Виртуальный ЗАГОВОР

Президент действовал быстро и решительно. Подготовка к ликвидации ЗАГОВОРА проходила в обстановке секретности, которой могли бы позавидовать авторы плана “Барбаросса”. Как впоследствии признал один из заговорщиков, все было сделано по классическим канонам. Президент еще не забыл, как бездарно – вследствие вялости и нерешительности – провалился путч в августе 91-го. Помнил он и то, как его собственные колебания, проявленные при подавлении “красно-коричневого” мятежа в октябре 93-го, чуть было не привели его к политической (только ли политической?) гибели. Нет, подобные ошибки не должны повторяться.

Дата нанесения удара по заговорщикам была выбрана оптимально. “Сегодня – рано, послезавтра – поздно” – эти гениальные строки президент, вероятно, повторял накануне объявления отставки правительства. Значит – завтра.

Задуманное свершилось. Без крови на улицах и танковых залпов в центре столицы. Три ключевые фигуры ЗАГОВОРА против первого лица в государстве были отставлены. Персонально. Премьер Черномырдин слишком засиделся “у кормила”. Пять лет в эпоху ТАКИХ ПЕРЕМЕН – это целая вечность. Успел создать СВОЙ аппарат – мощный, сплоченный, преданный “шефу” Подумать только: на просьбу главы ЕГО администрации представить заранее доклад главы Кабинета на очередном заседании правительства какой-то чиновник из аппарата премьера имеет наглость ответить: “Приезжайте на заседание – там и услышите.” Это уж слишком.

Теперь вот – очередное “молодое дарование” из провинции. Смотрит преданно: снизу вверх. Видно, что пока не до конца верит в свалившееся на него счастье. Этот не полезет “поперек батьки в пекло”. “Политическая поляна” вытоптана, и вряд ли что-нибудь на ней вырастет до ближайших выборов. Президент Ельцин возвышается над прочими фигурами федерального Центра как Гулливер среди лилипутов. Или, как говаривал один из героев Джека Лондона, “как гладиатор среди евнухов”.

ЗАГОВОР ликвидирован. Но заговора не было! Никто не собирался отбирать власть у Бориса Николаевича. Заговор носил чисто виртуальный характер. Тогда кем он был инсценирован? Для чего? Каким образом?

В “СТОЛИЧНОМ” ГОРОДЕ ДАВОСЕ

Перенесемся теперь в швейцарский город Давос, который уже давно стал неформальной столицей “реальной” российской политики. В 1996 г. здесь состоялась “семибанкирщина”. Двумя годами позже в этом тихом альпийском городке материализовался тот “альянс четырех банкиров”, который и создал “виртуальную реальность” будущего ЗАГОВОРА.

Два года для российской экономики – целая эпоха. Период с весны 1995 по весну 1997 гг. можно назвать “золотым веком” для российского спекулятивного капитала. Вдохновленная “гением” Чубайса и проводимая правительством Черномырдина политика “валютного коридора” обернулась небывалой доходностью при операциях с государственными краткосрочными ценными бумагами. За этот период прибыль от вложений в ГКО составила примерно 1000% – даже для самых ленивых игроков. А так как рубль был “зажат” в “валютный коридор”, это означало десятикратную прибыль в валюте. Такой прибыли в мировой экономике, как известно, не приносят ни инвестиции в новейшие технологии, ни торговля оружием, ни даже незаконный оборот наркотиков.

Еще Маркс писал, что при доходности в 300% годовых капитал положительно теряет голову и нет такого преступления, которое он не был бы готов совершить. А если больше?

Примерно в 10 раз за данный период возросли и реальные активы владельцев крупнейших коммерческих банков. А поскольку экономического роста в те годы в стране, мягко говоря, не наблюдалось, банки могли обогащаться только за счет реального сектора экономики и бюджета. Для государств это означало, среди прочего, многократное наращивание внутреннего долга. Темпы роста задолженности по государственным ценным бумагам ужасали. За два с половиной года она выросла с 5 до 60 млрд долл. После победы Ельцина на выборах эта цифра стала стремительно приближаться к отметке 100 млрд долл. Правительству не оставалось иного выхода, как допустить на рынок государственных ценных бумаг иностранных спекулянтов. В результате доходность по ГКО резко упала, но это обстоятельство не внушало оптимизма: внутренний долг стал наполовину внешним долгом.

Тогда, не без помощи все того же Чубайса, спекулятивный капитал нашел новое – и не менее прибыльное – поле деятельности – спекуляции с корпоративными ценными бумагами. “Золотой век” продолжался. Но и этот “бизнес” мог приносить ставшие уже привычными сверхприбыли лишь очень непродолжительное время. Нельзя же бесконечно брать из одного кармана и класть в другой, ничего не созидая! Сколь веревочке не виться..

