БЕРИЯ МНОГОЛИКИЙ

17 марта 1899 г. в селе Мерхеули (в 15 км от Сухуми) в бедной крестьянской семье родился Лаврентий Павлович Берия.

БЕРИЯ МНОГОЛИКИЙ

Лаврентий Палыч Берия

Не оправдал доверия,

Осталися от Берия

Лишь только пух да перья.

Из фольклора 50-х г.

И не поймем – кого казним,

Кому – поем хвалу…

А.Галич

В истории есть персонажи, чья жизнь и деятельность в силу каких-то причин становится не предметом изучения – спокойного и беспристрастного, а своего рода будоражащим воображение набором мифов. Таковы Ленин, Троцкий, Сталин. Отношение к ним и сегодня определяется не стремлением к исторической достоверности, а исключительно политическими симпатиями авторов. Для “демократов” хорошим тоном считается “не принимать” Ленина и Сталина, а к Троцкому дозволительно относиться с некоторой симпатией. Для “коммунистов” обязательна любовь к Ленину и желательна – к Сталину, Троцкий же отнесен ими к “партии предателей”. Для “патриотов” хорош Сталин, плох Ленин и совсем уж ужасен Троцкий. Такая вот схема…

Но есть еще один “человек-миф”, чье имя, как правило, не вызывает ничего кроме ужаса у представителей всех обозначенных выше политических группировок. Это – Берия.

ЖЕРТВА ОБСТОЯТЕЛЬСТВ?

Истоки легенд и мифов о Берии – и во временах “культа личности”, и в эпоху “реабилитанса” – развенчания сталинских преступлений. Хрущеву и его сподвижникам нужен был своего рода “гений тьмы”, дабы на его фоне предстать в роли “ангелов света”. Проще говоря – “козел отпущения”, на которого они могли бы свалить собственные преступления. Сегодня уже достаточно очевидно, что Молотов, Маленков, Ворошилов, Каганович да и сам Хрущев замешаны в сталинских репрессиях никак не меньше, чем Берия.

“Даже когда мы многое узнали после суда над Берией, – признавал Хрущев в своих мемуарах, – мы дали партии и народу неправильные объяснения и все свернули на Берию. Он казался нам удобной фигурой, и мы сделали все, чтобы выгородить Сталина.”

В декабре 1953 г. Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР рассмотрело дело Берии и его ближайших сотрудников – Меркулова, Деканозова, Кобулова, Гоглидзе, Мешика и Влодзимирского. В обвинительном заключении есть такие разделы: “Покровительство агентам иностранных разведок”, “Попытка установить тайную связь с Тито – Ранковичем”, “Капитулянтские предложения Берии об отказе от социалистического строительства в ГДР и странах народной демократии”.

Среди других обвинений – стремление заключить перемирие с Гитлером в 1941 г., намерение открыть немцам путь через Кавказский хребет, а также попытка – ну прямо в стиле Рудольфа Гесса – бежать за границу на бомбардировщике с базы ВВС в Мурманске…

Вопрос о том, действительно ли на этом судилище (в лучших традициях приснопамятных “московских процессов”) присутствовал в качестве обвиняемого сам Берия, нельзя считать окончательно решенным. Во всяком случае, известный исследователь советской истории Авторханов полагает, что Берия был расстрелян задолго до этого суда. Аналогичную версию выдвигает и ныне живущий сын Берии – Серго Берия (Гегечкори), недавно издавший крайне тенденциозную, но тем не менее содержащую богатый фактический материал книгу о своем отце.

Впоследствии были осуждены и работавшие под началом Берии руководители советской разведки Судоплатов и Эйтингон, понижен в звании друживший с Берией генерал Штеменко. Нетрудно представить, что в такой обстановке вряд ли кто мог найти в себе мужество вспомнить о Берии что-нибудь, что расходилось с официальным образом растленного злодея. Вот и получается, что, как заметил один историк, о Берии написано много и… почти ничего.

НЕ ГУМАНИСТ…

Он не был, конечно, ни либералом, ни гуманистом, как пытается представить его сын Серго в своей апологетической книге. Возглавляя партийную организацию Грузии в 30-е г., Берия проводил в республике массовые репрессии. Бывший секретарь особой “тройки” при НКВД Грузинской ССР в 1937 – 38 гг. Морозов показал: “За период работы “тройкой” было рассмотрено дел приблизительно на 30 тыс. человек… Около 10 тыс. были приговорены к расстрелу”. По словам одного из подчиненных Берии С.А.Гоглидзе, Берия лично отдавал указания об избиении арестованных. Правда, сообщения о том, что Берия якобы лично застрелил в своем кабинете первого секретаря ЦК Компартии Армении Ханджяна и отравил (!) Председателя ЦИК и Совнаркома Абхазии Лакобу, да еще потом приказал выкопать из могилы и сжечь труп последнего (такие утверждения можно и сегодня встретить даже в работах весьма серьезных исследователей), представляются весьма сомнительными.

