Подкравшийся незаметно

Повесть о настоящих людях

Все совпадения имен и событий считать случайными

1.

Явлинский был евреем. Он нисколько не скрывал это и совершенно не стеснялся. Приходил и прямо так и говорил: “Я еврей! А что, не нравится?”. Все терялись, смущались даже как бы и начинали убеждать Явлинского, что никто против его национальности ничего не имеет.

– Как это не имеет?! – возмущался Явлинский. – Сами, небось, думаете: вот, пришел жид проклятый, ферфлюхте юде. А говорите, что не имеете ничего против. Это просто ханжество! Имейте же совесть сказать то, что думаете. Не бойтесь пострадать за убеждения.

Но все боялись говорить Явлинскому ту правду, которую он так хотел услышать, потому что знали – в детстве Явлинский занимался боксом. К юности он уже мог свалить ударом кулака годовалого бычка. В зрелом возрасте Явлинский увлекся карате, получил черный пояс девятого дана и ударом пальцев запросто вышибал глаза. С виду легким ударом ноги или руки он гнул на 90 градусов железные ломы. Это страшный человек.

Именно поэтому люди за версту обходили Явлинского. Как только Гриша выходил во двор, ребята шумели: “Ата-а-ас!!!” Двор вымирал. Явлинский уже привык к этому и потому несказанно удивился, когда однажды увидел, как одна красивая девушка не убежала со двора, подтянув юбку, а осталась на месте.

Она была просто глуховата, но Григорий-то этого не знал! Он отнес необычайный поступок девушки на счет ее смелости и удивился. Его задела такая вызывающая позиция… Читатель уже ждет, что именно эта девушка стала потом женой Явлинского. Что он долго лечил ее от глухоты, а она его от агрессивности, и в результате все стало просто чудесно, и они стали жить и добра наживать. Я понимаю чаяния читателя. Но увы, жизнь гораздо проще и совсем не похожа на сказку про Золупушку или как ее там, Золушку, что ли…

А правда такова, что удивленный нахальством пришлой девушки Явлинский решил помериться с ней силой, подошел и рванул на своей груди застиранную майку. Он ожидал от соперницы адекватных действий, но не дождался: девушка не могла порвать свою футболку, поскольку тогда бы обнажилась ее грудь, завиднелись соски и девичья честь была бы посрамлена. Ведь по молодости девушка еще не носила лифчик, так как ее грудь и без того была твердой и упругой.

2.

Кстати, развеем миф о том, что лифчик укрепляет и отверждает грудь. Ничуть не бывало! Грудь не клей, а лифчик не отвердитель. Он только создает иллюзию, что грудь стоит. На самом деле при снятии лифчика эффект пропадает – грудь просто падает на пол.

Хотя вообще-то Явлинский любил хорошее нижнее белье. Он просто балдел, когда видел трусы из ажурной мешковины или чулки из того же материала. Эта любовь к мешковине у хулигана шла из подсознания. Все приятные воспоминания жизни были связаны у Явлинского с мешковиной. В юности он грузил мешки с картошкой. Мать его была прачкой и стирала солдатские вещмешки, а отец работал на мешкопошивочной фабрике, поэтому дома всегда было полно мешков и мешковины.

Не подумайте только, что отец хулигана воровал мешки с работы. Нет, он уносил с работы работу! Явлинский-старший настолько любил свою работу, что даже продолжал делать ее дома, во внерабочее время. Для этого ему и приходилось брать с работы мешковину и ночами чудесным образом превращать ее в прекрасные мешки. Кстати, насчет чудесного образа…

3.

Была у Явлинского-старшего небольшая иконка, чугунный образок, который достался ему по наследству от предка Ильи Муромца, славившегося на весь Муром пьянками и безудержным бахвальством. Говорили, что эту иконку подарил Илье Муромцу сам Сергий Радонежский в честь победы Дмитрия Донского (Ди-ди, как его ласково звала жена Сергия) в Куликовской битве. Нет, тут положительно необходимо отступление!..

4.

Когда татары на своих низких лохматых степных лошадках, похожих на табуретки, впервые приехали на Русь и привезли с собой в обозе многочисленные дары, русичи встретили их угрюмо. Покидав дары на свои телеги, русичи молча развернулись и уехали. Татары, среди которых было много монголов, растерялись. Но юродивые на обочине объяснили им, что русские приняли их хорошо, остались довольны подарками и даже прозрачно намекнули, что неплохо было бы еще подвезти.

– Как? Каким именно образом намекнули? – спросил подавленный предводитель мирных монголов Чингиз-беспощадный.

