ДВАЖДЫ ПРЕЗИДЕНТ КИРСАН ИЛЮМЖИНОВ: КАКИЕ НАШИ ГОДЫ?

У входа в московское постпредство Калмыкии бок о бок реют флаги этого субъекта Российской Федерации и федерации международной – шахматной. Подобное соседство, очевидно, должно постоянно напоминать, что Кирсан Илюмжинов – дважды президент. Республики Калмыкия и ФИДЕ. Кажется, Кирсан Николаевич не испытывает дискомфорта, одновременно сидя в двух креслах…

Впрочем, о предметах интерьера – чуть позже.

– Кирсан, как отпраздновали день рождения? Пожалуй, 35 лет можно назвать полуюбилеем.

– Не очень понимаю, что такое полуюбилей, да и вообще… День рождения не относится к числу моих любимых праздников. Вот Новый год и 23 февраля – да. День же рождения мне не нравится тем, что за неделю, а то и за месяц начинается головная боль: кого пригласить? Главная проблема, чтобы не забыть кого-нибудь. Чем дольше живешь, чем выше поднимаешься по служебной лестнице, тем больше людей надо звать. Раньше собирал родню, друзей, а теперь еще – коллег, партнеров, начальство… Когда-то я был Кирсаном – одноклассником, приятелем, знакомым, а теперь стал президентом республики, главой международной шахматной федерации. Если забудешь пригласить кого-то из товарищей, то человек подумает, что ты зазнался. Если не позовешь какого-нибудь министра, то тут уже дело посерьезней.

Помню, два года назад из-за невнимательности секретарши, потерявшей пригласительный билет, начальник главного правово-контрольного управления администрации президента Калмыкии не попал на церемонию инаугурации. Я заметил его отсутствие и через пару дней поинтересовался причиной. В ответ мне на стол легло заявление с просьбой об увольнении по собственному желанию. Человек из оплошности секретарши сделал далеко идущие выводы: раз меня не зовут на церемонию, значит, больше не доверяют – надо уходить. Разумеется, я и в мыслях не держал обидеть хорошего работника.

Так что с этими днями рождения, инаугурациями одни проблемы. Поэтому я думал, думал и решил 35-летие не праздновать. Вместо этого у нас в республике начался месячник по уборке территории. Я подал личный пример, первым посадив четыре дерева…

После субботника поехал поздравить участников межрегионального фестиваля по боевым искусствам – каратэ, дзюдо, айкидо, кикбоксинг, теквандо… К нам приехали спортсмены из двадцати регионов России. Я посмотрел несколько боев, а президент ассоциации боевых искусств подарил мне черный пояс каратэ.

Вечером в Элисте был концерт. Президент телеканала ТВ-6 Александр Пономарев привез к нам в город кабаре-дуэт “Академию”, который и выступил во Дворце детского творчества. Зал был забит битком. Получился очень хороший, практически семейный вечер. После концерта я успел на открытие ночного клуба в Элисте. Так прошел день рождения. По-моему, неплохо, да?

– А как с подарками?

– Борис Николаевич подписал указ о награждении меня орденом Дружбы народов. 24 апреля состоится вручение в Кремле.

– Это первый ваш орден?

– От Ельцина – да, первый.

– А от кого были другие?

– Патриарх Алексий II наградил меня высшем знаком отличия русской православной церкви – орденом святого Даниила I степени. Решение принималось Синодом, пришлось даже дважды по моему вопросу заседать – я же не христианин, а буддист и вдруг – христианская награда… Орден первой степени до меня имели только Патриарх и Борис Ельцин. Я оказался третьим награжденным. Уже после меня этой награды удостоился президент Казахстана Нурсултан Назарбаев

Какие еще подарки я в этот раз получил? Тигра уссурийского.

– Живого?

– Конечно. У меня в гостях были знакомые бизнесмены, они и подарили тигренка.

– Что будете с ним делать?

– Головная боль! На улицу ведь не выгонишь, жалко. Придется воспитывать. Правда, слон у меня уже есть – подарок президента Кении, тигр все же поменьше слона. А сколько раз мне обезьян презентовали, я уже и не вспомню, так что скоро можно будет персональный зоопарк открывать. Может, когда выйду на пенсию, стану с собственными зверюшками играться, как Майкл Джексон или его тезка Тайсон.

