Почему мы покорно идем на Голгофу

Наш обозреватель беседует с известным философом, главным научным сотрудником ИЭМПИ РАН Александром ЦИПКО

– Александр Сергеевич, после бурного всплеска отечественной философской публицистики на рубеже 90-х годов наступило какое-то болотистое затишье. Не совсем понятно, что с нами произошло за последние годы и как выбираться из затянувшегося неблагополучия? Что Вы, как философ, думаете по этому поводу?

– Действительно, пришло время остановиться, посмотреть по сторонам и трезво оценить: в какой ситуации мы оказались спустя семь лет после прихода к власти людей, сориентированных либерально-западнически. Ельцин, по моему мнению, не играл в этом процессе сколь-нибудь значимой роли, что, конечно, странно, потому что он – хозяин. Но он был с самого начала повязан своим выбором. Он пришел к власти благодаря Западу, “Демократической России” и благодаря тем людям, которые мечтали превратить Россию в некое наднациональное, аморфное, внеисторическое, но внешне цивилизованное государство.

Почему настало время осмотреться по сторонам? Нам угрожают две опасности. Во-первых, опасность реальная и главная – это инерция взглядов, мировоззрений, установок людей, которые захватили власть в 91-м. Эти люди руководили реформами, они же формировали и насаждали идеологию – я имею в виду весь этот демократический “агитпроп”. Иначе говоря, это люди, которые определили весь нынешний идейный климат. Последними представителями этой группы являются Чубайс и Немцов. Их можно назвать революционными демократами, демократами резких сдвигов. Эти люди смотрят на Россию, как на почву, которую надо окончательно вспахать.

Я послушал Немцова, он говорит страшные вещи: “Все старые инженеры, директора ничего не могут, это люди, которые кончили совпартшколу, всех их надо убрать и заменить новыми”.

А где ж их взять, новых?

Вот именно. Наивно и глупо. Та же установка у Чубайса, у Коха (еще в более радикальной форме).

Этим людям надо остановиться и понять: само по себе разрушение ничего не дает. Им надо осознать, что их либеральные реформы рынка не дали. Если мы цивилизованные и образованные люди, мы это прекрасно знаем. Рынок – это защищенная частная собственность, конкуренция. Рынок – это нормальная здоровая экономика, больше половины которой составляет мелкий и средний бизнес. Рынок – это развитая сфера услуг.

Рынка нет. Мы имеем какую-то квазимонопольную систему, которая построена на том, чтобы откачивать у нищих людей последние деньги. Москва в этом смысле уникальный пример.

– Да, Москва относительно преуспевает.

– Повторяю, Москва уникальна, но это – уникальность безумия. Столица России закрыта от России. Закрыта прежде всего от русского производителя. В Москве есть уйма магазинов – Нина Ричи, еще пару иностранных магазинов и так далее, – и я ничего не имею против этого. Но в Москве должны быть магазины Хохломы, Гжели, громадные магазины продуктов, производимых в России, – тех же, например, краснодарских, астраханских. У нас ничего этого нет, везде одни перекупщики. Отсюда – цены на продукты питания значительно выше, чем, например, в Токио – и на молоко, и на колбасные изделия. В Токио куры дешевле в два раза, а рыба – в три.

Мы имеем самый дорогой город мира, где процветает максимум десять процентов людей. И имеем толпу нищей, голодной интеллигенции, которая бегает по Москве, чтобы заработать очередные сто долларов и выглядеть прилично, носить приличный костюм. Имеем нищих пенсионеров, которые смотрят на роскошные витрины, но ничего не могут купить.

Я отнюдь не реваншист и не сторонник коммунистов, но диагноз ситуации таков: переход к рынку ничего не дал подавляющему большинству населения и привел к нищете. Он осуществляется за счет людей, за счет того потенциала, который создали за семьдесят лет.

Очень опасная ситуация: громадное богатство сконцентрировалось в руках тех, кто ничего не производил и не производит, но кто получил возможность завладеть собственностью. Их спасает только одно – то, что социум иссяк, не пассионарен, не способен оказывать никакого сопротивления.

Вы говорили об идейном климате либералов, но, уж извините, у них идейный климакс. Идеология революционного демократизма по сути уже иссякла и вызывает все большее отторжение в обществе. Это вовсе не массовая убежденность, а пропагандистское обеспечение стратегии олигархов и их действий – разрушительных для общества и государства.

– Я согласен. Взять того же Гайдара. Это фигура переходная, в чем-то трагичная, но он хотя бы образованный человек. Но эти все кохи, чубайсы… Чубайс – абсолютно необразованный человек, чего ж он лезет руководить идеологией. Это человек, который строил свою идеологию на разрушении всего, что есть: культурного и национального кода, исторической памяти, на разрушении достоинства и уважения к своей стране. Неслучайно, люди более заземленные на Россию и на прошлое страны, тот же Березовский, отмахнулись от младореформаторов и ушли. Я думаю, здесь не только экономические интересы. Просто стало ясно, что за этими либерал-большевиками тупик, революция.

