Россия – Болгария и Газпром

В то время как Болгария надолго исчезла с экранов нашего телевидения и с газетных страниц, отошла далеко на периферию внимания российского общественного мнения и политических кругов, в самой Болгарии за последние годы российский фактор никогда не терял своего значения. В последние несколько месяцев он особенно властно присутствует в политической и общественной жизни страны и заставляет основные политические силы Болгарии определиться по отношению к своему бывшему “старшему брату”.

1.

Возросшим интересом Болгарии к России за последние несколько месяцев мы обязаны не МИД РФ или же Минобороны, что было бы естественно, учитывая тот факт, что вслед за ближним зарубежьем, Балканы традиционно являются самым важным регионом для России, а присутствию здесь российского концерна “Газпром”.

При полном неведении российского общественного мнения и политических кругов в Болгарии в последние месяцы развязана оголтелая кампания против России. Демонизация российского газового концерна достигла такой степени, что следует ожидать, что при сохранении в болгарских СМИ столь массированной антироссийской и антигазпромовской кампании детей в этой стране скоро начнут пугать Рэмом Вяхиревым. Трудно в рамках одной статьи разобрать все аспекты новых российско-болгарских отношений, сложившихся после прихода к власти Союза Демократических Сил (СДС) в Болгарии, и проанализировать роль концерна “Газпром” в этом контексте. Однако без трезвой оценки нынешних реалий в некогда самой близкой к СССР стране бывшего соцлагеря как общественное мнение в России, так и политический класс останутся в плену иллюзий “вечной дружбы и славянского братства между русским и болгарским народами”, а балканская политика России в целом, и, особенно ее болгарское направление, будет такой же импотентной и бессмысленной, как и в предыдущие годы.

2.

Прежде чем проанализировать роль “Газпрома” как во внутриболгарском политическом контексте, так и в российско-болгарских отношениях, я попытаюсь хотя бы вкратце сформулировать стратегические цели нынешних болгарских властей и определить место России в этой стратегии. По мнению как политиков из СДС, так и аналитиков из мозговых центров, идеологически и информационно оправдывающих политику президента и правительства, главными приоритетами для Болгарии являются: 1) стремление к членству в НАТО; 2) членство в ЕС; 3) обеспечение условий для эффективного регионального сотрудничества в сферах экономики, политики и безопасности; 4) нормализация отношений с Россией.

Таким образом, в болгарских внешнеполитических приоритетах Россия занимает лишь четвертое место. При этом новые отношения с ней предполагается устанавливать и развивать в весьма специфическом контексте. Во-первых, болгарско-российские отношения требуется очистить от любых эмоциональных наслоений исторического, культурного, этнического, лингвистического и иного непрагматического характера. Это прямо обращено против всех тех политиков как в России, так и в Болгарии, которые все еще наивно рассуждают об исторических, культурных, религиозных, языковых, общеславянских корнях и многовековой дружбе. Во-вторых, определяясь по отношению к России в специальной декларации парламента, болгарский политический класс подчеркнуто дистанцировался от России и, видимо, испытывая определенный комплекс неполноценности по отношению к прежним болгаро-советским отношениям, выхолостил суть этих отношений. Содержание данной декларации дало мне основание сказать на ноябрьской конференции в Софии, организованной ассоциацией Болгария – Россия, что такую декларацию болгарский парламент мог бы принять и по отношению к Гондурасу или Берегу Слоновой Кости. Подчеркнутое дистанцирование от России и откровенно недружественные шаги болгарских властей, вытекающие как из комплекса неполноценности, так и из желания выслужиться перед новыми партнерами (Турция, Запад), выразились в систематической травле российского посла в болгарских СМИ, в том числе при участии высших должностных лиц государства, в отказе предоставить слово российскому послу на митинге, посвященном взятию Шипки (впервые за всю историю российско-болгарских отношений было отказано представителю России в выступлении), неприглашение представителя РФ на конференцию министров обороны стран юго-восточной Европы, прошедшей в Софии, и т.д.

3.

В-третьих, пытаясь оправдать коренной поворот болгарской внешней политики с России на Запад, ряд аналитиков СДС пытаются подвести под этот поворот идеологическую базу. Опираясь на весьма поверхностные рассуждения и произвольное деление стран на различные цивилизации, сделанные известным американским политологом С.Хантингтоном, согласно которому Россия не относится к европейской цивилизации, идеологи СДС оправдывают этот поворот болгарской внешней политики тем, что якобы они оказались перед дилеммой: Россия или Запад и вынуждены выбирать Запад. Выбор в пользу Запада новые болгарские демократы помимо всего прочего стараются объяснить еще и фундаментальными цивилизационными различиями.