– Что-то рановато вы о пенсии заговорили. Вам бы, Кирсан, о другом побеспокоиться – как одновременно усидеть на двух президентских креслах. Вы раздвоения личности не испытываете?

– Я знал, на что шел. Народ Калмыкии переизбрал меня президентом республики на ближайшие семь лет, ФИДЕ мне руководить еще четыре года…

Наверное, это совмещение нормально. Должно же быть востребовано и мое дипломатическое образование – не зря ведь я МГИМО заканчивал. Кстати, не исключаю, что профессия сыграла определенную роль в том, что именно меня выбрали очередным, шестым по счету президентом ФИДЕ. Сегодня в эту организацию входит 157 стран, больше чем в какое бы то ни было другое международное объединение. Всемирная федерация шахмат была создана еще в 1924 году, одним словом, ФИДЕ на десяток лет старше Лиги Наций, предшественника ООН.

Факт и то, что я наиболее молодой из руководителей международных сообществ и единственный представитель государств Восточной Европы, которому доверено возглавлять столь крупную организацию. Не удивлюсь, если выяснится, что это достижение окажется достойным занесения в Книгу рекордов Гиннесса.

– Речь о спортивных федерациях?

– Нет, о любых международных объединениях. К тому же, ФИДЕ – это больше чем просто спортивная организация. Достаточно сказать, что многие национальные шахматные федерации возглавляют действующие политики либо влиятельные люди, ближайшие родственники глав государств. К примеру, председатель федерации шахмат Таиланда – премьер-министр страны, в Иордании за развитие шахмат отвечает старший брат короля Хусейна принц Мухамед, в Саудовской Аравии – сын короля, в Брунее – дядя султана, самого богатого человека мира… Можно не забираться так далеко, посмотреть, кто руководит шахматными федерациями в бывших социалистических и советских республиках. В Польше – председатель национального банка, в Киргизии – начальник республиканской налоговой инспекции, в Молдове – мэр Кишинева…

Дело, конечно, не в конкретных должностях людей, с которыми я сейчас постоянно общаюсь по служебной необходимости, а в том, что России надо бы, по-моему, активнее использовать возможности, которые предоставляет должность президента ФИДЕ.

Ведь это же удача, счастливое стечение обстоятельств, что россиянин возглавил столь уважаемую и авторитетную международную организацию! Иные люди жизнь посвящают тому, чтобы к старости стать членом президентского совета ФИДЕ. Нужно столько ступенек пройти… Я, пожалуй, единственный, кто сумел одним махом перескочить все карьерные барьеры. Конечно, философы говорят, что любая случайность – это скрытая закономерность, но, честно скажу, что, отправляясь в ноябре 95-го года в Париж на конгресс ФИДЕ, я и в мыслях не держал баллотироваться на пост президента. Предполагал выступить по единственному вопросу – рассказать о ходе подготовки к 33-й Всемирной шахматной олимпиаде, запланированной в Элисте. Идея бороться за место главы ФИДЕ пришла ко мне по ходу работы конгресса. В результате я был избран практически единогласно, за меня проголосовали 97 процентов участников того парижского заседания.

При этом я не устаю повторять, что шахматы – это мое хобби. Я не отношусь к работе в ФИДЕ как к основному своему занятию, не намереваюсь делать президентство профессией. Просто на определенном этапе я почувствовал, что мне тесно в Калмыкии, захотелось большего масштаба, простора. Всемирная шахматная федерация – это тот уровень, где можно было бы развернуться.

– Что-то мешает?

– Повторяю: я, в первую очередь, осознаю себя россиянином, поэтому и на посту президента ФИДЕ мне хотелось бы с большей пользой служить своей стране.

Почему-то за рубежом давно уже поняли, какую выгоду сулит председательство в организациях, подобных ФИДЕ, а мы никак в этом разобраться не можем. Думаете, случайно на конгрессе нашей федерации, проходившем в Ереване, была предпринята попытка сместить меня? Трех кандидатов подготовили – из Франции, Бразилии, США, на их предвыборную кампанию было выделено по правительственным каналам несколько миллионов долларов. Я не потратил ни рубля из российского бюджета и сохранил за собой президентское кресло. Не для себя сохранил – для России.

