Одевая, обновляем и спасаем?

“Рабочего и колхозницу” одели. Силами московской Службы спасения и Управления противопожарной охраны 28 марта нынешнего года гиганты с ВВЦ были облачены… в российский флаг. За четыре дня, с 28 по 31 марта включительно, скульптура, до сих пор являющаяся символом советской эпохи, должна была приобрести новый смысл. И приобрела бы. Но накануне Дня смеха “Рабочего и колхозницу” вновь благополучно раздели. А жаль… Ловко скроенный по фигуре сине-белый комбинезон мужчины с молотом в руке определенно мог сделать последнего олицетворением нового русского рабочего. Что же касается однотонного красного платья колхозницы с кокетливой дырочкой на правом боку, то его значение пока еще требует более глубокого исследования.

Впрочем, намерение Объединенного оптового склада, Фонда спасения памятника “Монолит” и актеров киностудии “Мосфильм” – устроителей митинга и концерта на ВВЦ 28 марта – было серьезным: привлечь общественное внимание к бедственному положению великого монумента. Памятник, действительно, ценен. Стоит отдать должное Вере Мухиной: в 1937 г. на конкурсе в Париже она не только отстояла честь государства своей грандиозной работой, противопоставив ее башне Эйфеля, но и выразила в “Рабочем и колхознице” главную идею всей современной ей эпохи – устремленность в будущее. Однако самому памятнику светит будущее далеко не светлое, если в ближайшее время не подвергнуть его реконструкции. Девиз же Фонда “Монолит”: “Одевая, обновляем и спасаем”, видимо, не стоит воспринимать в данном случае буквально. Вряд ли полотнище ткани, хотя бы и расцветки российского флага, защитит от разрушения произведение искусства такого плана. Следовательно, главное здесь – вызвать общественный резонанс.

Что же лицезрела публика вечером 28 марта у подножия памятника? Обескураживающий своей необычностью вид до боли знакомой скульптурной композиции, усиленные наряды конной и пешей милиции, многочисленные телевизионщики, суетящиеся возле сцены, некое подобие иллюминации – во всем чувствовалось навязчивое стремление создать впечатление шоу. Любимец публики Василий Лановой говорил трогательные речи о возрождении и спасении памятника, зачитывал историю его возникновения, с радостью приглашал на сцену представителей фирмы “Пауэр Интернэшнл” и коллег-артистов. Последних было немного: Иван Хмельницкий, Зинаида Кириенко, Владимир Зельдин, Любовь Соколова с бесконечными стихами и неизменным для нее пафосом жизнелюбия. Не удивительно, что легкости, с которой Любовь Сергеевна опустилась на одно колено перед зрителями в завершение своей пламенной речи, позавидовали многие.

Что было странно, так это то, что желание устроителей концерта произвести впечатление на публику сочеталось со слабой организацией вечера. Во всем сквозила импровизированность, периодически выливавшаяся в курьезы. Фонограмма то опаздывала с появлением, то демонстрировала народу такую технику фальши, какой в совершенстве владеет разве что детский любительский оркестр, да и то под управлением пьяного дворника дяди Вани. Много нового и интересного рассказали о себе сами артисты. “Я не знаю, как себя назвать: рабочим или колхозницей…” – неожиданно затруднилась в определении то ли своего пола, то ли социального статуса Ирина Мирошниченко. Сам же Василий Лановой, говоря о памятнике, объявил во всеуслышание, что “киностудия “Мосфильм” имела эту эмблему, имеет и будет иметь в дальнейшем!” Публике оставалось только порадоваться за любимую киностудию.

Но и это еще не все. Лейтмотивом митинга стало стремление одеть ВСЕХ пролетариев страны, не только каменных, но и живых. В этом русле прошел показ шуточной коллекции “Рабочая одежда” агентством “Red Stars”. Стройные симпатичные девушки беззаботно и легко попрыгивали по подмосткам импровизированной сцены в моделях ядовито-оранжевого, темно-зеленого, мрачно-синего и красного цветов. Хотелось верить, что так же жизнерадостно будут выглядеть в этих костюмах крепкие, дородные женщины с ломами и лопатами, для которых, собственно, и создавались модели. Следом за девушками выскочили чрезвычайно подвижные молодые люди в черных очках и рабочей одежде кислотных цветов. Возомнив, что находятся на дискотеке, они начали самозабвенно демонстрировать публике акробатические трюки. Невольно подумалось: молот бы этим молодцам в руки – на великих российских стройках цены б им не было!

Одним словом, состоялась акция. Все участвовавшие в ней достигли своих целей. Кто-то воспользовался случаем для саморекламы, кто-то реализовал страстное желание лишний раз пообщаться с публикой, кто-то просто развлекся. А те немногие, кто, действительно, хотел помочь скульптуре Веры Мухиной? Наверное, только в нашем государстве спасают памятники подобным образом. Иначе давно уж прогремел бы на весь мир телемарафон во имя спасения Пизанской башни с показом новой коллекции от Армани “Падающая (спадающая, падшая) одежда”. Это у них, у итальянцев, Рим – вечный город, потому что их, итальянское, правительство в состоянии позаботиться о памятниках архитектуры и искусства. И только у нас бедные, но гордые за отечественную культуру артисты устраивают митинги, чтобы сберечь для потомков то, что не имеет права погибнуть.

…Свежим мартовским вечером у подножия скульптуры пела Ирина Мирошниченко. Становилось прохладно. И приятно было на душе от мысли, что одному памятнику в Москве пусть недолго, всего три дня, но все же будет тепло. До 1 апреля “Рабочий и колхозница” не мерзли.

Гузелия КАРИПОВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Акции протеста в регионах России
ДОРОГА ДЛЯ ТРОЙКИ
Прорехи большого стиля
Терпение горько, но плод его сладок
События
БОРЬБА ЗА “РОСНЕФТЬ” ВЫШЛА НА ФИНИШНУЮ ПРЯМУЮ
Новый социализм для будущей России
ПРЕМЬЕР СВ выставлен на торги
Яичко к Христову дню
VIII (внеочередной) съезд Российского общенародного союза
Встречи и контакты
Повинен в плагиате – достоин смерти
ЗИМНЯЯ ВИШНЯ
“КУХАРКИ” НА ГОСУДАРСТВЕННОЙ КУХНЕ
ПРИШЛО ЛИ ВРЕМЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ?
ЗАЯВЛЕНИЕ
ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО “СВОБОДА”
ПОСЛЕ ПЕЧАЛИ ЯВИТСЯ РАДОСТЬ
Оброк за диплом
В ПОДМОСКОВНЫХ ДЖУНГЛЯХ
Как Вы прокомментируете события в Нижнем Новгороде?
Виртуальный ЗАГОВОР
Цвести и пахнуть


««« »»»