ПРЕМЬЕР СВ выставлен на торги

Внутриполитические события минувшей недели обнаружили нарастающую слабость позиций президента Б.Ельцина. Заявление В.Черномырдина о намерении самостоятельно баллотироваться на президентских выборах 2000 г. – симптом того, что Ельцин начинает утрачивать статус верховного арбитра российской элиты и может превратиться в одного из многих игроков политической сцены.

“Я ОТСТУПАЮ.., НО БУДЕТ ВСЕ, КАК Я ХОЧУ”

Разительно изменился характер действий президента и его команды. Так, если прежде, назначая С.Кириенко и.о. премьера, Б.Ельцин действовал по конфронтационной схеме (персона главы правительства меняется, но курс остается неизменным), то на прошедшей неделе он существенно “демократизировал” ее.

1 апреля было объявлено о том, что президент решил действовать в диалоговом режиме.

По настоянию руководителей обеих палат парламента, Б.Ельцин согласился вынести вопросы, связанные с формированием нового правительства, на “Круглый стол”. Он предложил фракциям Госдумы и членам Совета Федерации представить варианты кандидатур на должности министров. Окончательное решение по кандидатуре С.Кириенко будет приниматься президентом уже по итогам “Круглого стола”.

Говоря о мотивах поведения Ельцина, представители его пресс-службы отметили, что президент обосновывает свои шаги “необходимостью сохранить политическую стабильность и общественное согласие”. После беседы в кругу Е.Строева и Г.Селезнева президент уже не настаивал на формуле сохранения прежнего курса, а дал Кириенко “совет” нелицеприятно оценить деятельность предыдущего правительства и исходить в собственной программатике из необходимости решения задачи “возрождения промышленности”.

Несмотря на то что этот новый программный ход Б.Ельцина в случае утверждения предложенной им кандидатуры руководителя правительства останется, скорее всего, чисто вербальным пожеланием (провинциальный банкир, представляющий интересы нефтедобывающего сектора ТЭКа, выглядит малоподходящей фигурой на роль воссоздателя российской промышленности), не следует недооценивать значимости прорыва идеи активной промышленной политики в сферу программных установок президента.

Новая логика партнерства ветвей власти дает возможность С.Кириенко уйти от слишком плотной опеки со стороны администрации и, одновременно, добиться усиления поддержки со стороны парламента. Эту возможность С.Кириенко попытался реализовать в своем предложении сделать постоянно действующим согласительным механизмом трехстороннюю комиссию в составе представителей правительства, Государственной Думы и Совета Федерации. Такой ход не может не импонировать руководству обеих палат, депутатам Думы и членам Совета Федерации, ибо обещает значительно расширить их роль в процессе принятия решений.

РОЗЫ И ШИПЫ РОССИЙСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

Основная тенденция эволюции российской политической системы состоит в постепенном de facto преодолении модели “суперпрезидентской” республики, созданной Б.Ельциным в 1993 г. По сути дела, политический процесс стихийно стремится отлиться в формы, более напоминающие режим парламентской, чем президентской государственности. Как ни парадоксально, но главным “аналитиком”, едва ли не первым отметившим эту тенденцию, стал сам российский президент, заявивший о том, что Россия – не монархия и поэтому разговоры о преемнике вообще неуместны. Насколько последовательно будет придерживаться этих выводов президент, никто не знает, важно, однако, то, что подобные заявления первого лица дают основания для прецедента.

В то же самое время очевидно, что фундаментальная потребность государственности – стремление к сохранению политической стабильности, преломляясь через специфику современного российского конституционного права, навязанную ему (праву) создателями действующей Конституции, толкает отечественную политическую систему по пути развития прецедентного конституционного права. Фактическая невозможность оперативно изменить текст Основного закона обусловливает создание внеконституционных форм разрешения политических конфликтов. Так, процедура консультаций между лидерами исполнительной и представительной ветвей власти, созыв “Круглого стола” в ходе смены правительства, придание статуса постоянно действующего согласительного механизма трехсторонней комиссии могут стать началом создания новых политических институтов, действующих по принципам прецедента и традиции. Без сомнения, было бы гораздо эффективнее, если бы эти институты вошли в конституционные нормы.