Чтобы никто не заподозрил меня в меркантильности, я даже отказался от зарплаты президента ФИДЕ, а это, к слову, 150 тысяч долларов. Если приплюсовать командировочные, премии и прочие материальные выплаты, получится около полумиллиона долларов. Я решил оставить эти деньги в казне ФИДЕ и руководить федерацией на общественных началах. Поначалу такой шаг приводил в изумление иностранцев, но я всем объяснял, что со времен пионерского детства и комсомольской юности привык делать работу за “спасибо”.

– И на чью благодарность вы рассчитываете?

– В первую очередь, любителей шахмат. Только в 96-м году я побывал в 42 странах, как мог, популяризировал игру, попутно изучал положение дел на местах. Я поставил перед собой задачу посетить все 157 стран, которые входят в ФИДЕ. Правда, 157 – это сегодня, еще около двадцати государств подали заявки на вступление в нашу организацию…

Я почувствовал, что ранг президента ФИДЕ позволяет мне сегодня открывать даже те двери, которые прежде были закрыты для президента Калмыкии и российского сенатора. Согласитесь, грех не использовать такую ситуацию. Я неоднократно докладывал и Борису Ельцину, и Виктору Черномырдину, что мы неразумно распоряжаемся должностью, за которую Запад готов платить миллионы долларов.

ФИДЕ – мощный политический рычаг. Почему бы на него слегка не надавить?

– Полагаете, членам федерации понравится, что вы так предполагаете распоряжаться своими полномочиями?

– Я же не собираюсь злоупотреблять. Но и пренебрегать возможностями глупо…

То, что российское руководство не использует внешнеполитический потенциал главы ФИДЕ я объясняю тем, что у Кремля сегодня хватает внутренних проблем. Но я не жду, пока кто-то обо мне вспомнит и даст задание. Неоднократно я брал инициативу на себя, самостоятельно готовил информацию о том, что казалось мне любопытным и полезным из увиденного и узнанного за границей. Скажем, я написал справку по Тайваню, которую направлял и в Министерство иностранных дел России, и в правительство.

Нередко мне приходится выступать как бы полпредом России за рубежом. К сожалению, нашу страну по-прежнему знают очень плохо. К примеру, я встречался с десятью ведущими филлипинскими банкирами. Мало того, что никто из них не был в России, все представления о нашей стране у них исчерпывались мнением, что у нас чуть ли не круглый год зима. Разумеется, ничего о российской экономике, структуре рынка мои собеседники не знали. Пришлось читать краткий курс экономической географии. На самом деле, я к этому привык за границей. Частенько мои пресс-конференции в качестве главы ФИДЕ превращаются в ликбез о России.

Не вижу в этом никакого злоупотреления служебным положением. Американцы готовы своим звездно-полосатым флагом весь мир укутать, заставить все человечество пить “Кока-Колу” и слушать Майкла Джексона, почему бы и нам не рассказать о том, что есть такая страна – Россия? Шахматы могут служить в этом хорошим подспорьем. Не забывайте, что лучшие на сегодняшний день шахматисты мира живут в нашей стране. Популяризируя игру, мы привлекаем внимание к ФИДЕ, а значит, через фигуру президента – и к России.

По CNN и ОРТ в течение двух месяцев шла телереклама под девизом “Играйте в шахматы”. Это реклама игры. А почему бы параллельно не показать по ведущим телеканалам мира и ролики о России, откуда родом ведущие мастера шахмат? Пусть все узнают, чем богата наша страна. Повторяю, шахматы – это та же политика.

– В Калмыкии вас не ревнуют к работе в ФИДЕ?

– Нет, дома понимают: все, что я делаю, это так или иначе служит на благо нашей республики. В Элисте проходил матч за звание чемпиона мира ФИДЕ между Анатолием Карповым и Гатой Камским. К нам приехали триста пятьдесят гостей из 67 стран мира – шахматисты, журналисты, бизнесмены… Элиста никогда прежде не видела такого количества иностранцев. Наша степная республика и мечтать о подобном не могла!