Этим господам надо умерить свои амбиции. И Немцов тут ничуть не лучше – это младший научный сотрудник, не имеющий никакого гуманитарного образования и говорящий языком баррикад 89-го года. Он популист ДемРоссии. Трагедия Ельцина в том, что он поддерживает Немцова. Страшный вопрос: чем при этом руководствуется господин Ельцин?

Проблема заключается не просто в смене идеологии, она более серьезная. Ведь в конце концов эти люди представляли партию власти.

И представляют! Причем останавливаться, а также одумываться вроде бы не собираются.

– Но, к счастью, партия власти неоднородна. И то, что партия власти сейчас, в подавляющем большинстве, все-таки противостоит Чубайсу и выкидывает Чубайса, – это говорит о многом . Осознать, понять, отказаться от иллюзий и просто реально представить ситуацию – это проблема партии власти. Чудо, что народ безмолвствует, ударился в вольницу, живет на уровне выживания. Чудо, что была страна богатая и не все разворовано. Но реально партия власти, если она хочет остаться и иметь перспективу, очень серьезно должна взвесить расстановку сил, возможностей и ресурсов.

Для партии власти настало время сбросить с себя всю экстрему. И господину Ельцину нужно осознать, что никакой очередной транш его не спасет, если не изменится ситуация.

Это моя страна, и мне становится страшно, что ее судьба зависит от того, будет ли коррупционер и подонок Чубайс “гарантом развития”. Он берет на себя дело реформ и оскорбляет все это дело, все реформы своей физиологической жадностью. Если Чубайс – гарант развития, то что это за развитие, и что это за страна?

Александр Сергеевич, в ходе нашей беседы Вы сказали фразу, которая меня несколько задела, – о построении цивилизованного государства. Ведь на самом деле это их парадигма – “мы-де входим в мировую цивилизацию”. Но человек, читавший когда-нибудь того же Тойнби, задается вопросом, почему нам в который раз повторяют идеологемы, которые уже давно и аргументированно опровергнуты? Исторический процесс не линеен, он не ограничивается территорией Западной Европы и США, и мы тоже часть, причем уникальная, мировой цивилизации. Зачем “входить” туда, где мы уже присутствуем самим фактом своего существования? У нас очень много проблем, мы многое натворили, может быть ненужного, но не перестали от этого быть цивилизационной составляющей, страной со своими традициями, привычками, особенностями. И если мы все-таки собираемся развиваться, то нельзя при этом рассчитывать только на внешние рецепты, внешние энергии и финансы.

– Это спорный вопрос. Россия – это органичная часть Европы и одна из европейских стран. Это христианская страна. И когда я говорю о цивилизации, то имею в виду очень банальные вещи, которые подавлялись в советское время. Во-первых, это право свободы совести и свободы вероисповедания. Для меня, реставратора, возвращение к цивилизации есть возврат к моей родине, к дореволюционной России. Во-вторых, вернуться к цивилизации – это вернуться к основам народного быта, к почитанию предков, святынь, к своей истории, которой мы во многом были лишены.

А можно ли вернуться? Войти второй раз в ту же реку?

– Можно и нужно. Знать нужно! По крайней мере, если ты образованный человек, то кроме Добролюбова, Чернышевского и “четвертого материализма”, ты должен знать и свое национальное достояние – Бердяева, Булгакова, Хомякова.

Вернуться в цивилизацию – это не значит жить, как американцы. Еще спорный вопрос – создали ли они вообще собственную цивилизацию.

– Они создали собственную стандартизацию.

– Вернуться в цивилизацию – это обрести защиту частной собственности, уважение к закону, свободу предпринимательства, все то, что было в России до революции. Отказаться от монополии одной идеологии, разрешить право свободного выбора и так далее. Мне никто не докажет, что советскую систему нужно воспринимать как продолжение нашей русской идеи.

Однако, мне кажется, что политика и идеология, которая существует сейчас, не менее убивает эту цивилизацию, чем большевики. И даже более.

– Вот это для меня уже давно ясно, почему я и разошелся с ними в 89-м году. Я понимаю, что “советское” не черная дыра, но оно задавило очень много национального. В этом смысле я даже не боролся с партией, я боролся с той идеологией. Я, кстати, считал, что партию, как механизм, можно использовать.