Подобный “стихийный” путь модификации российской политической системы таит в себе опасность и может при определенном стечении обстоятельств завершиться, вопреки воле своих участников, и конфронтационными решениями.

Пока Б.Ельцин обнаружил намерение “прикрутить гайки” лишь своим поручением Генпрокуратуре (совместно с МВД, Минюстом, ФСБ, Федеральной службой налоговой полиции и Государственным таможенным комитетом, а также при участии Верховного суда РФ) – разработать и утвердить до 1 июля 1999 г. Единую государственную систему регистрации и учета преступлений. По мнению ряда экспертов, такая система вполне может стать одним из инструментов усиления репрессивных возможностей государственной машины.

Для того чтобы очертить границы своих возможных уступок в политике “партнерства ветвей власти”, ельцинская команда отвергла интерпретацию новой процедуры формирования Кабинета путем торга между президентом и парламентом как реализацию идеи “коалиционного Кабинета” или “правительства народного доверия”.

КРИЗИС ПРЕЗИДЕНТСКОЙ КОМАНДЫ

В президентском окружении решающую роль начали играть представители более гибкой линии, пытающиеся обеспечить себе политическое будущее на случай внезапного отхода Б.Ельцина от активной политической деятельности. Особенно высокую активность в этом направлении проявляют близкие к Б.Березовскому руководитель АП В.Юмашев и пресс-секретарь президента С.Ястржембский.

Определенные трудности могут возникнуть у и.о. премьера С.Кириенко. В СМИ, контролируемых Б.Березовским, кандидат на пост главы правительства подвергается крайне жестким нападкам.

Заметно ухудшилось положение и.о. первого вице-премьера Б.Немцова, проявляющего растерянность в необычной для него кризисной ситуации в федеральных верхах (например, оказавшаяся не вполне точной интерпретация Немцовым итогов встречи министров энергетики стран “большой восьмерки”).

Вряд ли улучшит положение Немцова и возложение на него ряда задач отправленного в отставку А.Чубайса по контролю за финансами (Немцов возглавил правительственные комиссии по оперативным вопросам и по кредитно-денежной политике). Продолжающийся рост задолженности по зарплате и пенсиям может быть в любую минуту списан на плохо разбирающегося в экономике и.о. первого вице.

К тому же “новые” предложения Б.Немцова по решению проблем погашения задолженности не блещут ни новизной, ни радикализмом (это все те же идефикс “младореформаторов” отказа от взаиморасчетов и расчетов по бартеру, перехода на конкурсную систему закупок для госнужд, а также сокращения расходов на содержание госаппарата). Вероятнее всего, попытавшись реализовать эти идеи, Немцов, как и его предшественник, натолкнется на мощнейшее сопротивление бизнес-кругов и государственной бюрократии. Тем более, что сам Немцов вполне откровенно лоббирует интересы нефтяных корпораций (он провел решение об упразднении сборов за транзит нефти, что, даже по данным Немцова, приведет к потере бюджетом не менее полутора миллиардов деноминированных рублей).

С определенными трудностями могут столкнуться и “старые” (сохраняющиеся на практике, но не декларируемые) подходы к погашению задолженности, связанные с проеданием бюджетных средств, полученных от приватизации. По мнению некоторых наблюдателей, с уходом из правительства А.Чубайса президент будет больше прислушиваться к сторонникам альтернативной концепции приватизации, к идее приоритета экономической, а не фискальной эффективности приватизации. Так, Б.Ельцин дал недавно указание правительству провести инвентаризацию запрещенных к приватизации объектов находящегося в федеральной собственности имущественного комплекса морского, речного и воздушного транспорта и обеспечить учет этих объектов в реестре федеральной собственности и их возврат из чужого незаконного владения, что некоторые эксперты рассматривают как пробный шаг Ельцина к цивилизованным формам приватизации. Новый подход к приватизации способен затруднить решение Б.Немцовым возложенных на него задач.

