Уголок рыболова от Мартина Шаккума

Традиционная рубрика нашей газеты – “Уголок рыболова” вызывает большой интерес у любителей рыбной ловли.

И это неслучайно. Постоянные читатели знают: председатель редакционного совета газеты Мартин Шаккум – заядлый рыбак. Сегодня он рассказывает уникальный случай из своего богатого рыбацкого опыта. Мотайте на ус, друзья-рыболовы. Ждем писем с вашими собственными рассказами о самых удивительных уловах.

Ежегодный выезд на рыбалку – в десятых числах июля – стал для меня уже доброй традицией. В этот раз я отправился не один: а пригласил с собой на Волгу друзей – Олега, Вадима и Володю. Они ехали туда впервые.

НА МОРСКОЙ ЯМЕ

Обычно я отправляюсь в низовья Волги – это 80 километров от Астрахани и километров 30 до открытого моря. Волга в этих местах – сплошные заросли камыша с частинами, которых становится все больше по мере приближения к морю. А сама река распадается на несколько десятков проток – их в народе называют “банками”.

Летом, в конце первой декады июля, начинается активный клев сома. Берет сом преимущественно на ямах, глубина которых в этих местах достигает 25 м, а ширина 50 – 70 м. Хотя бывают и небольшие ямы-омуточки – 6 – 10-метровые, где тоже порой скапливаются сомы.

На Волге дела, как и в нашей экономике: рыбы становится все меньше и меньше. Но этот год нас поразил особенно.

Отправились мы привычно на одну из самых больших ям – ее называют Морской, потому что туда заходит и морская рыба. Во время ловли можно увидеть, как плещется стерлядь и даже выпрыгивают целиком севрюжата, но обычно мы ловим на такой яме сома – я сам вылавливал здесь сомов на 50 кг.

А наживкой для ловли сома в низовьях Волги служит жерех, причем достаточно крупный.

ШЕСТЬ ЖЕРЕХОВ ДЛЯ ПОЧИНА

Вечером мы выплыли на трех моторных лодках типа “казанка”. Сначала плавали все вместе, но жерех не ловился и мы разъехались по разным местам. У каждого местного егеря, а за рулем “казанок” сидели, конечно, местные ребята, были свои козырные места, где водится жерех. Но мне гид был не нужен.

…Лодка медленно поплыла по Васильевскому банку, а я внимательно следил за берегами. Жерех обычно проявляет себя, когда бьет малька – сильные круги или очень сильные всплески хорошо видны издалека. Вторым показателем для опытного рыболова служат чайки: множество их всегда кружится там, где активно жирует жерех.

Не прошло и получаса, как я увидел: в одном из мест, под корягой, два раза ударил жерех. Это было начало ямы, где течение закручивало малька, и жерех бил то там, то сям. Первый же заброс – и такое впечатление, будто я попал жереху прямо в пасть. Моментальный рывок – и удилище заходило ходуном. Я неплотно закрутил тормоз, стравил немного лески и потом постепенно начал подтягивать. Жерех в таком случае борется недолго и позволяет легко подвести себя к лодке. Хотя возле лодки он опять начинает выписывать фортели, пытается уйти под нее, резко мечется из стороны в сторону. Но, попался – так попался.

Первый жерех тянул на 3,5 кг. Чуть позже появился еще один, поменьше, но потом поклевки прекратились.

Тогда я начал пробовать свой старый, испытанный способ – броски на противоположный берег так, чтобы блесна падала в полуметре от него. Причем, стоит бросить за полтора метра от берега, и у тебя нет никаких шансов поймать рыбу. Самый минимум – это метр, а лучше всего именно полметра. Я последовательно и аккуратно метров двадцать прокидал буквально в полуметре от берега. Наградой за точные броски были еще четыре крупных жереха весом от 3 до 4 кг.

Вечером, возвращаясь в рыбацкий домик, я специально прикрыл жерехов тряпицей. Вижу – лица у моих спутников грустные: не ожидали, что в первый же день на Волге им не удастся поймать ни одной рыбы на троих. Когда я показал шесть своих жерехов, был бурный восторг. И на следующее утро все уже в совершенно другом настроении двинулись на рыбалку.

ПОЧЕМУ ПРОПАЛА РЫБА

В 5 часов утра я на лодке привычно привязался на перспективной Морской яме. Сома на яме сразу видно потому, что по утрам он всплывает на поверхность и сильно бьет хвостом, как говорят рыбаки, – “махалкой”. Эти оглушительные удары у настоящего крупного сома похожи на выстрелы. Но на этот раз сом плескался небольшой, и удары были не слишком громкими. Тем не менее, разбросав пять удочек со свежим филе жереха, я терпеливо просидел до 10 часов утра. Ни одной поклевки.

А вот спутники мои были довольны. Им удалось напасть на несколько мест, где водились жерехи, и каждый привез по три-четыре крупные рыбы. На лицах сияло счастье – активная рыбалка им явно понравилась.

Вечером уже, из разговоров с егерями и местными рыбаками, выяснилось, что прошлой осенью перед началом ледостава, браконьеры черпали на ямах рыбу тоннами, а то и десятками тонн. Это продолжается уже 5-6 последних лет – с начала реформ. Но такой хищнической добычи сомов, как в прошлом году, не помнят даже старожилы.

Сома теперь в низовьях Волги можно ловить только проходного: либо весной в апреле – мае, либо осенью – во второй половине сентября и октябре. Тот сом, который раньше постоянно жил на ямах, просто физически уничтожен. Мы поняли, что от рыбалки на глубоких ямах придется отказаться и занялись ловлей на блесну. Но тем, кто первый раз приходит на рыбалку, как и тем, кто впервые играет в казино, по-видимому, действительно, везет.

