Протестный потенциал республики Татарстан

Ситуация в Республике Татарстан, если судить по федеральной прессе, весьма спокойная и благопристойная. Отчасти так оно и есть. Но не во всем. С продолжением правительственного курса реформ работающее население все более и более дифференцируется. Все отчетливее становятся отличия в материальном положении, а значит и во всем остальном.

Дополнительным фактором, обостряющим ситуацию, являются многочисленные льготы государственных чиновников и служащих. Если взять только один показатель – пенсионное обеспечение, то пенсия госслужащего в 5 – 6 раз превышает пенсию обычного гражданина.

Наиболее благополучно обстоят дела в частнопредпринимательском секторе экономики. Работающие относительно своевременно получают зарплату. Но и за это приходится “платить” нервным перенапряжением, отсутствием социальной защищенности, неустойчивостью самих фирм, особенно мелких. Тем не менее открытых социальных конфликтов здесь нет. Возможно, это связано и с тем, что в данном экономическом сегменте сосредоточились работники высшей квалификации или, что тоже важно, дальние и близкие родственники, друзья, знакомые.

В другой “благополучный” сектор входят “частногосударственные” предприятия: различные ЗАО, ОАО и пр., взятые под патронаж группами, близкими к руководству республики. Они работают стабильно, обеспечивая, по сути, простую перекачку денег из одного кармана в другой. Классическим примером такого типа предприятий является АО “Красный Восток” и различные ликеро-водочные предприятия. Условия труда здесь напряженные: 10 – 11 часовой рабочий день при 6 – 7 дневной рабочей неделе. В таких организациях есть подспудное внутреннее напряжение и социальное недовольство. Многие рабочие не числятся в постоянном составе трудового коллектива, а профсоюзные комитеты находятся под жестким прессом администрации. И их такое положение устраивает. Таким образом, отсутствует защищенность работников при одновременном избытке рабочих рук. Значит, и в этом секторе нечего ждать “дубины народного гнева”.

Наиболее конфликтогенным является государственный сектор. Как правило, предприятия этого сектора экономики либо вообще стоят, либо работают с очень малой загрузкой. Потребителями продукции являются такие же государственные предприятия, что создает при отсутствии денег кризис неплатежей и невыплату зарплаты. На частично загруженных предприятиях социальную напряженность стараются снимать путем введения расчетных книжек, внутренних расчетных чеков. По ним можно получить отдельные товары в магазинах предприятий, как правило, по завышенным ценам и невысокого качества. Серьзный удар по всему этому наносят усилия по сокращению бартера и переводу расчетов в денежную форму. Именно в этом правительство Республики Татарстан видит возможность рассчитаться с долгами по зарплате. Идея профсоюзов о продаже государственного пакета акций с целью выплаты задолженностей по зарплате правительством РТ была отвергнута.

На забастовки и другие акции протеста в этой сфере идут работники только жизненно заметных, важных подразделений, уверенные в том, что хоть частично, но их требования могут быть удовлетворены. Примером этого можно считать подготовку забастовки работниками районной котельной “Савиново” в г. Казани. Подобная ситуация перманентно возникает в коммунальных службах республики. Дорожные службы используют плохую ситуацию на улицах и дорогах для требований о погашении задолженностей. Администрация города пыталась создать альтернативную коммерческую службу, передать туда новую технику и сманить специалистов, но благодаря сплоченности рабочих эта затея не удалась.

Обострило ситуацию известное решение Конститутционного суда РФ о приоритетном взымании налогов. Выход пытаются найти опять же через судебную инстанцию. Более 2,5 тыс. работников завода “Электроприбор” обратились с исковыми заявлениями в суд. По этому пути пытаются идти и сотрудники “Татэнерго”.

Сигналом ухудшения экономической обстановки в республике являются постоянные простои КАМАЗа, стоимость акций которого стала ниже 1 долл.

Несколько по-иному обстоят дела на полностью стоящих предприятиях. Людям там надеяться не на что. Стихийные акции социального протеста неэффективны и возникают от безысходности. На “Терминале” двое рабочих покончили жизнь самоубийством. Несколько раз рабочие перекрывали движение на улицах города. “Внешний” (назначенный) управляющий этого завода видит выход в получении государственного кредита, в выплате за счет него задолженностей по зарплате и в увольнении большей части коллектива. Кстати, увольнение с предприятия еще не означает, что хоть теперь люди могут получить причитающееся. 200 бывших рабочих завода “Элекон” уже полгода не могут получить причитающиеся им при увольнении деньги. Предстоящая приватизация второй очереди некоторых заводов, например, в городе Зеленодольске, ранее принадлежавших оборонному комплексу, вряд ли улучшит ситуацию.

Тяжелое положение в промышленности влечет за собой и кризис в остальных сферах. В учебно-воспитательных учреждениях сокращаются ставки сотрудников и увеличивается нагрузка. Такого неопределенного состояния, ощущения своей ненужности у воспитателей и преподавателей не было никогда. Неофициально воспитатели детсадов работают больше положенного, а по документам – еженедельно “недорабатывают” 6 часов. И получают не 100% от ставки, а 83. Власти понимают абсурдность ситуации, но предалагают провести очередное сокращение. Пусть в детсадах останется не 4, а 3 воспитателя и две группы детей. По школам направлено распоряжение – в классах должно быть не менее 25 учащихся. Задержка зарплаты у учителей составляет 3 – 4 месяца.

На этом фоне администрация города Казани пытается найти новые источники доходов, но за счет населения. С 1 января введен 3%-ный налог на продажу, взымаемый с населения при покупке продуктов, товаров и услуг. Социальное возмущение горожан вынудило президента М.Шаймиева приостановить действие налоговых постановлений.

Механизмы социальной защиты в Республике Татарстан не работают как надо. Наример, продовольственные чеки, выдаваемые малоимущим, магазинами не принимаются, поскольку сами магазины не могут рассчитаться чеками с товаропроизводителями. Правительство пытается использовать метод административного нажима, но это не решает проблемы.

Пока, говоря откровенно, сил, способных организовать и направить социальный протест, не хватает. Официальное профсоюзное движение находится под контролем правительства или играет на его стороне. Независимых профдвижений нет. Партии с “многолетним” стажем – не заметны. Независимых СМИ также нет. Надеемся, что региональное отделение СНПР все-таки сумеет поднакопить силы и стать опорой трудящихся в их социальном справедливом протесте. Во всяком случае, сейчас мы все делаем для этого. Время покажет.

Г.Н.АЛЕТКИН, член СНПР,

Республика Татарстан


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Когда нефтяники плачут
Возвращение блудного капитала
Поститесь на здоровье
Начните с себя, господин президент!
ВЛАДИМИР ПОЛЕВАНОВ: “ТЫ НАВЕРНЯКА ПРОМАХНУЛСЯ, ЕСЛИ НЕ ВЫСТРЕЛИЛ”
Двуликий Янус
С утра за налимами
Дяди тянутся к культуре
БЕРИЯ МНОГОЛИКИЙ
Сердечный мед
Помидоры на окне
ПРЕЗИДЕНТ Б.ЕЛЬЦИН: ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУЩЕЙ ВНИЗ
Как вас теперь называть?
Блеск и нищета История России в музейном исполнении
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Насколько адекватна реакция России на события в Риге?
Кукла для электората
Кукла для электората
Бывший военный – новый гражданский
ЛИЧНОСТЬ – ОБЩЕСТВО – ГОСУДАРСТВО


««« »»»