Между тем большой бизнес в России – дело не только сверхприбыльное, но и крайне рискованное. Недаром говорят: “Плох тот банкир, на которого не покушались”. Сформировавшаяся олигархия настойчиво требовала “продолжения банкета”. А Чубайс уже понял: сохранение прежнего экономического курса – прямой путь к краху экономки страны и, значит, к собственной политической смерти. Ему ничего не оставалось, как выступить “ликвидатором” своих прежних ошибок и настаивать на отмене взаимозачетов, налоговых освобождений, дальнейшем снижении доходности по ГКО, проведении реальных аукционов и на многом другом, что оказалось не по душе олигархам. Конфликт стал неизбежен. Втянувшись в него, Чубайс сам подписал себе приговор. Он стал (а точнее – был представлен) участником виртуального ЗАГОВОРА.

Последним “полем чудес” для олигархов оказалась приватизация стратегических компаний – “Норильского никеля” и “Связьинвеста”. До этого госсобственности хватало на всех. К концу 97-го г. стало ясно: собственность “кончается”. Осталась вроде бы одна “Роснефть”, но и это уже не столь лакомый кусок, учитывая падение цены на нефть на мировых рынках.

Что дальше? Конечно, есть еще немало – компании, связанные с системами жизнеобеспечения страны: “Газпром”, РАО “ЕЭС”. Естественно, туда и устремили свои взоры олигархи. Установление контроля за этими компаниями сулило не только огромную прибыль; оно позволило бы, образно говоря, “держать за горло” всю Россию, да и добрую половину стран СНГ.

Однако у этих компаний был могущественный “покровитель”. Черномырдин. Пока он находился на посту премьера, планы приватизации “Газпрома” олигархами оставались даже не виртуальной реальностью, а просто несбыточной мечтой. Да и “реформы” в РАО “ЕЭС” шли “не по плану”, не в последнюю очередь благодаря противодействию премьера. Так Черномырдин оказался на пути у олигархов.

Кроме того, олигархам очень хотелось приватизировать Сбербанк, а в наиболее отчаянных головах зрели мысли об установлении олигархического контроля над Центробанком. Впрочем, Дума приняла специальное постановление о государственном пакете акций Сбербанка – 50% плюс одна акция. Но ведь всем известно: для фактической приватизации крупной государственной компании достаточно “приватизировать” ее руководителей. Однако гг.Дубинин и Казьмин считались людьми лояльными премьеру. Конечно, теоретически можно было бы добиться их смещения, инициировав новый “черный вторник”, обвалив рынок ГКО или национальную валюту. Но в этом случае все равно оставался Черномырдин.

Наметился второй виртуальный заговорщик. Цели были определены, задачи поставлены. Можно было приниматься за работу.

“МАТЕРИАЛИЗАЦИЯ ДУХОВ…”

Из двух “виртуальных” заговорщиков фигура номер один – Черномырдин. Сильный, решительный, уверенный в себе лидер. Не златоуст, но говорит энергично, образно, с нажимом. Может быть остроумным, находчивым. Как тогда, когда в Думе левые депутаты стали кричать, что раньше все все имели. Премьер реагирует мгновенно: “Встаньте, кто все имел”. Встали, кажется, трое.

Создатель бессмертного афоризма: “Хотели как лучше, получилось как всегда” – так мог, пожалуй, сказать только персонаж Гоголя.

Вполне лоялен, с сильным “партийным”, “аппаратным” духом субординации. При живом президенте на его место претендовать не захочет. Если же станет преемником, не будет валить все на предшественника: семья может быть спокойна. Фигура консенсусная – поддерживает определенный баланс среди финансово-промышленной олигархии. Умеет договориться с Думой, избежать вотума недоверия правительству. Легко ладит и с коммунистами, и с аграриями, и с регионалами – “свой” почти для всех на чисто подсознательном уровне. В политике сверхизощрен, несмотря на видимую и подчас неподдельную искренность. Как говорил один губернатор: “Черномырдин уже не одного вице-премьера “скушал”, и так будет с каждым, кто окажется поперек дороги”.

Возникает вопрос (у олигархов): каким образом его свалить? Ответ – простой и изящный: представить дело так, как будто Черномырдин мечтает стать президентом. При живом Ельцине.

Начинается “разогрев” фигуры премьера в подконтрольных олигархам СМИ. Ведущий “Итогов” обнаруживает у премьера долгожданную “харизму” – без нее в российской политике никуда. Правда, премьер скромно замечает, что с харизмой надо родиться, но Киселев непреклонен: “Харизма есть!” А есть харизма – будет и рейтинг. И вот уже премьер начинает мелькать во всевозможных рейтингах кандидатов в президенты.