Раньше многие вообще понятия не имели, что есть такая Калмыкия, что она существует. О загранице и говорить нечего, даже в России люди нередко знать не знали, где наша республика располагается. Помню, призвали меня служить в армию. Попал я в Ростов-на-Дону. Сержант услышал, что я из Элисты, и спрашивает: “Наверное, у вас там холодно?” Он и не представлял, что Калмыкия соседствует с Ростовской областью.

Сегодня такие ляпсусы уже не случаются. Вслед за спортсменами, туристами в Калмыкию потянулись предприниматели, инвесторы. Поэтому, получается, работая в ФИДЕ, я работаю и на земляков.

Что же касается моей загруженности делами федерации, то, думаю, процентов тридцать рабочего времени я ежедневно отдаю ФИДЕ. Меньше никак нельзя. Ежегодно проводятся сотни международных шахматных турниров, параллельно идет подготовка к матчам на первенство мира… Если бы не четкая, слаженная команда опытных помощников, я, наверное, совсем зашился бы.

– К слову, почему вы отказались постоянно работать в швейцарской штаб-квартире ФИДЕ?

– Там, на берегу Женевского озера, конечно, неплохо, красиво, спокойно, сытно, но все же в Лозанну лучше приезжать на отдых, а не для работы. В Швейцарии темп жизни иной, все проистекает неторопливо, степенно. Я называю Лозанну зеленой могилой, мне там скучно. Я привык к другому ритму, поэтому наведываюсь в штаб-квартиру раз в два месяца, не чаще. Дел избыток, некогда сидеть на одном месте.

– Наверное, то, что вы по профессии дипломат, облегчает общение за рубежом?

– И не только там. Наверное, половина российского МИДа – мои знакомые, приятели, однокашники. По миру по этой же причине удобно ездить: в какой стране в российское посольство не придешь – обязательно повстречаешь кого-нибудь, с кем раньше учился.

– Знающие люди поговаривают, будто вы торите себе дорожку в высотку на Смоленской площади.

– Нет, я не думаю о том, чтобы сделать карьеру дипломата или дослужиться до поста министра иностранных дел. Я вообще никогда не планирую занять какие-то кресла. Не могу сказать, что заранее намеревался стать президентом Калмыкии или возглавить ФИДЕ. Для меня эти должности – средство, а не цель.

Что касается МИДа, то с Примаковым я был знаком еще до прихода Евгения Максимовича в министерство – все-таки оба по специальности востоковеды… Периодически встречаемся и сегодня.

– Вы показывали мне альбом, в котором собраны фотографии, запечатлевшие вас в обществе Саддама Хусейна. Догадываюсь, в гости к лидеру Ирака вы ездили не по личной инициативе?

– За последние два я был в Багдаде раз десять, не меньше. Началось все с того, что в 94-м году оркестр народных инструментов из Калмыкии поехал на фестиваль “Вавилонские ночи”. Выступление нашего коллектива произвело хорошее впечатление, музыканты заняли на конкурсе исполнителей первое место. Сын Саддама Хусейна, вручавший награды победителям “Вавилонских ночей”, передал мне через артистов персональное приглашение посетить страну с визитом. Я приехал в Багдад, и так получилось, что меня принял глава Ирака. Мы проговорили два часа, а затем Саддам Хусейн вдруг решил через меня переслать письмо Борису Ельцину. Разумеется, я выполнил просьбу. С той поры у нас завязались по-человечески добрые отношения с Саддамом Хусейном, я много раз бывал у него дома, дружен с семьей.

Кстати, у меня тесный контакт и с королем Иордании, которому я даже подарил лошадь… Вообще, надо сказать, круг моих знакомых после избрания на пост главы ФИДЕ значительно расширился. Может, вы заметили, что на открытие чемпионата мира в Элисту приезжал сын Алена Делона? Энтони Делон – мой добрый приятель…

Жду у нас в Калмыкии знаменитого аргентинца Диего Марадону.

– Вы верите, что это произойдет?

