НОВАЯ ИСТОРИЯ СО СТАРОЙ ГЕОГРАФИЕЙ

Результаты парламентских выборов 17 декабря в региональном разрезе больших неожиданностей не принесли. В России в основном сохраняется устойчивая картина более оппозиционных и более лояльных регионов, и географические особенности голосования за партийные списки это наглядно продемонстрировали. География последнего голосования во многом повторяет картину 1991 года и совсем близка к картине образца 1993 года. Но при этом Россия в целом стала в декабре 1995 года более оппозиционной, и, что особенно важно отметить, суммарный показатель голосования за партии и движения, которые, безусловно, можно отнести к государственно-патриотической оппозиции, составил 53% голосов избирателей, явившихся на выборы. В декабре 1993 года выражавшие эту тенденцию ЛДПР, КПРФ и АПР получили в сумме 43% голосов избирателей. Но если показатели голосования за оппозицию выросли почти во всех российских регионах, то распределение территорий по отношению к этому показателю сохранилось: практически те же, что и два года назад, регионы выступают в качестве менее оппозиционных, почти те же самые находятся в числе более склонных голосовать за оппозицию, не слишком сильно меняется порядок их следования от максимальных показателей к минимальным. Устойчивость этой картины не удивляет, поскольку она вот уже несколько лет раскрывает базовую политико-географическую дифференциацию российской территории.

По-прежнему основными политико-географическими закономерностями голосований остаются классические российские расколы между лояльным городом и оппозиционным селом, между голосующими за “партию власти”, демократов и правую оппозицию Севером и Востоком страны и голосующим за левую оппозицию Югом. С помощью этих расколов можно описать значительную часть региональных особенностей и последних парламентских выборов. Кроме того, выделяется особая модель электорального поведения в российских республиках с сильной президентской властью – там местным властям удается обеспечивать высокие показатели голосования за “партию власти”.

В большинстве российских регионов, как и по России в целом, государственно-патриотическая оппозиция получила более половины голосов. