ содержания Акта Россия-НАТО свидетельствует о том, что этот документ фиксирует новое соотношение сил в мире после окончания холодной войны, где Россия потерпела поражение, ей показали ее место, и она фактически согласилась с этим. Если это так, то странно было бы ожидать, что послевоенный мир будет устроен при полном учете ее интересов. Очевидно, что победители решат воспользоваться плодами победы и оформить ее в международно-правовом плане. Такая позиция Запада не удивляет. Удивляет то, что российская сторона пытается представить согласованный к подписанию документ как равноправный. Хотя текст документа сохранялся в секрете, однако многочисленные комментарии высокопоставленных западных политиков и дипломатов дают основание предположить, что по всем важнейшим вопросам России не удалось добиться от своих западных партнеров реального учета ее интересов.

Запад взял твердое обязательство только в одном: не брать никаких обязательств ни по какому вопросу, что могло бы в будущем связать ему руки в отношениях с Россией. Это относится к таким много раз прокомментированным в нашей печати вопросам, как характер самого Акта и степень его обязательности для сторон, продвижения военной инфраструктуры НАТО к границам бывшего СССР, возможного членства в НАТО республик бывшего Советского Союза, статуса Совета Россия-НАТО и право вето со стороны России в случае разногласий по тем или иным вопросам европейской безопасности.

Чего добьется Россия, подписав данный Акт? По большому счету – ничего. Будет продолжена старая политическая линия, восходящая к эпохе Козырева, когда в риторике будет преобладать утверждение типа “мы обречены быть великой державой”, будет поддерживаться иллюзия, что нас воспринимают на Западе как великую державу, в то время как в реальности не воспринимают всерьез наши интересы и озабоченность по многим вопросам. Может быть, допустят в Парижский клуб и Всемирную торговую организацию, пригласят на встречи “семерки”. Уже становится дурной традицией, со времен внешней политики Шеварднадзе-Козырева, сначала делать серьезные уступки по ключевым вопросам, а затем ждать вознаграждения. Наш недавний опыт учит, что наши партнеры хорошо понимают, что ничего не стоит услуга уже оказанная, так что можно и не дождаться вознаграждения за очередные серьезные уступки. Что касается “семерки”, то вряд ли участие России в этой организации имеет хоть какое-то значение для России. Это поддержание иллюзии о статусе великой державы. Участие в “семерке” – это попытка связать Россию новыми обязательствами и требовать от нее ответственного перед Западом поведения на мировой арене, так как основные проблемы повестки встреч “семерки” проходят обкатку и согласование в рамках таких западных региональных структур, как НАТО, Европейский союз и другие без предварительного участия России. Слабая в экономическом и военном отношении Россия, представленная в одиночестве на этом форуме, всегда будет вынуждена играть по предложенным правилам, выработанным без ее участия.

А теперь попытаемся выяснить, чего же добились страны НАТО, подписав Основополагающий Акт?

Во-первых, как я уже отметил, принципиальная победа стран НАТО – это отказ брать на себя хоть какие-то обязательства по ключевым вопросам, способным связать руки этой организации.

Во-вторых, и это самый важный, пожалуй, успех дипломатии НАТО в отношениях с Россией, они фактически добились того, что Россия, подписав Акт, осветила и согласилась разделить ответственность с НАТО за расширение альянса.

В-третьих, добившись подписания Акта в преддверии расширения НАТО за счет стран Восточной Европы, Запад подготовил почву для включения в состав альянса бывших республик Советского Союза.

В-четвертых, в странах НАТО, как в правительственных, так и в экспертных кругах, не было единства по вопросу о расширении НАТО. Подписание Акта – это резкое ослабление позиции противников расширения НАТО в странах альянса.

В-пятых, российские дипломаты аргументировали необходимость договора с НАТО тем, что если мы не подпишем с НАТО соглашение, то это сделают другие республики бывшего Союза. На самом деле, подписав столь не обязывающий Акт с НАТО, мы стимулируем усилия других республик к подписанию собственных соглашений с НАТО. Одно из этих соглашений – об особых отношениях Украина-НАТО – уже готово к подписанию. Мало того, на вопрос, зачем Украина, Казахстан или другие республики тянутся к НАТО и Западу, Кучма, Назарбаев и другие резонно отвечают: а куда тянется Россия?

