Вячеслав Белоусов – честность и целеустремленность

14 декабря – выборы в Московскую областную Думу

Вячеслав Белоусов – честность и целеустремленность

Наш корреспондент беседует с Вячеславом Георгиевичем БЕЛОУСОВЫМ, кандидатом в депутаты Московской областной Думы по 44 избирательному округу

– Вячеслав Георгиевич, не сомневаюсь, что многие избиратели Вас хорошо знают. Но, наверное, не все. Расскажите о себе. Что Вы за человек? Как Вы появились в Дубне?

– Родился я 30 января 51-го года в семье военнослужащих в Таманской дивизии – это село Петровское Нарофоминского района. После школы работал на авиационном заводе, активно занимался лыжным спортом и даже выступал за “Спартак”.

В 73-м году закончил Московское высшее общевойсковое училище и занимал командные должности полкового звена – от командира разведвзвода до начальника штаба полка. Два года был командиром батальона в Афганистане, награжден тремя боевыми орденами. После Афганистана служил в Туркмении начальником штаба полка. Оттуда отбыл в Северную группу войск, из которой, когда войска выходили из Европы, мы прибыли в Дубну. Так что живу я в Дубне с ноября 92-го года. Закончил командный факультет Академии им. Фрунзе.

Сейчас нахожусь на службе в управлении безопасности Министерства по чрезвычайным ситуациям России. Занимаемся мы защитой спасателей и тех, кто попал в чрезвычайную ситуацию.

– Расскажите, как Вы начали заниматься политической деятельностью и почему?

– Еще во время службы в Северной группе войск, в Польше, я выдвигался полком в депутаты Верховного совета СССР. По разным обстоятельствам пришлось отказаться – и полк целый месяц со мной потом не разговаривал. От Северной группы войск был делегатом на последнем офицерском собрании в 91-м году, когда маршал Шапошников кидал свою должность, будто он командир взвода, и когда мы, офицерский корпус, еще могли удержать развал Советского Союза.

Сама ситуация в России, и в армии в частности, заставляет глубже всматриваться в политику, искать единомышленников. Много моих друзей и однокашников просто ушли из вооруженных сил от всего этого развала. Я остался. Но стал внимательно приглядываться к новым политикам и их организациям. Ближе всего по духу мне показался Конгресс русских общин. У организации были достойные лидеры – Глазьев, Скоков, Рогозин. Тогда казалось, что и Лебедь заслуживает доверия – все-таки афганец. Программа КРО близка мне как русскому человеку: я противник развала России, потому что СССР и Россия по существу понятия однозначные.

– А как Вы пришли к сотрудничеству с Социалистической народной партией России?

– После президентской гонки возникло разочарование в Лебеде, особенно когда он нас стал убеждать голосовать за Ельцина и его команду. Лебедя мы все-таки исключили из КРО, а не сам он ушел, как это иногда трактуют. Но я и сейчас остался членом правления Московской областной организации КРО.

Постепенно познакомился с СНПР, слышал выступления Шаккума, помогал в ходе его президентской компании. Мы уже тогда приглядывались к Мартину Люциановичу. Начали вместе работать. Создаем на общественных началах Московскую областную организацию СНПР. Пытаемся собрать сильную, работоспособную команду.

– Вы как-то взаимодействуете с коммунистами?

– Безусловно. У нас много политически общего, но есть и существенные отличия. Все-таки, на мой взгляд, в компартии пока много догматиков. Когда встречаемся и разговариваем со своими коллегами по левому движению, видно, что молодых кадров и новых идей у компартии маловато. А тут появилась новая партия, тоже с левой программой, но более конкретной и актуальной – СНПР.

– За пять лет Вы, наверное, неплохо узнали проблемы Дубны, особенности этого города и его сложности?

– Хотя и говорят, “кто прошлое помянет – тому глаз вон”, но встретили нашу часть в Дубне не очень хорошо. Бытовало такое мнение, что офицерам и солдатам – здесь делать нечего”. Дубна – наукоград, всегда считавший себя элитой. Кое-кому, наверное, казалось, что мы своим интеллектуальным уровнем понизим интеллектуальный потенциал в Дубне.