По свидетельству Андрея Громыко, Сталин иногда называл Берию “наш Гиммлер“, поскольку оба носили пенсне. Впрочем, сходство этим не ограничивалось.

И все же… Лаврентий Павлович Берия был назначен на пост наркома внутренних дел 8 декабря 1938 г. Вслед за этим волна “большого террора” резко пошла на убыль. По официальным данным (возможно, далеко не полным), в 1937 г. было расстреляно 353074 человека, в 1938 г. (все при Ежове) – 328618 человек. В 1939 и 1940 гг. (при Берии) было расстреляно 4201 человек – то есть почти в 200(!) раз меньше, чем за два предыдущих года. Нелишне напомнить, что в числе расстрелянных при Берии оказались и многие руководители и следователи самого Наркомата внутренних дел, осужденные за фабрикацию следственных дел и применение незаконных методов следствия.

Однако пытки и другие незаконные методы следствия не прекратились и при Берии. Об этом, в частности, свидетельствует письмо Всеволода Мейерхольда, адресованное Вышинскому: “Меня клали на пол лицом вниз, жгутом били по пяткам, по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам… Следователь все время твердил, угрожал: “Не будешь писать, будем бить опять, оставим нетронутыми голову и правую руку, остальное превратим в кусок бесформенного, окровавленного тела.”

Вряд ли такие “методы следствия” могли применяться к всемирно известному режиссеру без санкции высшего руководства НКВД. Уже при Берии были расстреляны или убиты сокамерниками те немногие осужденные на “московских процессах”, кому “посчастливилось” избежать смертного приговора – Радек, Сокольников, Раковский.

ПОЧЕТНЫЙ ГРАЖДАНИН

Однако Берия занимался не только “архипелагом ГУЛАГ”. В его ведении находилась также разведывательная служба. Во времена Ежова, одержимого маниакальной идеей поиска иностранных шпионов в органах НКВД, работа советской внешней разведки оказалась в значительной степени парализованной. Новому наркому пришлось воссоздавать разведывательную службу практически с нуля. Есть немало “свидетельств” непонимания Берией роли внешней разведки, его будто бы имевших место попыток ввести Сталина в заблуждение относительно сроков немецкой агрессии против СССР, намерения “стереть в лагерную пыль” тех советских агентов, которые поставляли на этот счет правдивую информацию. Публикуются даже вымышленные “документы” на этот счет без ссылки на то, в каком архиве они находятся. Более достоверным выглядит свидетельство “легенды советской разведки” Павла Судоплатова – одного из немногих, кто пережил ежовские “чистки” и в ком Берия сразу же распознал ценного работника. По его словам, в разговоре со Сталиным Берия так определил задачи внешней (или как тогда говорили – закордонной разведки): “Закордонная разведка в современных условиях (то есть в конце 30-хх гг. – Н.Г.) должна изменить главные направления своей работы. Ее основной задачей должна стать не борьба с эмиграцией, а подготовка резидентур к войне в Европе и на Дальнем Востоке. Гораздо большую роль будут играть наши агенты влияния, то есть люди из деловых правительственных кругов Запада и Японии, которые имеют выход на руководство этих стран и могут быть использованы для достижения наших целей во внешней политике”.

В годы войны, как отмечает тот же Судоплатов, “Берия отвечал не только за деятельность спецслужб, но и за производство вооружений и боеприпасов, работу топливно-энергетического комплекса”. Впоследствии он был руководителем советского атомного проекта и за его успешное осуществление был удостоен необычного статуса – “Почетный гражданин СССР”. Не обошлось и без крупной денежной премии. Кстати, стоит отметить: в быту Берия был довольно неприхотлив. Рассказы о его пирах, оргиях, в изобилии появившиеся в последнее время, как правило, плод воображения психически неуравновешенных людей. Вообще, версия о “морально-бытовом разложении” неплохо “дополняет” обвинения в сотрудничестве с иностранными разведками и отказе от строительства социализма в ГДР…

ЦЕНИТЕЛЬ ЮМОРА

Берия, достаточно грубый и бесцеремонный со своими подчиненными, как ни странно, сумел найти общий язык с учеными. Вспоминает Павел Судоплатов: “Я помню: одно заседание Спецкомитета в 1945 г. проходило в часы трансляции из Лондона футбольного матча между нашей командой и английской. Члены Политбюро и правительства были шокированы, когда Капица предложил прервать заседание и послушать матч. Возникла неловкая пауза, но Берия, ценивший юмор, ко всеобщему изумлению объявил перерыв. Напряжение спало. А затем настроение присутствующих поднялось, поскольку наша команда победила”.