Сюжет басни “Ворона и лисица”. В роли сладкоголосой лисицы – “олигархические” СМИ: “Какие перышки, какой носок!” Как говорит, как шутит! Разве же это косноязычие, это такой особый склад ума! А уж врежет так врежет: “Если руки чешутся, чешите в другом месте!” А как галантен и обходителен с женщинами (“Красивых женщин замечать успеваю”, – отвечает он на вопрос красивой журналистки. И с неподдельной грустью – после паузы: “Но только замечать”). “Свой в доску” для народа – работает на комбайне, водит автомобиль, играет на баяне, готовит пельмени. Но и с “сильными мира сего” не теряется: вполне презентабельно смотрится на встрече с Албером Гором: раскован, вальяжен, шутит насчет Маркса, который “все напутал” – легкий реверанс в сторону “свободного мира” – и столь же легкий поклон россиянам: при чем тут, мол, капитализм-социализм: работать надо!

“Сыр выпал!” Премьер утрачивает присущую ему сдержанность и осторожность. Он уже не говорит однозначное и решительное “нет” на вопросы о возможном участии в выборах президента. Мол, поживем – увидим. Значит, вынашивает некие “потайные мысли”? А что, если он уже договорился с коммунистами? С влиятельными региональными лидерами – Лужковым, Строевым, Росселем? Со спикером Госдумы Селезневым? Все они не питают особо добрых чувств к ближайшему окружению президента. А, может быть, уже и к Самому?

На стол президенту ложатся “агентурные данные”. Главным образом, состоящие из подслушанных разговоров сотрудников аппарата премьера. Система “прослушки” идеально отлажена еще со времен Коржакова и Стрелецкого. Смысл “аппаратных” разговоров: Мы не знаем другого президента, кроме Виктора Степановича! Отставка? Да пусть только попробуют тронуть! 60-летний юбилей премьера грозит превратиться в помпезное действие в духе чествования реального хозяина страны с участием крупнейших бизнесменов, региональных руководителей и культурной элиты. “Взрыв восторгов” приготовлен уже давно и по накалу верноподданической преданности он на порядок выше восторгов в адрес “всенародно избранного”. Президент понимает: дальше ТАКОЕ терпеть нельзя. Пора. Первый заговорщик материализовался.

Кандидат на роль второго заговорщика, естественно, Чубайс, который “костью в горле” застрял у олигархов в их борьбе за приватизацию последних – и самых лакомых – кусков государственного пирога. “Мавр сделал свое дело”: спекулятивный капитал сформировался, окреп и теперь уже не нуждается в былом покровителе.

В Чубайсе – при всех его скверных качествах – ощущались и воля, и решительность, и готовность пойти до конца, и даже своеобразная харизма. Недаром же писатель Лев Разгон – не худший знаток человеческих душ и характеров, вполне всерьез полагал, что у Чубайса есть все шансы возглавить страну.

В отличие от премьера, в отношении которого была выбрана тактика “пряника”, здесь был использован “кнут”. И кнут жесткий. Требовалось развенчать Чубайса как человека честного и неподкупного. И он был развенчан. Все теми же подконтрольными СМИ. Дело “Союза писателей” и злосчастная фраза о “каких-то несчастных 100 тыс. долл.” добили “главного приватизатора”. Хотя он был искренен. Для тех кругов эти деньги – действительно “несчастные”. А уж написание книг – не самое большое преступление. Кто их только не писал – начиная с самого президента!

Загнанный в угол Чубайс вполне МОГ БЫ примкнуть к заговору. А для создателей “виртуальной реальности” “мог бы” и “сделал” – одно и то же. Так было в политике со времен Сталина – гениального мастера по части материализации “виртуальных” заговоров бывших оппозиционеров. Так материализовался второй заговорщик.

Но что за заговор без силового министра? Кто будет вводить танки в Москву, захватывать почту, телеграф и телефон, окружать Кремль?

Есть такой министр! И Ельцин его знает!

Анатолий Куликов уже давно позволял себе слишком много. То предложит национализировать коммерческие банки. То заявит о готовности нанести превентивные удары по базам террористов в Чечне. Где это видано, чтобы министр внутренних дел позволял себе заявления, противоречащие позиции главы государства?

Подобно Коржакову, Куликов окончательно “сгорел” на борьбе с коррупцией. Дело было представлено так, что Куликов пытается “докопаться” до зарубежных счетов ближайшего окружения президента. А, может быть, и семьи? Причем компромат готовился под руководством именно тех олигархов, которые знали: счета есть. Знали, где конкретно. Знали, сколько на них. И не удивительно: сами ведь в свое время помогали их открывать.