– С какого момента Вы почувствовали, что Дубна – это Ваш город, здесь Вас понимают и принимают?

– Это четко показали прошлогодние выборы в городскую Думу, где боролись более 80 кандидатов за 17 мест. Проиграла партия власти во главе с мэром, и для многих стало неожиданностью, что я, полковник, стал семнадцатым, несмотря на то, что к военным раньше в Дубне относились предвзято. И я считаю, что это мой большой успех. Люди меня за год работы в Думе узнали неплохо. Я вхожу в две комиссии – по бюджету и в комиссию по экономике и приватизации.

– Почему именно эти комиссии?

– Экономические процессы определяют сейчас всю нашу ситуацию – и политическую, и нравственную. Прямо на глазах происходит нравственное падение некоторых руководителей города. Верхи, что страны, что города, живут не по средствам. Они жируют, а люди у нас голодают.

– Что же Вы в городской Думе не боретесь с этими нарушениями и коррупцией?

– Почему Вы так говорите? Безусловно, боремся. Но беда в том, что возможности контроля ограничены. Уже сейчас по Московской области председатели многих городских советов – главы администраций. Получается парадокс. Ведь местная Дума – во многом орган контроля, для этого она и избирается народом. Когда глава области, района или города возглавляет депутатский корпус – он творит что хочет, просто Бог, царь и воинский начальник. По Талдемскому району, например, это хорошо видно: люди боятся руководства района, стараются даже говорить осмотрительно.

Что касается Дубны, то здесь депутатский корпус не может преодолеть вето, которое имеет право наложить мэр города. Устав города не приведен в соответствие с законом Московской области о местном самоуправлении. Старым “реформаторским” составом городского совета устав был принят под администрацию. Недавно наш мэр нарушил принятый бюджет и перевел средства с одной статьи на другую, на зарплату администрации и госслужащих – 2 миллиарда рублей. Есть цивилизованный подход: или сокращать администрацию и прибавлять зарплату, или отложить повышение до нового бюджетного года. Он же принял свое решение и поднял чиновникам зарплату. Конечно, при таком подходе неизбежны конфликты между Думой и администрацией. Когда мы начинаем контролировать, администрация сопротивляется.

– А как Вы относитесь к идее провести референдум о том, чтобы перевести половину депутатского корпуса Московской областной Думы на работу на общественных началах?

– Крайне отрицательно. Неслучайно, областная администрация идет на референдум – она хочет иметь карманную Думу. Потому что областная Дума – кость в горле у администрации. Поэтому я и агитирую людей голосовать против. Ни в коем случае не заглатывать приманку – то, что 25 человек не будут получать зарплату. Проблем области это не решит. Я вообще считаю, что заработную плату и администрации, и депутатов нужно приблизить к прожиточному минимуму. Поднимается жизненный уровень людей, значит, и им можно поднимать зарплату.

– Какие конкретные проблемы Вам удалось решить на уровне города?

– У нас неважное снабжение Дубны продовольствием, хотя соседний Талдемский район сельскохозяйственный. Но сельское хозяйство загублено. Элитный совхоз “Талдем”, выращивавший племенных свиней, сейчас дает две тонны мяса в неделю. Используя все свои связи и наработки, мне удалось содействовать созданию в Дубне двух магазинов Смоленского мясокомбината. Туда без посредников напрямую завозят продукты и продают населению. Это магазины для малоимущих – цены там на порядок ниже. Одновременно, мы содействуем отечественному производителю. Вот одна из социальных программ, которую я реализовал в Дубне.

– Вы человек очень мужественной и ответственной профессии. Какие принципы, личные и человеческие, Вы считаете главными для себя?

