“Кавалерийская атака” на капитал не удалась

Российские власти всерьез обеспокоены низкой наполняемостью казны. Менее широко обсуждается неудача с проведением намеченных на конец года инвестконкурсов и аукционов по пакетам акций крупных компаний, прежде всего нефтяных. Государство рассчитывало получить от них весьма нужные ему триллионы рублей. Однако выданные авансы не оправдались. Почему же притягательный для капитала передел российской нефтяной собственности, вопреки ожиданиям, не дал казне “быстрых” денег?

ЛАКОМЫЕ ПАКЕТЫ

История формирования российских нефтяных компаний говорит о том, что на начальном этапе раздел отрасли не приносил государству заметных дивидендов. Две крупнейшие компании – ЛУКОЙЛ и “Сургутнефтегаз” практически сами выкупили себя из “госрабства”. ЮКОС, СИДАНКО и “Сибнефть” были проданы за символические суммы, пополнив, соответственно, финансовые империи МЕНАТЕПа, ОНЭКСИМбанка и Б.Березовского (размер “выкупа” составил 300, 160 и 200 млн.долларов). Но и “остатки”, оказывается, имеют немалую цену, как показала продажа 38% акций Тюменской нефтяной компании (ТНК), состоявшаяся летом этого года.

Государство же нынче особо остро нуждается в деньгах, которые реально можно получить лишь в ТЭКе. На рост налогового давления полагаться не приходится. Вот и решено было развивать успешный опыт продажи нефтяной госсобственности, апробированной на ТНК. В конце года были объявлены конкурсы и аукционы по продаже крупных пакетов акций “НОРСИ-ОЙЛ”, “Славнефти”, “Восточной нефтяной компании”, не исключалась и продажа акций “Роснефти” – последней нефтяной компании со 100-процентным государственным участием. Если по первым двум компаниям масштабные поступления в казну не ожидались, то по трем последним – наоборот (например, начальная цена 34-процентного пакета акций ВНК была определена в 2 трлн рублей). Но капиталы не потекли в казну по руслу, проложенному летним инвестконкурсом по акциям Тюменской нефтяной компании. Почему?

ОПЫТ – СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ

Начнем с вышеупомянутой ТНК. Первый вице-премьер Борис Немцов считает, что возникшая вокруг компании масса арбитражных споров не дает возможности привлечь достаточно большие капиталы. Это действительно так, но история с ТНК дает основания и для более обобщающих выводов, важных для оценки всего нынешнего этапа приватизации нефтяных компаний в России.

ВЫВОД ПЕРВЫЙ. Смена собственника в компании с внутренне неконсолидированной структурой и серьезными разногласиями в руководстве не дает стабилизирующего эффекта без продажи контрольного пакета акций и установления жесткого контроля за дочерними предприятиями. В Тюменской нефтяной компании главное нефтедобывающее АО “Нижневартовскнефтегаз” изначально было “государством в государстве”, а его глава – Виктор Палий находился в оппозиции к руководству холдинга. “Альфа-групп”, заплатив 810 млрд рублей за 40% акций компании, получила в наследство и “проблему Палия”, вступив в затяжную полосу конфликтов с дочерним АО, в котором ТНК не имеет решающего большинства голосов акционеров. В результате обе стороны начали проводить собственные собрания акционеров, каждое из которых объявлялось легитимным, избрали по своему вкусу два совета директоров “Нижневартовскнефтегаза”, начали борьбу в судебных инстанциях различных уровней и в органах власти. Крупнейший акционер ННВГ, сторонник Палия, Михаил Некрич заявил, что дочернее АО само может скупить акции холдинга на предстоящем аукционе. Пока же объявленный аукцион по 49% акций ТНК сорван. 18 ноября Российский фонд федерального имущества приостановил прием заявок.

ВТОРОЙ ВЫВОД. Продажа пакетов акций компаний раздельно по двум типам (инвестконкурс и спецденежный аукцион) может обесценить или осложнить проведение одного из этих мероприятий. В первом варианте, на конкурсе, пакет акций продается одному инвестору, во втором – делится пропорционально размерам предложений претендентов. Тут вступает в силу весьма сложная арифметика подсчетов, и претендент на контрольный пакет акций должен досконально просчитать стратегию своего поведения.

ВЫВОД ТРЕТИЙ. “Нефтяной пирог”, остающийся неподеленным, ограничен, и борьба за его остатки становится все ожесточеннее и приобретает скандальную, а то и криминальную окраску, сопровождается войной компроматов. В истории с Тюменской нефтяной компанией криминально-скандальный оттенок присутствует давно. В статье “Черная кровь” газета “Известия” писала: “Нефть, по-прежнему, остается делом кровавым. Кто будет следующей жертвой? Судя по всему, генеральный директор “Нижневартовскнефтегаза” Виктор Палий. Сегодня он стал слишком неудобен”. Дальше – больше: в разгар скандала вокруг ТНК в средствах массовой информации возникла новая версия, что якобы уже Палий “заказал” А.Чубайса исходя, видимо, из их общеизвестных непростых взаимоотношений. Слава богу, и Палий, и Чубайс избежали этих неблагоприятных прогнозов, но сам факт подобного “предсказательства” говорит о многом. В комплексе же все эта волна компромата с криминальным душком оставляет впечатление, что последняя стадия передела собственности в нефтяной отрасли осуществляется уже вне всяких правил.

