Картинки с выставки

В последнюю субботу ноября мы с дочерью отправились на выставку кукол, проходившую в музее архитектуры им. А.В.Щусева. Мне раньше не доводилось бывать в этом музее, а потому поход обещал быть вдвойне интересным. Скажу сразу, что действительность превзошла все мои ожидания.

Информация к размышлению: “Музей архитектуры им. А.В.Щусева создан в 1964 г. объединением музея архитектуры Академии строительства и архитектуры СССР (основан в 1934 г.) и музея русской архитектуры им. А.В.Щусева (основан в 1945 г.). Расположен в бывшем особняке А.С.Талызина (1787 г.,перестроен в 1816 г.). Обширное, во многом уникальное собрание материалов по истории русской и советской архитектуры, в котором наиболее полно отражено творчество В.И.Баженова, М.Ф.Казакова и других работавших в Москве архитекторов русского классицизма, ведущих мастеров советской архитектуры, фототека по архитектуре. В 1978 г. музей посетило около 165 тыс.человек”. (Москва. Энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия, 1980.)

МАГАЗИН И МУЗЕЙ В ОДНОМ ФЛАКОНЕ

Выставка открывалась в одиннадцать часов, но уже за десять минут до начала работы двери музея были гостеприимно распахнуты. Однако то, что мы увидели за открытыми дверями, несколько удивило. Парочка мраморных сфинксов у дверей были похожи на шкодливых уличных котов, забравшихся в магазин. Да-да, именно в магазин: просторный холл бывшего особняка А.С.Талызина оккупирован несколькими так называемыми “галереями”, а точнее – большими сувенирными киосками.

Продавцы и охранники киосков сразу почуяли в нас чужаков-непокупателей (“Еще рано! Все откроется в одиннадцать!”), но указали нам на ободранную дверь. Дождавшись одиннадцати, открываем дверь и попадаем… в коридор, в стену которого вбиты крючки-вешалки. Коридор заканчивается несколькими дверями, на одной из которых висела афиша выставки и большая пластилиновая пломба.

Возникшая из другой двери добрая фея-дежурная пообещала, что выставка все-таки откроется и даже ответила на другие мои вопросы:

– Что, у вас теперь все под магазины сдано?

– Да, сдаем, сдаем. А что делать-то? Знаете, как культуру плохо финансируют?

– А как же музей? Совсем не работает?

– Почему не работает? Работает! Сотрудники на работу ходят, в комнатах своих сидят.

– А посетители? Что им смотреть?

– Как что? Выставки! Кукол вот! А на втором этаже выставка Кузнецова. А со двора – реставратора известного выставка.

– А кто такой Кузнецов?

– Не знаю.

За время беседы с дежурной выставка так и не открылась, а потому мы решили совершить экскурсию на второй этаж музея. Там в анфиладе залов просторно расположился салон модной мебели. От музея остались пышные пыльные люстры и портреты великих архитекторов, изумленно взирающих на стеклянные столы и разноцветные диваны. Ни архитекторами, ни выставкой Кузнецова, проход к которой трудно было отыскать среди модной мебели, ни самой мебелью никто, кроме нас, не интересовался. Однако наша заинтересованность совсем не обнадежила хранительницу модной мебели, которая подозрительно осведомилась, чего мы хотим и почему тут ходим. Узнав, что мы “просто смотрим”, девица сменила гнев на милость, ходить по музею-салону позволила, но велела “мебель руками не трогать и закрытых дверей не открывать”.

НОВОСТЬ ДЛЯ ПРОФЕССОРА ПРЕОБРАЖЕНСКОГО

ИЛИ СВЕТ В КОНЦЕ ТУННЕЛЯ

Дочь все-таки жаждала посмотреть не только мебель, но и кукол, а потому мы спустились вниз и прошли в знакомый коридор. О радость! Выставка наконец открылась. Теперь мы общались со старушкой, смотрительницей кукол:

– Вы знакомые художницы?

– Нет.

– Тогда с вас пять тысяч, ребенок бесплатно.

– А можно пальто в коридоре повесить?

– Можно, но их там украдут. Вы уж лучше прямо тут, в зале, на стульчиках положите. Сегодня начальства нет, можно, а в будние дни меня за это ругают. Благодаря отсутствию начальства мы смогли наконец-то снять пальто и в комфортных условиях посмотреть кукол. Куклы нам понравились, хотя из-за полумрака в зальчике (залом эту комнату назвать трудно) их не очень-то хорошо было видно, но все равно дочка была в восторге.