– Для меня самое главное в людях – честность. Человек может ошибиться – мы вот шли с Лебедем и в нем ошиблись. Ну наступили на грабли один раз. Если человек честен, он может признать свою ошибку и сделать выводы. Второе – целеустремленность. Нужно болеть за свое дело. Должна быть конечная цель. Моя цель – сделать так, чтобы наш народ наконец-то зажил хорошо. Если мы сейчас все это не преодолеем, то наши дети могут жить уже в колонии.

– Но у Вас уже есть возможность работать на уровне городской Думы. Зачем нужно баллотироваться еще и в областную?

– Я понял, что не все можно сделать на уровне города. С другой стороны, Дубна – наукоград, город с высоким интеллектуальным потенциалом. Кстати, мэр говорит об этом на всех перекрастках. А администрация пригласила в качестве кандидата – варяга Анатолия Долголаптева. Своего достойного кандидата, получается, найти не можем. Я посчитал, что это не годится. Депутат должен работать не только на область, но и на свой город и на свой район. Существует, например, проект подачи воды в Москву из Талдемского района. Однако, когда образуются пустоты в результате откачки воды, могут последовать процессы эрозии почвы и необратимые последствия. Мне, как сотруднику МЧС, это слишком хорошо известно и понятно. И я, наверное, лучше многих понимаю опасность такого рода проектов.

– Каковы, на Ваш взгляд, основные проблемы Московской области?

– Проблемы Подмосковья – сельское хозяйство и ВПК. Мы хорошо умели и умеем делать танки, вертолеты, космические корабли. Не надо переводить эти предприятия на производство кастрюлек и сковородок, им надо делать телевизоры, радиоприемники, сложную аппаратуру. Я думаю, они не будут хуже заграничных. Но наши государственные предприятия стали акционерными обществами. Дубнинский мощнейший механический завод разбился на множество акционерных обществ, всякие ЗАО и АО. Кто мог – урвал и делает мелкое свое дельце, но развален тот монолит, который мог бы делать большое дело.

То что осталось от завода – уже никому не нужно. Что касается села, то я не знаю ни одной страны, где не было бы государственной поддержки сельскому хозяйству. Выдвинули идею – разрушить колхозы, совхозы, все отдать фермерам. Фермера надо еще воспитывать не один десяток лет. Потом, зачем отказываться от того, что наработано? Правильно, кстати, говорит СНПР – надо уметь взять лучшее.

– Как к Вашей беспокойной общественной деятельности относится семья?

– На протяжении трех лет я каждый день езжу на службу в Москву и обратно. С 9 часов вечера провожу депутатскую работу с населением. Выходные тоже заняты депутатскими делами. Но моя супруга – дочь военного, она привыкла переносить тяготы и лишения вместе с мужем. Сын учится заочно на юридическом факультете и проходит службу в Московской налоговой инспекции. Два года Родине отдал, отслужил.

– Кто из известных политиков Вас поддерживает?

– Меня поддержали Сергей Глазьев, Лев Рохлин, Мартин Шаккум, Дмитрий Рогозин и бывший министр обороны Игорь Родионов. Как видите, неплохие ребята.

Беседовала

Татьяна ДОЛГАЯ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Налоговые новации могут дестабилизировать рынок нефтепродуктов
Проект бюджета или “как цыган приучал лошадь мало есть”
Разрушение страны идет строго по графику
Тонки на одеколон
Картинки с выставки
“Кавалерийская атака” на капитал не удалась
Как создать первичную организацию СНПР
Время траурных лент
За будущее России
Людмила Ноздрина: “Мы сможем возродить духовные традиции”
Замочаленные червь для рыбьего чрева
Реформы ради науки
Диктатора вызывали?
Из опыта мойдодыра
Чтоб, она, понимаешь, зарумянилась
РЕФОРМИРОВАТЬ БЕЗ СПЕШКИ
Как Вы оцениваете шведские “мирные инициативы” Ельцина?
“Светить всегда!” Вот лозунг каждой порядочной лампы
О незаконных военных действиях в Чечне и современном кризисе власти
ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!


««« »»»