“РОСНЕФТЬ” – НАКАЛ СКАНДАЛЬНОСТИ

Скандальность нынешнего этапа нефтяной приватизации обещает достигнуть апогея в случае с другой компанией – “Роснефтью”. К борьбе за “Роснефть” готовятся главные силы российской финансово-промышленной элиты в союзе со своими зарубежными партнерами: альянс “Газпром” – “ЛУКОЙЛ” ( в союзе с “Shell”), ОНЭКСИМбанк (в союзе с “British Petroleum”), группа Б.Березовского, возможно, при участии дружественного ей “СБС-Агро” (в партнерстве с американским капиталом). Пока же правительство полно решимости провести приватизацию “Роснефти” в самое ближайшее время (до начала марта 1998 г.). По плану приватизации 63% уставного капитала компании будет продано на двух спецденежных аукционах, 33% – на инвестиционном конкурсе. В самой компании более осторожно называют срок приватизации – I полугодие 1998 г.

В борьбе за “Роснефть” можно отметить немало аналогов с ТНК. В руководстве компании усилились раздоры, и началась “война компроматов”. Совет директоров компании обратился в правительство с просьбой снять с поста президента компании Юрия Беспалова, а перед этим анонимный источник в руководстве компании распространил сообщения об угрожающих звонках по телефону членам совета. Уязвленный Ю.Беспалов разразился обвинениями в адрес своих оппонентов.

Как и в случае с ТНК, позиция государства по отношению к руководству “Роснефти” размыта и непоследовательна. Ю.Беспалов, по его словам, жалеет, что согласился занять руководящий пост в чуждой ему структуре, авансы же, выданные ему в правительстве, впоследствии не были реализованы. Нет полной ясности и с самой программой приватизации “Роснефти”, ясно лишь, что государство хочет поскорее ее продать.

ВНК – ПРЕТЕНДЕНТЫ КОЛЕБЛЮТСЯ

История с “Восточной нефтяной компанией” наименее конфликтна из трех рассматриваемых. Буквально за 2 часа до официального объявления итогов конкурса по продаже 34% акций ВНК Российский фонд федерального имущества заявил, что конкурс не состоялся. Причина в том, что, хотя первоначально рассматривались заявки двух претендетов – ООО “Опус” (читай МЕНАТЕП) и компании “Лэнси” (то есть “Инкомбанк”), в последний момент второй из них отозвал заявку. В соответствии с Гражданским кодексом, конкурс с одним участником считается несостоявшимся. Ситуация для российской нефтяной приватизации новая. Ранее, чаще умышленно, ограничивали число претендентов, но самоотзывов среди реальных конкурентов не было. В результате казна не досчиталась как минимум 2 трлн рублей, а широко разрекламированное честное подведение итогов не состоялось. На вопрос, почему МЕНАТЕП не подстраховался и просто не подал вторую заявку, руководство компании заявило, что оно поверило в честность и открытость проводящегося конкурса, зная при этом о наличии второй заявки – от “Инкомбанка”. “Инкомбанк” же, очевидно, решил выждать, тем более, что вожделенный пакет не достался и конкуренту. В МЕНАТЕПе, естественно, недовольны, М.Ходоровский даже заявил о намерении подать иск о несостоятельности, в этих условиях, спецденежного аукциона. Но, видимо, таковы новые правила игры между финансовыми группами на нефтяном рынке. Важнее другое – каковы результаты неудачной приватизации нефтяных компаний для государства и для них самих.

Для государства они, очевидно, явились неприятным сюрпризом. Первый вице-премьер Борис Немцов заявил: “Без привлечения денег за счет акционирования российских предприятий мы не справимся с задачей, поставленной президентом по погашению задолженности по заработной плате работникам бюджетной сферы”. Другой первый вице-премьер – Анатолий Чубайс обозначил и конкретный выход из неожиданного тупика – возрождение практики передачи акций в залог, хотя и отметил, что рассматриваются и другие варианты исправления неудач осенней приватизации.

Для компаний, выставленных на продажу, ситуация тоже неожиданная и малоприятная. Они уже подготовились к мысли о приходе стороннего инвестора, который, кстати, заплатил бы и их долги.

Общий же вывод, на мой взгляд, один – прежде чем начинать считать гипотетические деньги в кармане, надо обеспечить все необходимое для того, чтобы они там появились. Иначе авансы остаются нереализованными, а долги гнетут все сильнее.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Как Вы оцениваете шведские “мирные инициативы” Ельцина?
РЕФОРМИРОВАТЬ БЕЗ СПЕШКИ
О незаконных военных действиях в Чечне и современном кризисе власти
“Светить всегда!” Вот лозунг каждой порядочной лампы
Налоговые новации могут дестабилизировать рынок нефтепродуктов
ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!
Разрушение страны идет строго по графику
Проект бюджета или “как цыган приучал лошадь мало есть”
Картинки с выставки
Тонки на одеколон
Как создать первичную организацию СНПР
Вячеслав Белоусов – честность и целеустремленность
За будущее России
Время траурных лент
Замочаленные червь для рыбьего чрева
Людмила Ноздрина: “Мы сможем возродить духовные традиции”
Диктатора вызывали?
Реформы ради науки
Чтоб, она, понимаешь, зарумянилась
Из опыта мойдодыра


««« »»»