– Конечно. Диего мне обещал. Надеюсь, что он еще поиграет за наш “Уралан”.

Кого еще назвать? По-прежнему дружу с Бобби Фишером. Созваниваемся с ним чуть ли не через день. Бобби сейчас живет в Будапеште, но он тоже обещал приехать в Элисту.

– Погостить?

– Нет, надолго. Я сказал: “Бобби, если приедешь, я тебе дом подарю”. Видно, теперь раздумывает над моим предложением.

– Вы играли с Фишером в шахматы?

– Когда я был у него в Будапеште, Бобби предложил мне сыграть в новые шахматы. Он же придумал свою игру – Fisher’s new chess. Говорю: я, мол, старые шахматы еще не успел толком освоить, а ты мне новые подсовываешь… Как бы там ни было, но мы всю ночь ели калмыцкую черную икру и играли.

– И кто победил?

– Фишер, конечно. Это гений. Его превзойти невозможно, как не превзойти Моцарта или Эйнштейна. Фишер – это больше, чем шахматы, это явление в истории рода человеческого.

Помню, в нашей прессе были публикации, будто Бобби чуть ли не шизофреник. Когда я впервые его увидел, то сначала не мог отделаться от ощущения, что присматриваюсь к нему, проверяю, вполне ли он здоров. А потом я прогнал от себя дурные мысли, убедившись, что передо мной абсолютно нормальный человек, но только – гений. Нормальный гений.

– С Каспаровым ваши отношения окончательно испортились?

– С чего вы взяли? Некоторое время назад мне даже удалось усадить за стол переговоров Карпова и Каспарова. В моем кабинете все и происходило. Три с половиной часа обсуждали, как жить дальше, и в итоге принципиально договорились о проведении матча. Эта битва гигантов должна состояться.

– И все-таки: Гарри Кимович по-прежнему на вас обижен?

– Гарри – умный человек, поэтому не дает волю эмоциям. Да, поначалу он посчитал, что я его предал, но постепенно успокоился. Сегодня у нас вполне нормальные, ровные отношения.

Если продолжать рассказ обо всех, с кем свела меня судьба, то длинный список получится. К примеру, мы с вами сейчас пьем минеральную воду из чашек, которые мне подарила баба Ванга. Я к ней раньше каждые два-три месяца за советом ездил. Я вообще человек очень суеверный, убежден, что каждому начертана своя линия жизни, и изменить ее не в наших силах. Я знаю, наверное, всех отечественных экстрасенсов, астрологов, они периодически составляют для меня прогнозы. Конечно, интересуюсь не только личной судьбой, но и тем, что будет с Калмыкией, с Россией, а теперь еще – и с ФИДЕ.

– И что вам звезды говорят?

– Они мне благоволят. Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить…

Главное, чтобы сил на все задуманное хватило. Обычный рабочий день я начинаю в восемь утра, а заканчиваю в час ночи. Такой график я выдерживаю уже много лет, с той поры, как в институте стал изучать японский язык. В Элисте привыкли, что я могу назначить деловую встречу и в полночь, и даже позже. С часу ночи до трех я работаю с документами, книгами, потом – сон.

– Получается гибрид совы с повадками жаворонка.

– Наверное, так. Хотя, к примеру, писать мне удобнее по ночам.

– Писать – это вы о президентских указах или о литературе?

– Конечно, о беллетристике. Сейчас заканчиваю детектив с элементами фантастики – борьба черной и белой магии, космос…

– Вы себя прежде пробовали в этом жанре?

– Нет, можно сказать – дебют. До этого у меня были документальная повесть “Терновый венец президента”, две шахматные книги и сборник комиксов.

– Где предполагаете издать детектив?

– В Японии.

– Неужели вы и пишите по-японски?

– Нет, буду переводить.

– Кроме японского, по-каковски еще объясниться сможете?

– Английский – это мой рабочий язык, больше всего приходится общаться на нем. Сейчас занялся французским, немецким. Есть некоторое представление о персидском, монгольском, корейском, китайском языках… Была бы моя воля, больше занимался бы, но время, время…

– Жена ваша вышла на работу?