Но вдруг с ужасом обнаружил, что в 91-м году в результате августовских событий власть перешла в руки тех, кто просто ненавидит Россию. И произошло прямо противоположное. Вместо того чтобы использовать смену власти для возвращения национальной культуры, реставрации национального, эти люди начали заниматься целенаправленным уничтожением остатков того культурного кода, который не добили большевики. Причем сделали это в красивой форме. Если те просто запрещали русскую философию, то эти вообще сменили парадигму. Большевики работали в парадигме культуры. Они традиционную культуры с национальной идентификацией сменили на интернационалистски безразличную. Тут же всю культурную человеческую парадигму бытия сменили антикультурной, антинациональной.

СМИ до сих пор находятся в руках людей, которые ненавидят Россию, ненавидят все русское, хотят уничтожить остатки национального кода. По второму государственному каналу пропагандируют девчонок, занятых проституцией и наркоманией, как образ новой жизни. У меня возникает страшный вопрос: какие муки ужаснее – муки людей, которых сажали в ГУЛАГ, или муки несчастных матерей, у которых эта антисоциальная субкультура отнимает детей, превращая их в подонков и дегенератов. Сколько людей мучались в советское время и сколько сейчас? Я глубоко убежден, если взять всех матерей, созерцающих самораспад собственных детей, всех стариков, всех женщин, не имеющих возможности родить и воспитать ребенка, то я с вами соглашусь – произошло самое страшное. Страна добивается сознательно и ценаправленно.

Я стал сейчас еще большим антисоветчиком – я понял: нужна была советская система, советский строй, чтобы подготовить к этому. Потому что нельзя было тем же западным компаниям забрать собственность у всех русских крестьян, помещиков, купцов – какая это громадная, неподъемная работа. А теперь, когда все обобществлено, все изъято у людей, господин Чубайс делает ваучерную приватизацию, проводит аукционы и все забирает. Это не реставрация…

А второй этап, разнесенной во времени, но все той же революции?

– Да, второй этап большевистской революции более успешный. Он окончательно решает задачу уничтожения национальной культуры, полного изъятия из рук людей остатков их собственности и полной утраты контроля над своей национальной историей.

Так что же делать, Александр Сергеевич? Надо же как-то этому сопротивляться. Осуществлять контрполитику?

– И вот здесь возникает вторая из двух опасностей, о которых я говорил, – потеря здравого смысла. К сожалению, это присутствует у нашей оппозиции. У нас по сути нет оппозиции. Потому что оппозиция, особенно коммунистическая, не может стать на нормально историческую точку зрения, она не задает нормальных вопросов. Для того чтобы этому сопротивляться, надо, по крайней мере, осознать, что советская история была подготовкой к этому, что советская экспроприация привела к чубайсовской экспроприации, а марксистско-ленинское угнетение национального кода облегчило условия для окончательного его уничтожения.

– И обществу предлагается жесткая альтернатива: или – или, либерализм или коммунизм. А почему, например, не современный социализм?

– Проблема в отсутствии осознания трагизма происшедшего. Если встать на национально-историческую точку зрения, тогда надо спросить себя: что есть в нашем народе такое, что позволяет с нами делать все что хочешь. Вместо этого оппозиция увлекается теорией заговора. Естественно были и есть силы, которым не нравится Россия, – это очевидно. Но вместо теории заговора надо спросить – почему реально люди, которые хотели разрушить Россию, побеждают? Что в наших установках этому помогает? Почему мы, как быдло, идем за любым бараном на Голгофу? Вместо того чтобы поставить эти важные вопросы об ответственности самого русского народа за свою историю, о причинах, предпосылках и условиях, при которых это стало возможным, вместо того чтобы честно сказать, что советская история была подготовкой к окончательной экспроприации, вместо этого – возвращение назад, идеализация прошлого и попытка советской реставрации в той или иной форме.

Нужно задать элементарный вопрос: почему советская система уничтожала национальный код? Почему советская система так катастрофически быстро распалась? Почему так много предателей было среди представителей советской системы? Уничтожив нормальное общество, мы получили суррогат. Но об этом давайте поподробнее поговорим в следующем интервью.

Беседовала

Татьяна СУХОВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Уход за обувью
Скорбная память
Александр Чурилов: “реальные планы – реальные дела”
Я иду на выборы с открытым забралом
Как Вы оцениваете результаты встречи “четверки”?
Не все то золото, что на блесне
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ “КОНЦЕПЦИИ РЕФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ НАУКИ”
Не сожалейте о “мелком бесе”!
Анатолий Воронин: “У России нет другого пути, только вперед”
Азретали Селяев – мудрец с молодым сердцем
Пьян да умен – два угодья в нем
Блистательные лохмотья
СТАГНАЦИЯ И СПАД
14 декабря – выборы в Московскую областную Думу!
Информационная революция: От научного покорения природы к научному покорению человека
Ода чесноку
“Быть женщиной – великий шаг…”
Что сделано?


««« »»»