И последнее по очереди, но самое важное, пожалуй, по значению достижение НАТО в результате подписания Акта заключается в том, что НАТО сохраняется фактически как единственный универсальный механизм европейской безопасности. Ведь весь сыр-бор с расширением НАТО, поднятый Россией, был связан с тем, что Россия не хотела быть исключенной из системы европейской безопасности, представленной НАТО после распада Варшавского Договора и Советского Союза. Сама идея договора России с НАТО о создании универсальной структуры безопасности появилась тогда, когда стало очевидно, что ОБСЕ не способна сыграть такую роль. Осознавая тупиковость усилий по превращению ОБСЕ в структуру европейской безопасности, уже летом 1995 года я предложил заключить договор с НАТО и тем самым создать реальную и эффективную систему европейской безопасности (так что я, может быть, был первым, кто стал говорить о необходимости такого договора). Однако предполагаемый Совет Россия-НАТО, согласно Акту, не становится новой универсальной системой европейской безопасности. В случае разногласий в рамках данного Совета Россия не имеет право вето на принимаемое решение. НАТО сохраняет право в рамках альянса обсуждать и принимать любые решения без участия России.

Из всего сказанного очевидным образом вытекает, что, подписав Акт, страны НАТО получили почти все, что они хотели, в то время как некоторые неясные формулировки, дающие возможность для иной трактовки, сделаны лишь для того, чтобы спасти лицо российской дипломатии. Однако ни у кого не должно быть никаких иллюзий насчет неясных формулировок и возможностей различных трактовок тех или иных положений данного Акта. У нас есть уже богатый опыт общения с НАТО в случае с Боснией, и мы прекрасно знаем, что сильная сторона трактует так, как считает для себя выгодной. В обозримом будущем вряд ли мы сможем заставить страны НАТО трактовать двусмысленности в формулировках в интересах России.

Представляет большой интерес вопрос о том, могла ли российская дипломатия добиться лучшего договора или Акта с НАТО? На мой взгляд, в сложившихся условиях – вряд ли. Однако это вовсе не означает, что если нельзя добиваться большего, то необходимо подписывать заведомо невыгодное соглашение или Акт. Ведь не под дулами оружия приходится подписывать. Я уверен: если бы у российского руководства выдержали нервы и мы отказались бы подписать Акт с НАТО сегодня на предложенных условиях, то мы могли бы подписать некое более обязывающее соглашение или акт на более выгодных условиях в будущем или же вовсе не подписывать никакого соглашения.

Я неоднократно наблюдал, как мои предложения не подписывать те или иные не выгодные для России соглашения вызывают священный ужас у ряда наших ведущих аналитиков и политиков-международников, которые начинают пугать меня, что следуя этим рекомендациям, Россия может обречь себя на изоляцию. Так было в 1994 году, когда на страницах “Независимой газеты” в марте я призвал не подписывать договор с НАТО “О партнерстве во имя мира”, прекрасно понимая, что, подписав этот договор, мы откроем дорогу к расширению НАТО. В то время мои оппоненты говорили: “Подпишем партнерство – предотвратим расширение”. Сегодня российское руководство надеется, что, подписав Акт, предотвратит включение бывших республик Союза в НАТО. Я считаю, что заключение Акта открывает дорогу республикам Союза в НАТО. Что касается возможной изоляции или самоизоляции России, то меня не перестают удивлять мои коллеги – специалисты по международным отношениям, которые, с одной стороны, говорят, что мир становится многополярным, отмечают, что среди новых актеров в этом мире все больший вес обретают Китай, Индия, Иран, Япония, Индонезия, Бразилия, Мексика и т.д., а с другой стороны, утверждают, что неподписание договора с НАТО может изолировать Россию, будто свет клином сошелся на НАТО. Вообще мне представляется, что в случае с НАТО в ходе переговоров доминировала ложная дилемма, причем не только в общественном сознании, но и у специалистов: или изоляция России в случае неподписания договора с НАТО, или конфронтация с НАТО с необходимостью принятия ответных адекватных шагов.