– Не избили – раз, – звеня веригами, ответил прокаженный кастрированный дурак. – А второе – главный русский, Владимир Красное Солнышко, когда грузил куски золота на свою кибитку, буркнул под нос: “Ажно како есмь вельми хоцца”. Это значит, что он еще хочет от вас золота. Собственно потому русичи вас и отпустили, чтобы вы имели возможность съездить еще за золотом.

И каждый раз, когда татары купно с монголами приезжали на Русь с золотом и богатствами, ненасытные русские бранили их за малое количество и требовали еще. В последние поездки даже участились случаи избиений русскими татар и людей монгольской национальности. Много веков стонали татары под игом Руси, везли пудами золото и сибирских соболей сороковичок. Татары стонали, а русичи только зело смеялись:

– Выдь на Волгу – чарльстон раздается!

И после этой нелепой шутки пускались в пляс вприсядку, подкидывая ноги в красных сафьяновых сапожках. А слепые гусляры, размахивая сивогривыми головами, лабали им мелодии. Вволю наплясавшись, лесные братья пили медовуху и гоняли узкоглазых по берегу Калки. Некоторые, особо озабоченные, даже сымали порты и носились за тщедушными “монгольцами” с криками:

– Вот вам Калка, а вот вам палка!

Сам Чингиз-бесстрашный предпочитал не ездить на Русь с данью, а посылал послов, так называемых баскаков. Однажды с послами случилась пренеприятнейшая история. Русичи положили их на землю, прикрыли сверху досками и уселись на эти доски пировать. Некоторые баскаки померли.

После этого терпение монголов лопнуло, и визирь Чингиза Батый написал ярлык русскому князю следующего содержания:

“Великий Княже!

Дошли до меня слухи, что некоторые мои баскаки померли от вашего пира. А ко мне с воем и плачем прибежали чада и домочадцы покойных неудачных баскаков. Это, конечно, неприемлемо. Чад и домочадцев я наказал боем, заставил пить айран, но и тебе, светлейший старший брат мой, хочу малость попенять: негоже баскаков морить, ибо кто же тогда тебе будет возить нашу дань – золото, соболей, пеньку, узкоглазых девок?! Мой народ мечтал бы о том, чтобы как можно меньше баскаков погибало на твоих милостивых пирах, а как можно больше привозили дани.

Заранее благодарен, твой Чингиз”.

Возмущению русского князя не было предела: этот недочеловек, проклятый нацист еще смеет называть себя его братом!!! Сроду у него не было таких братьев-уродцев! На всякий случай Владимир Красное Солнышко даже уточнил у матери, не рожала ли она такого Чингиза. Глупый вопрос. Не рожала.

Тогда Владимир решил крепко проучить самозванца. Князь дал поручение своему сыну Дмитрию Донскому устроить погром “в лежбище котиков”, как он говорил. То есть учинить резню татар и лиц монгольской национальности. Донской наточил засапожный нож и пошел за благословением к Сергию Радонежскому. Сергий как раз принимал ванну в окружении наложниц-кореянок, присланных в подарок Чингизом-беспощадным. Услышав про резню, он загорелся:

– Давно пора! Житья уже не стало от этой сволочи. Завалили своим дерьмом, некачественными товарами всю Россию, понимаешь! Благословляю. Иди и перемочи их всех. Я даже дам двух мужиков из своей охраны, которые тебе помогут.

Когда Донской увидел Пересвета и Ослябю, он прослезился: это были вылитые Чук и Гек! Оба монаха страдали прогрессирующим слабоумием, за что им собственно и дали такие недоделанные имена. Зато это были очень мощные парни с крепкими кулаками.

Втроем – Дмитрий Донской и два дебила – русичи отправились в Монголию, в город Караван-Сарай, столицу кочевого народца. Что они там устроили, это можно описать только в рубрике “Срочно в номера” под каким-нибудь таким заголовком типа “Скоро в Москве всем татарам будут отрывать половые органы”, или “Группа маньяков заразила СПИДом монгольское войско”, или “Сбежавшие от врачей олигофрены загасили очаг цивилизации”.

…Вот так была свергнута тысячелетняя татаро-монгольская электрификация плюс советская власть всей страны. Илья Муромец и группа “Монгол-Шуудан” в битве народов не принимали никакого участия.