Таким образом, со стороны новых властей Болгарии в лице СДС принята стратегия по радикальной смене парадигмы в отношениях Болгарии с Россией. Хотя в болгарском обществе, в его политических кругах значительные силы все еще не готовы принять эту новую парадигму и ощущают многовековую культурную, историческую, религиозную и иную общность с Россией, однако не они сегодня определяют политику Болгарии в отношениях с Россией. С сожалением следует констатировать, что политика МИД РФ и российских властей, призванных осуществить защиту российских интересов в этом ключевом для России регионе, вызывает также мало надежд и оптимизма у политических и общественных сил Болгарии, традиционно с симпатией относящихся к России. По всей вероятности, подобная переориентация болгарской внешней политики прошла бы безболезненно и российские власти даже не заметили бы этого, если по стечению обстоятельств в болгарской экономической жизни не был бы столь серьезно представлен российский концерн “Газпром”.

4.

А теперь попытаемся разобраться в сути противоречий между “Газпромом” и болгарскими властями в контексте сложившихся в настоящее время российско-болгарских отношений. Болгарская сторона, развязав антигазпромовскую кампанию, пытается представить его в качестве орудия русского империализма на Балканах. Самое смешное и одновременно трагичное для России в этом утверждении то, что “Газпром” сегодня при всем своем желании не может быть инструментом империалистической политики России.

Дело в том, что в сегодняшней России отсутствует государственная субъектность или, если хотите, отсутствует государство как специфическая корпорация, способная мобилизовать необходимые ресурсы для реализации агрегированных целей общества и государства, которые формулирует эта корпорация во внешней и внутренней политике. Именно в этом причина отсутствия в российских СМИ какого-либо внимания к перипетиям болгаро-газпромовских разборок, вокруг которых сфокусирована вся политическая жизнь Болгарии. Новые болгарские власти пытаются добиться от “Газпрома” фактического пересмотра договоренностей о поставках и транзите газа через Болгарию. Речь идет в первую очередь об изменении состава акционеров компании “Топэнерджи” – партнера Газпрома в Болгарии, 50% акций которой принадлежит российской компании. По мнению неангажированных аналитиков, цель данной акции – устранение неугодных для нынешних болгарских властей акционеров “Топэнерджи”, которые имеют контакты с Болгарской Социалистической партией. По логике нынешних властей передача 50% пакета акций “Топэнерджи” государственной компании “Булгаргаз” подорвет финансово-экономические основы коммерческих структур, связанных с БСП, и лишит эту партию серьезной финансовой поддержки на будущих выборах.

Таким образом, новые “демократические” болгарские власти собственные действия по удушению внутренних политических противников пытаются прикрыть провокационной демагогией об империализме “Газпрома”. При этом аналитики либерал-демократического толка странным образом даже для проформы не возмущаются по поводу того, что государство в столь нелиберальной форме пытается установить свой контроль над “Топэнерджи”, вытолкнуть из этой компании частные предпринимательские структуры, пытаясь, как говорили некогда большевики, сохранить под государственным контролем стратегические отрасли экономики.

5.

Следующая серьезная претензия болгарской стороны к “Газпрому” связана с предстоящим пересмотром цены на газ после истечения в мае 1997 г. обязательств РФ по поставкам в Болгарию природного газа в счет Ямбургского соглашения. Российская сторона считает, что поставки газа могут быть продолжены на коммерческой основе с расчетами за газ только в СКВ. Подобное намерение “Газпрома” вызвало бурю негодования в политических и аналитических кругах, стремящихся представить этот шаг “Газпрома” как антиболгарскую акцию, способную вызвать целый ряд негативных последствий. Те же политики и аналитики из СДС, которые ратуют за прагматизм политики по отношению к России, за отказ от исторических и иных сантиментов, за вхождение Болгарии в НАТО и ЕС, российских политиков и менеджеров из “Газпрома” шантажируют тем, что в подобном случае Болгария окажется не в состоянии платить за газ, народ зимой замерзнет, и в стране усилятся антироссийские настроения. Таким образом, в отношениях с Россией как болгарские политики, так и аналитики из СДС придерживаются двойных стандартов. Когда речь идет о переориентации Болгарии на Запад в экономике, внешней политике и в военных вопросах (в этом случае надо забыть о всяких сантиментах, существующих между Болгарией и Россией), – они прагматики. Но они же вдруг становятся очень сентиментальными и призывают российские власти думать о чувствах болгарского народа к России, когда речь идет о столь естественном прагматизме, который является неотъемлемой частью любого бизнеса и который пытается реализовать “Газпром” в своих отношениях с Болгарией.

