Объединение России и Белоруссии

1. Как Вы оцениваете борьбу московского мэра за объединение России и Белоруссии?

2. Насколько сегодняшние общество и власть отвечают критерию патриотизма 1945 года?

АЛЕКСАНДР ЦИПКО,

политолог

10

4

СЕРГЕЙ БАБУРИН,

вице-спикер Государственной Думы

10

4

ВЛАДИМИР ЛУКИН,

председатель комитета по международным делам Государственной Думы

7

2

АЛЕКСЕЙ КАРА-МУРЗА

5

5

ДМИТРИЙ ОЛЬШАНСКИЙ

8

3

АЛЕКСАНДР ЦИПКО:

1. Открытое и резкое выступление Юрия Лужкова против тех сил, которые, как он говорил, “способствовали распаду СССР”, можно расценивать как поворотное событие в политической жизни посткоммунистической России.

Мы являемся свидетелями окончательного раскола политической элиты по преимущественно этническому признаку. Практически все политики русского происхождения, независимо от их мировоззрения (здесь уж нет различий между Лужковым и Зюгановым), активно поддержали решительные усилия Ельцина и Лукашенко. Теперь уже можно говорить о группе Черномырдина-Лужкова-Зюганова-Строева, объединенной интересом сохранения целостности России и восстановления исторически сложившихся братских отношений между православными славянскими народами бывшего российского государства.

Лужков не просто примкнул к группе государственников-патриотов – он по сути становится наиболее жестким и непримиримым противником идеи космополитизации России. Это дает новые надежды, но и грозит новыми опасностями. Любая попытка наших либералов-космополитов перейти в новое наступление и полностью контролировать страну может окончиться жестким столкновением противостоящих друг другу группировок.

Думается, что группа Чубайса должна трезво оценить обстановку и отказаться от идеи тотальной конфронтации с национально-ориентированными силами. В новой ситуации опять очень многое зависит от Ельцина. Он должен, по крайне мере, развести стоящие лоб в лоб и готовых к силовым методам противостояния группировки.

2. Ни власть, ни общество не прониклись сознанием ответственности за национальное бытие. Казалось бы, что патриотические лозунги и ценности как раз и должны были заполнить вакуум левых идей, что мы должны двигаться от марксизма-ленинизма к патриотизму. Но на самом деле патриотические мотивы в периоды президентских выборов не доминировали. Голосования носили протестный, но не патриотический характер. По этой причине радикал-демократы не только сохранили власть, но и укрепили ее.

СЕРГЕЙ БАБУРИН:

1. Исключительно высоко, среди политиков на патриотическом фланге политической элиты России фигур, имеющих убеждения много, а имеющих убеждения и рычаги власти – мало. Но к этим малым принадлежит градоначальник Москвы – Юрий Михайлович Лужков. Его поддержка не только в вопросе объединения России и Белоруссии в единое государство, но и российского статуса города-героя Севастополя много значит и с моральной, и с экономической точки зрения для решения этих проблем. Ибо он не только говорит, но и используя свои возможности главы администрации ключевого субъекта федерации нашей столицы, он экономически направляет возможности Москвы на объединение России и Белоруссии и решение других проблем. Это не означает, что у нас с ним полное совпадение взглядов по иным вопросам…

2. Надо напомнить уважаемым читателям, что был период времени, вскоре после 1991 года, когда официальная власть даже не пыталась на уровне, отвечающем исторической высоте этого события, отмечать День Победы Советского Союза в войне с фашистской Германией. Поэтому, если учесть, что власть в России осталась той же, можно смело говорить, что она ни в коей мере никакому критерию патриотизма, тем более уровня 1945 года, не отвечает. Она пытается мимикрировать, она пытается взять некоторые лозунги под давлением общества и начинает величайшие наши даты отмечать, в том числе и 9 мая 1945 года. Но в целом власть, конечно, никаким патриотизмом не отягощена.

С обществом вопрос более сложный. Общество сегодня расколото, то, что для одних является святыней, для других – обычный день календаря. Сегодня значительная часть общества, безусловно, начинает восстанавливать в себе те патриотические чувства, то патриотическое начало, которым отличалось наше общество в 45-м году. Но значительная часть общества сегодня представляет из себя “Иванов не помнящих родства” и просто откровенных смердяковых (герой Достоевского, лакей, который, как известно, говорил: “Я, Марь Ивановна, всю Россию ненавижу.”). Констатируя этот факт , я думаю, что не нужно впадать в уныние, а нужно заниматься воспитанием своих детей для того, чтобы таких смердяковых стало как можно меньше. Но все-таки большая часть общества, безусловно, отвечает этим критериям патриотизма, но, может быть, пока не на том уровне, как это было в 45-м году. Думаю, что это впереди.