Особенно тяжелый удар по репутации Б.Немцова может нанести скандал, вспыхнувший в Нижнем Новгороде после избрания на пост мэра А.Климентьева, признания выборов недействительными и ареста победителя, угрожавшего Немцову крупными разоблачениями.

Массированная атака на Немцова, начавшаяся в связи с делом Климентьева, сулит последнему не слишком благоприятное политическое будущее.

Несмотря на то что Б.Ельцин уже назвал ряд собственных креатур на наиболее ответственные посты в правительстве (по словам С.Ястржембского, президент “видит” на постах министров главу МИДа Е.Примакова, главу Минобороны С.Сергеева, нового руководителя МВД С.Степашина, и.о.министра финансов М.Задорнова), положение как “силовиков”, так и всех руководителей “эшелонированной” внешней политики России – того же Примакова, и.о.вице-премьера И.Рыбкина, курирующего вопросы взаимоотношений с Чечней и со странами СНГ, руководителя Минсотрудничества А.Адамишина сложно назвать прочным.

Ситуация в армии продолжает оставаться напряженной ввиду продолжающегося сокращения расходов на ее содержание, запланированных сокращений численности офицерского и личного состава Вооруженных сил, включая и внутренние войска, до сих пор считавшиеся оплотом режима. Снижается оборонный потенциал армии (так, в ходе инспекционной поездки по частям объединенных Военно-воздушных сил Северо-Кавказского региона главком ВВС А.Корнуков заявил о сокращении формирований ПВО и ВВС, расположенных “на второстепенных участках”, что, как полагают эксперты, означает, что в воздушном пространстве России будут “зиять” ничем не прикрытые “дыры”, использование которых – дело техники и времени).

Сумятицу в президентскую команду вносит, вероятно, и заметный интерес, проявляемый к процессу формирования нового правительства частным финансовым капиталом. В прессе отмечается, что после отставки правительства В.Черномырдина финансовые лидеры – В.По-танин (президент ОНЭКСИМбанка, близкий к Б.Немцову и А.Чубайсу), М.Ходорковский (глава “ЮКСИ”, партнер Б.Березовского), глава СБС-АГРО А.Смоленский, глава информационного холдинга “Медиа-мост” В.Гусинский – пытаются активно влиять на процесс формирования Кабинета с целью пролоббировать выгодные для себя условия размещения в коммерческих банках бюджетных денег, проведения приватизационных конкурсов – и особенно кон-курса по “Роснефти”.

РАСКЛАД СИЛ В ФЕДЕРАЛЬНОМ СОБРАНИИ

Для обеих палат парламента общей чертой поведения в период текущего правительственного кризиса является стремление воспользоваться моментом для достижения двух достаточно формальных целей.

Во-первых, для того, чтобы расширить рамки влияния представительной власти на процесс формирования правительства, создать прецеденты и институты, способствующие закреплению практики согласования позиций исполнительной и законодательной ветвей в подобных переходных ситуациях, иными словами, увеличить свой вес в политической жизни страны. Эта цель особенно наглядно проявляется в действиях руководства нижней палаты и губернаторского корпуса, составляющего костяк сената. Спикер Думы и председатель Совета Федерации были явно довольны тем, что совместные действия палат вынудили президента к уступкам и заставили пойти его на “тройку” и “тройку с половиной”, а затем на “Круглый стол”, на котором президент согласился выслушать кадровые предложения фракций Думы и представителей СФ.

Во-вторых, обе палаты явно стремятся создать предпосылки для сохранения своего влияния на правительство и на последующих, “нормальных” стадиях политического процесса, что позволит губернаторскому корпусу успешнее добиваться укрепления своих позиций в диалоге с Москвой, а политическим фракциям Думы даст дополнительное пространство для маневрирования в условиях надвигающегося электорального периода.