Однако вскоре отношения между Берией и Капицей испортились. Известный ученый всячески подчеркивал свою независимость. Дошло до того, что на просьбу Берии приехать к нему Капица ответил, что он очень занят и что, если это ему так нужно, Берия может сам приехать к нему в институт. Это предложение вызвало возмущение даже у весьма критически настроенного академика Тамма, который полагал, что Берия, несомненно, куда более занятой человек, чем Капица. Впрочем, никаких репрессий в отношении Капицы не последовало. Стремясь привлечь лучших ученых к полноценному участию в оборонных проектах, Берия добился освобождения авиаконструктора Туполева, убедив его отказаться от ранее данных ложных показаний.

ПРЕДТЕЧА

После смерти Сталина в марте 1953 г. Берия вновь назначается на пост министра внутренних дел. Его первый шаг – амнистия для широкого круга заключенных, которая, однако, не коснулась большинства осужденных по пресловутой 58-й статье. По поводу этой амнистии Константин Симонов пишет: “Это мероприятие, само по себе гуманное, проводилось необыкновенно поспешно – возникает впечатление, что впоследствии, при определенных обстоятельствах и при определенной пропагандистской работе в этом направлении, часть освобожденных или ненаказанных могли образовать питательную среду для поддержки его, Берии”.

Непонятно, правда, зачем Берии, имевшему в своем подчинении целые дивизии МВД, могла понадобиться поддержка из числа бывших заключенных.

Следующий шаг, предпринятый Берией, – прекращение сфабрикованного по заданию Сталина “дела врачей”, чуть было не возведшего антисемитизм в ранг государственной политики.

Другие меры, предлагавшиеся Берией: нормализация отношений с Югославией, роспуск нерентабельных колхозов, ограничение функций МВД, передача всех тюрем и лагерей в ведомство Министерства юстиции, создание специальной комиссии для пересмотра всех политических дел. От писателей и журналистов он требовал немедленно прекратить поток славословия в адрес Сталина. Недаром один западный журнал в самом начале “перестройки” писал о Берии как о предтече горбачевских реформаторов. Тогда это звучало как похвала. Однако сегодня мы видим, к чему могут привести слишком поспешные и плохо спланированные преобразования. Впрочем, реформы Хрущева тоже не отличались глубоким системным подходом и по существу стали “генеральной репетицией” последовавшего впоследствии демонтажа советского государства. Так что попытки представить Берию в качестве своего рода “советского Дэн Сяопина”, как это делают некоторые авторы, по меньшей мере спорны.

НЕЛЬЗЯ ГРУБИТЬ ТОВАРИЩАМ!

Что же послужило формальным основанием для ареста Берии? Об этом рассказывает принимавший участие в этой акции маршал Москаленко: “К нам вышли Хрущев, Булганин, Маленков и Молотов. Они начали нам рассказывать, что Берия в последнее время нагло себя ведет по отношению к членам Президиума ЦК, шпионит за ними, прослушивает телефонные разговоры, грубит со всеми… Нам нужно войти в кабинет и арестовать Берию”.

До сих пор остается неясным, каким образом Берия – мастер кремлевских интриг – сумел проглядеть заговор членов Президиума ЦК против самого себя. Скорее всего, его подвела та же черта, которая в свое время сгубила Троцкого – высокомерие, сознание собственного превосходства над “выдающимися посредственностями”. И он проиграл. В то время проигрыш в политической игре означал смерть. Таковы были правила. Он и сам в свое время играл по ним…

Николай ГУЛЬБИНСКИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Двуликий Янус
ВЛАДИМИР ПОЛЕВАНОВ: “ТЫ НАВЕРНЯКА ПРОМАХНУЛСЯ, ЕСЛИ НЕ ВЫСТРЕЛИЛ”
Дяди тянутся к культуре
С утра за налимами
Сердечный мед
Помидоры на окне
Протестный потенциал республики Татарстан
ПРЕЗИДЕНТ Б.ЕЛЬЦИН: ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУЩЕЙ ВНИЗ
Блеск и нищета История России в музейном исполнении
Как вас теперь называть?
Насколько адекватна реакция России на события в Риге?
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Кукла для электората
Кукла для электората
ЛИЧНОСТЬ – ОБЩЕСТВО – ГОСУДАРСТВО
Бывший военный – новый гражданский
Возвращение блудного капитала
Когда нефтяники плачут
Начните с себя, господин президент!
Поститесь на здоровье


««« »»»