– Нет, она ведь сидела с маленьким ребенком. Сейчас сын уже учится в школе, и жена стала искать рабочее место. Не поверите, супруге президента трудно устроиться на работу. Тут ведь важно, чтобы комар носа не подточил.

– Вы по-прежнему живете в обычной городской квартире?

– Естественно. У меня есть в Элисте резиденция, но она предназначена для гостей. Думаю, уже пора и для себя что-нибудь построить. Имею право. То, что я обещал людям, сделано – есть и православный храм, и буддийский. Оба возведены на мои деньги. Теперь можно и о президентском жилье подумать.

– Смотрю, “Линкольн” вы сменили на “Роллс-Ройс”?

– Когда я стал президентом, то около пятидесяти своих частных машин отдал республике. В том числе и “Линкольн”. Друзья, родственники мне говорили: зачем раздариваешь, не век же ты будешь президентом…

А “Роллс-Ройсов” у меня три. Один – в Москве, второй – в Париже, третий – в Америке.

– К примеру, зачем вам машина в Париже?

– У меня там рабочий офис на Елисейских полях. Мне нравится этот город. В нем очень удобно жить, работать. Обычно я в загранкомандировки через Париж летаю.

– Логичный вопрос: откуда у президента маленькой степной республики деньги, чтобы арендовать офис в столице Франции?

– Это все деньги, заработанные мною до начала политической карьеры. Я ведь чуть ли первым в стране открыто заявил, что у меня есть миллион долларов, заработанных честным трудом. Кто меня тогда только не проверял – и ФСБ, и налоговая полиция… Я первым из бизнесменов пошел в большую политику. Сегодня там и Березовский, и многие другие, а в 93-м году таких были единицы. Я прямо сказал, что считаю себя не коммунистом и не демократом, а капиталистом, после чего в Калмыкию наведались 38 комиссий из различных инстанций. Ничего, выжил.

Сегодня я по-прежнему нигде не получаю зарплату президента Всемирной шахматной федерации оставляю в казне ФИДЕ, миллион рублей – оклад президента Калмыкии – перевожу в детский дом. Конечно, кое-кто продолжает шипеть в спину: бизнесмен, нахапал денег, а теперь отмывает. Я такие голоса стараюсь не слушать.

Упоение властью (а деньги – это тоже власть) – страшная вещь. Поэтому я постоянно работаю над собой, стараюсь не поддаться искушению. Серьезно увлекся религией, это помогает, иначе было бы очень тяжело, к примеру, ежедневно слышать от окружения слова о собственной гениальности. Все вроде бы уже знают, что я не воспринимаю лесть, и все равно людям трудно удержаться от желания сказать что-нибудь такое…

– Интересно, в лозаннском аппарате ФИДЕ калмыки уже появились?

– Конечно, заманчиво пожить в Швейцарии, на берегу Женевского озера. Получать пять тысяч долларов в месяц и отправлять несколько факсов в день… Нет в аппарате ФИДЕ не только калмыков, но даже россиян. Врать не буду, мне иногда предлагают: давай, мол, протолкнем нашего человека. А как я выгоню сотрудника, который справляется со своими обязанностями?

…Знаете, что для меня самое сложное? Уволить человека. Уже сколько лет работаю руководителем, а этому так и не научился. Признаюсь, и учиться не хочу. Всегда оцениваю человека по деловым качествам. Никого из друзей или приятелей за уши тянуть наверх не стану.

– Но ведь назначали вы своего брата вице-премьером правительства Калмыкии.

– Это продолжалось недолго. Сейчас брат – советник президента республики, курирует вопросы культуры, спорта. У него дипломатическое образование, он работал в МИДе, потом за рубежом, это не случайный человек. Нет, для родственников я не делаю исключений. Если каждого трудоустраивать, то должностей не хватит. Шучу… Поначалу, конечно, кое-кто из родни пытался бегать к моей маме, жене, а потом понял, что это бесполезно, ибо я решения принимаю самостоятельно.

…Впрочем, это не мешает некоторым называть меня марионеткой и зачислять то в японскую мафию, то в чеченскую.