Ребенок у меня маленький, а дорога домой нам предстояла долгая, а потому я решила повести дочку перед уходом в туалет. Оказалось, что эту проблему решить можно, но сложно: “Туалет? А в музее-то туалета теперь нет. Вернее, он есть, но на территории магазина находится. Но вы пойдите, попросите, вас пустят. Вы ведь с ребенком”. Интересно, а что делать тем, кто без ребенка? Помните, профессор Преображенский у Булгакова говорил, что разруха – это когда люди в подъездах естественную нужду справляют. А как бы он назвал ситуацию, когда те же самые действия людей заставляют под стенами музея совершать? Неужто демократизацией общественной жизни?

Впрочем, в туалет нас продавцы впустили. Решив эту проблему, мы снова вернулись к куклам. Дочке так все понравилась, что ей не хотелось уходить. Наш интерес был вознагражден самым неожиданным образом. Умиленная бабушка-смотрительница вдруг сказала: “Ну раз уж вы так интересуетесь, то я вам сейчас даже ненадолго свет включу. Вообще-то нас за это начальство ругает, потому что за электричество много платить приходится да и лампочка один раз у нас упала, чуть пожар не случился. Ну да ненадолго можно”. И нам включили свет. При свете выяснилось, что многих кукол в полумраке мы вообще не заметили. Да и вообще при свете (вот удивительно-то!) все куклы смотрелись совсем по-другому.

Наконец, счастливые своим приобщениям к миру кукол и архитектуры, мы вышли из замечательного музея, где можно купить сувениры и мебель, где (если не будет рядом начальства) вам позволят снять пальто и уложить его в защищенном от кражи месте, где (если с вами пришел трехлетний ребенок) продавцы разрешат вам воспользоваться туалетом, где, наконец, вам могут даже ненадолго включить свет в выставочном зале.

НЕПОЛУЧЕННАЯ ШОКОЛАДКА

Так, размышляя о прелестях музейной жизни, я вела дочку мимо полуживой бывшей библиотеки им. В.И.Ленина, мимо входа в Кремль, мимо церетелиевских коней и аленушек. И попали мы “под Манежную площадь”. Тут, в отличие от музея, все было чисто, пристойно, мраморно, дорого. У выхода из-под земли нас остановила бойкая дама с табличкой на груди:

– Извините, вы – москвичка?

– Да.

– Не хотите ли поучаствовать в социологическом опросе?

– ???

– Вы любите чипсы?

– Нет.

– Совсем?

– Совсем.

Дама разочаровано покачала головой и посетовала: “Могли бы и покривить душой. Там шоколадки бесплатные дают”. Лишенные бесплатной шоколадки, мы уже подходили к станции метро, оставляя за спиной митинг коммунистов возле музея Ленина.

Я могла бы назвать своей любимой пищей чипсы “нужной” фирмы и получила бы за это шоколадку. Я могла бы сказать, что мне все нравится в теперешней России, и “получить шоколадку” от реформаторов. Я могла бы сказать, что мне все нравилось в прошлом, и “получить шоколадку” от коммунистов. Я могла бы, наконец, сказать, что с культурой “рай и в шалаше”, что героические усилия сохранить музеи путем сдачи в аренду площадей и экономии на туалетах, вешалках и освещении достойны восхищения. Но я не хочу кривить душой.

Я действительно не люблю чипсы, я не хочу обратно в коммунистическое прошлое, я не ношу розовых очков и потому далеко не все мне нравится в дне сегодняшнем. Я уверена, что принцип “в тесноте, да не в обиде” не подходит для культуры, посещение нищих музеев – это унижение, а не удовлетворение, и уж тем более не “формирование культурных потребностей”.

Любовь ГЕОРГИЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Тонки на одеколон
Как создать первичную организацию СНПР
“Кавалерийская атака” на капитал не удалась
Вячеслав Белоусов – честность и целеустремленность
Время траурных лент
За будущее России
Людмила Ноздрина: “Мы сможем возродить духовные традиции”
Замочаленные червь для рыбьего чрева
Реформы ради науки
Диктатора вызывали?
Из опыта мойдодыра
Чтоб, она, понимаешь, зарумянилась
РЕФОРМИРОВАТЬ БЕЗ СПЕШКИ
Как Вы оцениваете шведские “мирные инициативы” Ельцина?
“Светить всегда!” Вот лозунг каждой порядочной лампы
О незаконных военных действиях в Чечне и современном кризисе власти
ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!
Налоговые новации могут дестабилизировать рынок нефтепродуктов
Проект бюджета или “как цыган приучал лошадь мало есть”
Разрушение страны идет строго по графику


««« »»»