Частичная информация о финансовом сверхблагополучии семьи Ельцина просочилась в еженедельник “Совершенно секретно”, который, как полагают, имеет своих “осведомителей” в ведомстве генерала Куликова. Президенту это было преподнесено как сознательная утечка информации.

А тут еще – наводящие ужас данные об усилении внутренних войск, на вооружение которых будто бы поступили вертолеты Ми-24, оснащенные противотанковыми управляемыми реактивными снарядами, минометная артиллерия, новейшие БМД и БТРы. Все это – как будто бы для отражения “виртуальной” попытки переворота со стороны доведенной до критического положения армии. А если?… За 15 минут Кремль разнесут!

“И РАЗДАЧА СЛОНОВ”

“А поутру они проснулись”. Отставленные. Виктор Степанович, вероятно, вопрошал себя на манер героя Козьмы Пруткова: “Когда же это бывает?” Куликов в течение двух дней пребывал в состоянии комы. И только Анатолий Чубайс держал удар. Как боксер-профессионал на излете славы, выступающий на потеху толпе куска хлеба ради. Быть битым – ему не привыкать.

А страна? Страна, по выражению одного известного политика, долгое время “копошилась на краю пропасти”. Теперь открывается реальная перспектива в эту пропасть свалиться. Кириенко – премьер, по определению, слабый. Для “красных директоров”, “партноменклатуры”, той генерации, к которой принадлежат и Черномырдин, и Вяхирев, да и сам Борис Николаевич, он никогда не станет “своим”. Для губернаторов – хозяйственников он вряд ли будет авторитетен. Олигархи, без сомнения, сразу же попытаются его подмять под себя. Журналист Минкин проницательно заметил: новый премьер – из той породы людей, которым звонят и говорят: “У тебя что, заседание правительства? Кончай, дуй сюда, тут дело решается!”

А президент? Он обещал стабильность и вверг страну в хаос. Он обещал “не сдавать” Чубайса до 2000 г. – и тут же сдал его. Чубайса не любили. Не слишком любили и Черномырдина, и Куликова. Но та форма, в которую вылилась их отставка, вызвала возмущение как у тех, кто был близок к “партии власти”, так и у значительной части оппозиции. Президент в очередной раз проявил себя как непредсказуемый политик. Что, кстати, не добавит ему кредита доверия и у западных партнеров. Но главное – в ином. Да, политическое поле расчищено, и на нем в гордом одиночестве возвышается “титаническая” фигура президента.

Но премьер уже объявил: в 2000 г. он будет баллотироваться! И, несмотря на беспрецедентное давление, не отступился от принятого решения. А это значит, что и у других кандидатов, близких к “партии власти”, руки развязаны. И – следовательно – мы можем ожидать появления не одной, а нескольких кандидатур от этой партии на предстоящих выборах. Почему бы не попытать счастья Лужкову, Строеву, Николаеву? Если Ельцин – государственный деятель, то они уж точно! Для Ельцина, если он все же решится на третий срок, такая ситуация политической смерти подобна. Это ведь не с одним Явлинским за “демократический” электорат сражаться! К тому же он уже не сможет рассчитывать на единодушную поддержку олигархов и подконтрольных им средств массовой информации. А без этого ему не выиграть…

“Сон разума рождает чудовищ”. Созданная “политическими технологами” виртуальная реальность, подобно компьютерному “вирусу”, парализовала весь механизм государственного управления. Действуя в рамках этой “реальности”, президент, желая устранить МНИМЫЕ препятствия для своей власти, создал препятствия реальные. И похоже – непреодолимые.

Мартин ШАККУМ

президент фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО “СВОБОДА”
ЗАЯВЛЕНИЕ
Оброк за диплом
ПОСЛЕ ПЕЧАЛИ ЯВИТСЯ РАДОСТЬ
Одевая, обновляем и спасаем?
В ПОДМОСКОВНЫХ ДЖУНГЛЯХ
Как Вы прокомментируете события в Нижнем Новгороде?
Акции протеста в регионах России
Цвести и пахнуть
Прорехи большого стиля
ДОРОГА ДЛЯ ТРОЙКИ
События
Терпение горько, но плод его сладок
ПРЕМЬЕР СВ выставлен на торги
БОРЬБА ЗА “РОСНЕФТЬ” ВЫШЛА НА ФИНИШНУЮ ПРЯМУЮ
Новый социализм для будущей России
Встречи и контакты
Яичко к Христову дню
VIII (внеочередной) съезд Российского общенародного союза
ЗИМНЯЯ ВИШНЯ
Повинен в плагиате – достоин смерти
ПРИШЛО ЛИ ВРЕМЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ?
“КУХАРКИ” НА ГОСУДАРСТВЕННОЙ КУХНЕ


««« »»»