ВЛАДИМИР ЛУКИН:

1. У нас, в России, политическая культура византийская. Это значит, что говоря одно, он имеет ввиду что-то еще… Помните, как в Византии, логофеты-советники императора говорили о сочетании звезд, а сами думали кого бы убить…

2. Не отвечает ни общество, ни власть. Общество другое и власть другая. А патриотизм, он всегда патриотизм, только компоненты другие.

АЛЕКСЕЙ КАРА-МУРЗА:

1. Серия последних заявлений Лужкова – заявка на то, чтобы окончательно зафиксировать “знаковость” своей фигуры в общероссийском масштабе: державник, но не коммунист, реформатор-практик, но не связан с ошибками правительственного курса. В этом контексте вопрос о государственном союзе с Белоруссией был использован Лужковым как важный инструмент в “лобовой атаке” на политических оппонентов. Однако, как всякая лобовая атака она может иметь двоякий результат. Впрочем, в год юбилея Москвы у Лужкова не будет недостатка в “информационных поводах”.

2. Патриотизм 45-го года был основан на чувстве общей Победы. В этом смысле современная ситуация принципиально отлична. Ни у власти, ни у общества нет повода для патриотического энтузиазма. Остается надеяться, что будет праздник и на нашей улице.

ДМИТРИЙ ОЛЬШАНСКИЙ:

1. Положительно. Имею честь состоять в одном общественном комитете за объединение России и Беларуси и имел счастье принимать участие в круглом столе в Президент-Отеле, где основные идеи по этому поводу и были высказаны. Почти полностью их разделяю.

Лужков стоит на ногах, а ноги на земле. Он говорит о конкретных проблемах, знает как их решать. Поэтому, если сравнивать стратегию и планы МВФ и планы Лужкова, последние боле реалистичны.

2. Какой патриотизм в 45? Это был пан-славянизм. Всю Европу завоевали. Победили наши идеи, победило наше оружие. Патриотизм был раньше, в 41-м.

Если говорить о патриотизме в военном смысле, то сейчас до него как до неба. Если говорить о патриотизме в государственно-державном смысле, то до него как до Луны.

Это изначально, в строительстве общества открытого типа заложены не патриотические идеи, а права человека, стоящие над правами государства и отечества. На этом основании зиждется либеральная идея всех реформ в России. Если на первом месте индивид, то он космополитичен. Гайдара во власти уже нет, но дело его живет.

Обществу – “5” баллов. Власти – “1”. Среднее арифметическое выходит “3”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГРАФ МОНТЕ-КРИСТО – МОГИЛЬЩИК ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
БЛИЦ-МОНОЛОГ МАРКА РУДИНШТЕЙНА
НУЖЕН ЛИ ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ?
ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ
Фестиваль-D.Lane (Word)
НОВЫЕ ШТРАФЫ
ВСЕ ДЕЛО В ПРЕЗРЕННОМ МЕТАЛЛЕ…
ПОМИЛОВАТЬ ПРОТИВНИКОВ И ПОРОТЬ ДРУЗЕЙ
ДВАЖДЫ ПРЕЗИДЕНТ КИРСАН ИЛЮМЖИНОВ: КАКИЕ НАШИ ГОДЫ?
“НОВЫЙ ВЗГЛЯД” НА МИР ИЛИ ДВА ГЛАЗА ЛУЧШЕ, ЧЕМ ЧЕТЫРЕ
Во все века Россия была страной экстремальных ситуаций…
БЕСПРЕДЕЛ НА СТРАЖЕ ЗАКОНА.
ОЧЕРЕДНЫЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ УСТУПКИ?
ЛУЧШИЙ ЦЕЛИТЕЛЬ РОССИИ
IMPERIO (Австрия)
НАРОДНАЯ ДРУЖИНА ГАИ
ЧТО УВИДЕЛ БЫ ДОСТОЕВСКИЙ, ПРИЕХАВ В СТАРУЮ РУССУ СЕГОДНЯ?
ОТЦЫ И ДЕТИ: НАЧАЛСЯ ПРОЦЕСС СМЕНЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПОКОЛЕНИЙ?
ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО И ПОЖНЕШЬ
НАКАЗАНИЕ БЕЗ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
ГОРОД НАДО ЛЕЧИТЬ… НО НЕ ШТРАФАМИ
ЛУЖКОВ ПЕРЕХВАТЫВАЕТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ИНИЦИАТИВУ
АКТИВНЫЙ, ДИНАМИЧНЫЙ, НАДЕЖНЫЙ
ЗАКЛАД НА НОВЫЙ ЛАД


««« »»»