СОМ ПОПАЛСЯ!

Вечером третьего дня мы решили ловить все вместе. Выбрали неплохое местечко и поплыли вниз по течению, бросая блесны то налево, то направо. Течение там довольно сильное, примерно 5-6 км в час, т.е. полтора – два метра в секунду, и мы не спеша продвигались вдоль Васильевского банка, к которому примыкают небольшие ерики, соединяя его с частинами. Ловили в основном на жереха, но не исключали и блесну. Иногда сом действительно попадается на блесну, сам я ловил таким образом сомов до 10 кг и не слышал, чтобы кто-то ловил больше.

Возле одного из ериков Володя забросил блесну под берег, и… первое впечатление, будто он зацепился за корягу. Затем “коряга” медленно поплыла. Я тем временем продолжал бросать блесну, изредка вытаскивая жерехов, как вдруг заметил, что лодка, которая шла рядом, начала постепенно удаляться. Вижу – удилище у Володи согнулось дугой и описывает круги вокруг лодки. Продолжалось это минут 15.

Есть негласное правило – не мешать рыболову, когда он ведет рыбу, но здесь любопытство победило, и я подплыл. Володя, уже запыхавшись, кричал мне: “Люцианыч, не могу вытащить, помоги, уйдет!” Тут я понял, что рыба действительно нешуточная, по первым прикидкам сом, наверное, килограммов под 15. Я сначала отказывался, хотя понял, что шансов вытащить рыбу у моего друга не много: у них в лодке не было даже багра, чтобы зацепить сома, если удастся подвести его.

Вдруг сом в одном месте частично показался из воды, и, хотя уже смеркалось, я понял – рыба действительно приличная. В этот момент желание вытащить этого великана победило все мои сомнения. Мы поменялись с Володей местами, я взял удочку и почувствовал, что этот сом – серьезный противник. Хорошо, что на катушке была не леска, а шнур 0,35, который выдерживает около 20 кг нагрузки…

БОРЬБА И ДРАМА

Поединок начался. Я раз за разом подводил рыбу к лодке, а сом вновь и вновь уходил, стягивая с катушки шнур.

Конечно, мне, опытному рыболову, хотелось показать класс, сделать все побыстрее. Но не тут-то было – сом начал заходить в глубь узкого ерика, и возникла опасность, что он спрячется за коряги. Если же сом зацепится за коряги, у нас не будет никакого шанса его вытащить.

Пустились вдогонку. Но хотя мой напарник в лодке активно загребал шестом, сом продвигался гораздо быстрее. Я еще больше увеличил натяжение и стал резче вываживать рыбу. В этот момент произошло буквально трагическое событие: у меня сломалась ручка на катушке. Вместе с ручкой что-то оборвалось в сердце – трое друзей напряженно наблюдали за мной, мастером, им очень хотелось увидеть этого сома, а я, маститый рыбак, допускаю такую ошибку. Что делать?

Зажав руками катушку, я, сколько мог, подтащил сома, который тоже начал уставать, но все равно этого не хватало. Тогда, взяв в лодке тряпку, я аккуратно прихватил ею шнур и начал вываживать рыбу. При сильном натяжении мне приходилось через тряпку стравливать леску. Если бы я взялся за нее руками, то у меня были все шансы остаться без пальцев при хорошей подтяжке.

Через 5 минут мое упрямство было вознаграждено. Показалась огромная голова сома, напарник поддел его багром, и мы вытащили рыбину в лодку.

ВОТ ЭТО УЛОВ!

Тут же посыпались прогнозы насчет веса… Сом был действительно здоров, под два метра длиной. Я сказал очень скромно: “Не меньше 35 кг”. Но когда мы рыбину взвесили, результат превзошел все ожидания. Сом весил ровно 48 кг и был длиной 2 м.

Случай этот по-своему уникальный. Я никогда не слышал ничего подобного, тем более, что обычная блесна, на которую мы поймали сома, была не самой большой, и даже тройник, которым он был зацеплен, не самый большой из тройников. Обычно такой тройник мы употребляем для ловли жереха и щуки, но тут он очень удачно зацепился за жабры двумя крючками, а, видимо, у сома это достаточно болезненное место. Поэтому сом не смог развить свою обычную активность. Плюс к тому крепкий шнур и грамотное вываживание. Вся процедура заняла около получаса.

Повторяю, ни до, ни после я не слышал, чтобы на блесну был выловлен такой вот сом.

Рассказывал Мартин ШАККУМ,

записала Татьяна СУХОВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Без щей и стол пустой
Тырныаузский комбинат вместе с Социалистической народной партией России готовится к забастовке
Спрашивали – отвечаем
Под землей – опасно, а на поверхности – безысходно
Объединим свои силы!
Гвоздь сезона – бабушкин ридикюль
Наша сила в организованности и единстве рядов
Не выбрасывайте разбитые чашки. Они нам еще пригодятся
Идея молодых реформаторов
Консультации лидеров
Секреты хорошей хозяйки
Закон против террористов
СНПР – островок надежды
Ты уж стар, ты уж сед…
Мартин Шаккум: рождается серьезная политическая сила
Сад, ты мой сад!
Видит око, да зуб неймет
Будем дружить стратегически
Кто он, средний россиянин?
Важное событие в жизни партии
Крошка дочь пришла к отцу или “граждановедение” в стране без граждан
Российская семья сегодня
Люди верят конкретным делам
КАЗАНСКИЕ НОВОСТИ
Диагноз общества – депрессия


««« »»»