Как было отмечено выше, России не грозит изоляция в многополярном мире. Одновременно, даже при расширении НАТО и отсутствии договора с альянсом, нет никакой необходимости немедленных действий по нейтрализации последствий этого шага со стороны альянса, так как все аналитики как на Западе, так и в России согласны с тем, что НАТО не собирается напасть на Россию. Однако неподписание невыгодного для России Акта оставило бы руки России развязанными как по отношению к НАТО, так и к странам Восточной Европы и бывшим республикам Советского Союза. Одновременно заставило бы страны НАТО и тех, кто хочет присоединиться к блоку, самим принимать решения и самим же нести полную ответственность за них в условиях, когда Россия недвусмысленно дала бы понять, что она рассматривает эти действия как недружественные по отношению к ней и оставляет за собой право ответить на них тогда, с теми и в той форме, когда, с кем и как она сочтет это нужным.

Подводя итоги анализа сложившейся ситуации в связи с подписанием Акта Россия-НАТО, можно сказать, что, увы, российская дипломатия, начиная с Шеварднадзе, не научилась добиваться своих целей, еще ни разу не смогла сказать решительное “Нет” заказным партнерам, если соглашения с ними явным образом противоречили ее интересам (вспомним хотя бы недавнее сокрушительное поражение российской дипломатии на Балканах). Она по-прежнему действует по навязанным ей правилам и никак не может превратиться из объекта международных отношений на западном направлении своей внешней политики в дееспособный субъект.

Андраник МИГРАНЯН


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ДАВОС ПРОШЕЛ, А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ
ЧАТНИ – СОУС К РАЙСКОМУ НАСЛАЖДЕНИЮ
ДАНАЙСКИЙ УДАР ПРЕЗИДЕНТА
ДЕТИ ПРИЮТОВ. КОСТРОМСКАЯ ОБЛАСТЬ: ПРИМЕТЫ ВРЕМЕНИ
ПО КОЧАНУ
НОВАЯ ОХОТА НА ПРИВЕДЕНИЯ
ВКУС РЕПЫ И ЗАПАХ ЧЕСНОКА
НЕ ЛОВИТЕ ЭТУ РЫБКУ В МУТНОЙ ВОДЕ
СКВЕРНЫЕ ДЕТИ. АЛКОГОЛЬ, РАЗВРАТ, НАРКОТИКИ
Как Вы оцениваете отставку бывшего министра обороны?
ИМПЕРСКИЙ УРОК
БОРИС! ЗАЧЕМ ОБИДЕЛИ ЮРОДИВЫХ?
РЕИНТЕГРАЦИЯ ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА БЕЗ РОССИИ – ВЗРЫВООПАСНАЯ УТОПИЯ УКРАИНСКОГО РУКОВОДСТВА
РЕЖЬТЕ, БРАТЦЫ, РЕЖЬТЕ…
ИСЧЕРПАЛА ЛИ РОССИЯ ЛИМИТ НА РЕВОЛЮЦИИ?
ПОДУМАЙТЕ О РОССИИ. К 85-ЛЕТИЮ ЛЬВА ОШАНИНА
ПРОДАЕТСЯ РОССИЯ: МНОГО В НЕЙ ЛЕСОВ, МОРЕЙ И РЕК
ВЛАСТИТЕЛЬНЫЕ НАРЦИССЫ И НИМФА ДУМА
ЗАКОН ПРИСВОЕНИЯ ЭНЕРГИИ. НЕФТЕГАЗОВЫЙ КОМПЛЕКС ВСТУПИЛ В НОВУЮ ПОЛОСУ ПЕРЕМЕН
ОТСТАВИТЬ! СТАРЫЙ ГЕНЕРАЛ И МОЛОДЫЕ РЕФОРМАТОРЫ


««« »»»