6.

С сожалением приходится констатировать, что российской стороне в своих отношениях с Болгарией пока что плохо удается проявлять жесткий прагматизм. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что сегодня наши бывшие болгарские друзья уже забирают неоплаченный газ сверх нормы (только за декабрь 100 млн куб.м), чтобы не вызвать в свой адрес гнева населения, при этом продолжая оголтелую антироссийскую и антигазпромовскую кампанию в болгарских СМИ. Видимо, и руководству “Газпрома” следует освободиться от сантиментов, связанных с действительно вековой дружбой, исторической и культурной общностью с болгарским народом, и преподнести жесткий урок прагматизма ныне очищенным от “всего этого старого хлама” демократам в Болгарии, которые так восторгаются ценностями рынка и свободной конкуренцией. Уверен, что как российский народ, так и политические круги единодушно поддержат любые, самые жесткие шаги “Газпрома”, если они в достаточной степени будут информированы о том психологическом и политическом контексте, который сложился в болгаро-российских отношениях и в котором вынужден действовать “Газпром”.

7.

В заключение хотелось бы отметить, что в конце ХХ в. нигде в мире корпорации, конечно, не действуют исходя исключительно из своих коммерческих интересов, не говоря уже о тех корпорациях, в которых контрольный пакет находится в руках государства. Если коммерческий интерес корпорации вступает в конфликт с национальным интересом, любое западное государство с рыночной экономикой заставляет бизнес подчиниться высшим интересам государства, даже если при этом бизнес несет финансово-экономические потери. Это мы наблюдали в случаях запрета правительством США продажи американскими компаниями суперкомпьютеров СССР, а затем и России и недопущения американских компаний к участию в разработке нефтяных и газовых месторождений в Иране. Когда на ноябрьской конференции болгарские друзья призывали нас мобилизовать политические и общественные силы в России, чтобы повлиять на “Газпром” с тем, чтобы сохранить льготные цены на газ для Болгарии, мой вопрос в многочисленных аудиториях, обращенный как к политикам, так и к аналитикам, о том, какие высшие национальные интересы могут побудить российскую власть заставить коммерческий концерн, работающий в рыночном режиме, снизить цены на газ в убыток себе и уступить по другим важнейшим вопросам, так и остался без ответа. Из этого нам остается сделать однозначный вывод: нынешние болгарские власти хотят быть прагматиками в отношениях с Россией, когда речь идет о НАТО, ЕС и т.д. И здесь они рассчитывают на понимание российской стороны. Они одновременно рассчитывают, что России не следует быть прагматичной, она должна продолжать эпоху Брежнева – Живкова в одностороннем порядке, чтобы в одностороннем же порядке сохранить верность исторической дружбе и культурно-религиозной общности. Приходится только сожалеть, что Россию хотят держать в дураках как бывшие враги, ставшие партнерами, так и бывшие друзья, рискующие стать недругами.

Андраник МИГРАНЯН


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Небольшое путешествие по Владимирщине
Будем защищаться “тридцатьчетверками”
М.Камдессю! Работа адовая. Будет делаться и делается уже
Ароматы праздника
Обыкновенные приключения иностранцев в России
Волшебная лунка
Рекомендации
Шторма и штурмы
Выход есть! Его не может не быть
Простудился и охрип – это грипп
Ирония судьбы деда Андрея
Что бы Вы хотели пожелать россиянам в будущем году?
Офицеры запаса Орловщины
Есть ли предел трагическому падению России?
Елочка, зажгись!
Бусы повесили, встали в хоровод
Гость в доме – хозяин
Славные страницы и черные периоды. К 80-летию создания ВЧК
Удачи и счастья в Новом году!
Немецкий Санта Клаус не оденет роскошную шубу
Хроника партийной жизни
Резолюция
Дети разных народов – как живется нам в единой России?


««« »»»