Но уж больно нравился Илья Муромец Сергию Радонежскому! Когда Сергий был молод, он тоже воровал с огородов тыквы и докуривал бычки старших товарищей. Это потом уж он пробился до начальства, поднялся в деньгах и мог покупать магазинные сигареты, а не курить самокрутки да козьи ножки. Сергий был хорошим начальником, он не давил на подчиненных досками во время пиров, не гасил о чужие лбы сигареты, не использовал секретарш в качестве объекта сексуальных домогательств. За это его и признали святым Варфоломеем и периодически устраивали в его честь карнавальные ночи одноименного названия. Карнавальными ночами маскарадники давили всех досками, гасили о лбы прохожих сигареты и использовали секретарш по прямому назначению – то есть делали все те милые глупости, которыми не успел насладиться в жизни святой Варфоломей, он же грешник Сергий Радонежский. И то верно: хочешь быть монахом – не позволяй себе многих мелких радостей жизни.

Короче говоря, Сергий подарил Муромцу чугунную иконку, которую выковал сам из куска арматуры. Иконка весила четыре пуда, что составляло несколько десятков с половиной килограммов. Муромец поначалу подложил иконку вместо краеугольного камня под угол своей новой избы. Фундамент учинил.

Потом Илья умер, изба сгнила. А иконка перешла по наследству потомкам Ильи Муромца – роду Явлинских, польских шляхтичей из бедной еврейской семьи. Поколения Явлинских передавали эту иконку от отца к сыну и носили на шее. Носил ее одно время на шее и Явлинский, но по неопытности он вдел в ушко иконки вместо пенькового каната рояльную струну и чуть не задушился. Пеньковый канат ему, видите ли, натирал шеищу!

Зато от рояльной струны на шее Явлинского образовался такой урон организму, что чуть не отделилась от туловища самоё голова! После чего Явлинский написал и отнес в правительство сценарий выхода из кризиса под названием “Шея”. Сценарий приняли, но денег не заплатили.

5.

Забыл оповестить, – дворовый хулиган Явлинский после встречи с той девушкой, которая постеснялась показать ему соски на грудях, резко изменился. Его буквально поразила такая целомудренность, Гриша задумался о том, так ли он живет, поступил в музыкальную школу по классу флейты и увлекся экономикой.

Несколько раз он выдвигал свою кандидатуру на выборах в президенты, но одерживал поражение. А все исключительно потому, что не вошел в альянс с Пугачевой!..


Александр Никонов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

RADIOHEAD: История великого альбома.
ИНОГО НЕТ У НИХ ПУТИ
БАРРИ УАЙТ ОТМЕНИЛ КОНЦЕРТЫ
RadioCD-12
“СТАРУШКА БЕТТИ” ПОЛНА РЕШИМОСТИ
ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ КАМЕННОЙ ЛЕДИ
ЛАЙЭМ ГЭЛЛАХЕР ЖАЛУЕТСЯ НА ЖЕНУ
ГЕТЕРОSЕXУАЛЫ ИЗ ГРУППЫ “НА-НА”
ФОНОГРАММНАЯ ПОПРАВКА ИОСИФА КОБЗОНА
ОЛЕГ МЮНХГАУЗЕН ВЕРНУЛСЯ
Поддержка падающего
Полезные советы
РЕЖИССЕР С РУЖЬЕ
ЖУЛЬЕ ДЛЯ РЫКЛИНА
МЕЧТЫ ПРИВОДЯТ В РАЙ
ЗРИТЕЛИ АПЛОДИРОВАЛИ МСТИТЕЛЮ
ЛЮБОВЬ КАК ИСТОРИЯ ГРЕХА
Жутко страшный кошмар
У КОММУНИСТОВ НЕТ ОТЕЧЕСТВА
ФАНАТКИ BEATLES БЫЛИ ГОТОВЫ ОТДАТЬСЯ
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И ТАПКИ, ИЛИ ХИТРАЯ ПОЛИТИКА ШЕНДЕРОВИЧА
КОЗЫРЕВ ПРЕВРАТИЛСЯ В ДЕДА МОРОZА
У ДЖЕРИ ХОЛЛИУЭЛЛ ВОСПАЛЕНИЕ ЛЕГКИХ
Что ищет он в стране далекой?
ДОРОЖНЫЕ НЕУРЯДИЦЫ НИКОЛАЯ НОСКОВА
Полезные советы2
ЗАНАВЕС ТАК И НЕ ПОДНЯЛСЯ
ПО ВЕЧЕРАМ ПО РЕСТОРАНАМ
РУССКИЙ ГЕМОРРОЙ
ДМИТРИЙ РЕВЯКИН ПОВРЕДИЛ СПИНУ


««« »»»