Я иногда читаю о себе публикации и диву даюсь: откуда такие глупости берутся? Скажем, недавно сочинили, будто я себе чуть ли не подводную лодку купил. Спрашивается: зачем? По Москва-реке плавать или по калмыцким степям?

Однажды на заданный на пресс-конференции вопрос, как я собираюсь повышать численность населения Калмыкии, я в шутку ответил, что введу многоженство. Эта фраза пошла гулять по страницам газет, это мое предложение чуть ли не в Госдуме обсуждали…

Другая газета написала, что я открыл ресторан экзотических блюд и ем тараканов и жуков. А я, на самом деле, больше всего люблю макароны с тушенкой, которые сам себе готовлю. Еще мне нравится яичница с луком, но ее в ресторанах часто не подают. Скажем, как-то я с приятелями заехал ночью в клуб “Up & Down” – очень есть хотелось. Попросил поджарить три яичницы. Мне ответили, что такого блюда в меню нет. Тогда я вызвал повара и объяснил ему, как жарить яичницу. В итоге нам принесли яичницу и счет на тысячу долларов: по триста – за каждую порцию и сто долларов – за обслуживание. Представляете?

– Заплатили?

– А куда деваться? Друзья, правда, сказали: лучше бы ты нам эти деньги отдал, мы бы тебе такую яичницу забацали…

– Значит, а на шашлык в степи времени у вас уже не остается?

– Как же без этого? Степь, она заряжает. Правда, выбраться на природу в последнее время удается только с гостями. Может, компанию составите?

– Почему бы и нет? Тем более, и официальный повод для поездки в Элисту вскоре, походе, представится. Вы ведь, Кирсан, всерьез намереваетесь вновь провести чемпионат мира в Калмыкии?

– Это уже не намерение, а решение. Турнир ста сильнейших шахматистов мира откроется в декабре этого года в голландском Гроннингене, а полуфинал пройдет у нас, в Элисте. Финал я хотел бы устроить в Лозанне, в штаб-квартире МОК. На подготовку осталось немногим более полгода. Времени совсем немного. У меня, признаться, со временем вообще беда…

– Намек понял, закругляюсь.

Андрей ВАНДЕНКО,

ИД “Новый Взгляд”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

IMPERIO (Австрия)
НАРОДНАЯ ДРУЖИНА ГАИ
ЧТО УВИДЕЛ БЫ ДОСТОЕВСКИЙ, ПРИЕХАВ В СТАРУЮ РУССУ СЕГОДНЯ?
ОТЦЫ И ДЕТИ: НАЧАЛСЯ ПРОЦЕСС СМЕНЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПОКОЛЕНИЙ?
ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО И ПОЖНЕШЬ
НАКАЗАНИЕ БЕЗ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
ГОРОД НАДО ЛЕЧИТЬ… НО НЕ ШТРАФАМИ
ЛУЖКОВ ПЕРЕХВАТЫВАЕТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ИНИЦИАТИВУ
АКТИВНЫЙ, ДИНАМИЧНЫЙ, НАДЕЖНЫЙ
ЗАКЛАД НА НОВЫЙ ЛАД
ГРАФ МОНТЕ-КРИСТО – МОГИЛЬЩИК ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
БЛИЦ-МОНОЛОГ МАРКА РУДИНШТЕЙНА
НУЖЕН ЛИ ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ?
ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ
Фестиваль-D.Lane (Word)
Объединение России и Белоруссии
ВСЕ ДЕЛО В ПРЕЗРЕННОМ МЕТАЛЛЕ…
ПОМИЛОВАТЬ ПРОТИВНИКОВ И ПОРОТЬ ДРУЗЕЙ
НОВЫЕ ШТРАФЫ
“НОВЫЙ ВЗГЛЯД” НА МИР ИЛИ ДВА ГЛАЗА ЛУЧШЕ, ЧЕМ ЧЕТЫРЕ
Во все века Россия была страной экстремальных ситуаций…
БЕСПРЕДЕЛ НА СТРАЖЕ ЗАКОНА.
ОЧЕРЕДНЫЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ УСТУПКИ?
ЛУЧШИЙ ЦЕЛИТЕЛЬ РОССИИ


««« »»»