Последняя цель достигается благодаря особому типу отношений палат с кандидатом в премьеры – депутаты Думы и члены СФ, понимая, что С.Кириенко склонен к некоторому завышенному представлению о своих возможностях и к стремлению говорить аудитории то, что она хочет слышать, вместо того, чтобы остановить претендента, делают вид, что они “рады обманываться”, и помогают ему раздавать как можно больше противоречащих друг другу обещаний. Впоследствии невыполнимость широкой совокупности взятых на себя правительством обязательств поможет депутатским фракциям и членам СФ объединить свои усилия в критике главы Кабинета.

Можно назвать и третью цель, общую для Федерального Собрания в целом – стремление избежать острого противостояния с федеральной исполнительной властью, однако данная цель, в отличие от первых двух, не является строгим ограничителем стратегии и тактики законодательного корпуса. В случае провала попыток усилить влияние на политический процесс и расширить пространство для последующего маневрирования обе палаты, скорее всего, в условиях кризиса российской исполнительной власти могут решиться на более жесткие формы противодействия ей. К тому же, по ряду причин в подобном противостоянии мало заинтерсована и президентская сторона. Например, взятые ею на себя обязательства добиться от Думы к лету текущего года ратификации договора по СНВ-2 не совместимы с такими шагами, как роспуск нижней палаты, не одобряемый в этой ситуации ни в США, ни в Европе.

Возможны и иные причины того, что стремление избежать конфликта с президентом может остаться целью, не достижимой для нынешнего парламента. Так, несмотря на то, что, пойдя на компромисс, Б.Ельцин создал необходимые тактические предпосылки быстрого разрешения кризиса, приемлемые для парламента в целом, это еще не предопределяет благоприятный для Кириенко исход голосования по его кандидатуре. В частности, хотя даже коммунисты, провозгласившие в решениях пленума неприемлемость для фракции кандидатуры, выдвинутой Ельциным, попытались обойти это решение, настаивая на процедуре тайного голосования, позволяющего отбросить партийную дисциплину, тем не менее, предугадать его исход крайне сложно. Дело в том, что неожиданным препятствием для благоприятного исхода кризиса может стать позиция “Яблока”. Понимая, что фракцию КПРФ в этой ситуации не сложно поймать за руку, и пытаясь лишний раз воспользоваться действиями фракции КПРФ и ее союзников для демонстрации своей “принципиальности”, сторонники Явлинского решили вообще отказаться от участия в голосовании, чтобы потом заявить, что подсчет голосов показывает, что зюгановцы вновь пошли на плохо закомуфлированный торг с властью. В такой ситуации позиция КПРФ может стать непредсказуемым фактором уже на “Круглом столе”.

Департамент политического

мониторинга Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЗИМНЯЯ ВИШНЯ
Повинен в плагиате – достоин смерти
ПРИШЛО ЛИ ВРЕМЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ?
“КУХАРКИ” НА ГОСУДАРСТВЕННОЙ КУХНЕ
ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО “СВОБОДА”
ЗАЯВЛЕНИЕ
Оброк за диплом
ПОСЛЕ ПЕЧАЛИ ЯВИТСЯ РАДОСТЬ
Одевая, обновляем и спасаем?
В ПОДМОСКОВНЫХ ДЖУНГЛЯХ
Как Вы прокомментируете события в Нижнем Новгороде?
Виртуальный ЗАГОВОР
Цвести и пахнуть
Акции протеста в регионах России
ДОРОГА ДЛЯ ТРОЙКИ
Прорехи большого стиля
Терпение горько, но плод его сладок
События
БОРЬБА ЗА “РОСНЕФТЬ” ВЫШЛА НА ФИНИШНУЮ ПРЯМУЮ
Новый социализм для будущей России
Встречи и контакты
Яичко к Христову дню
VIII (внеочередной) съезд Российского общенародного союза


««« »»»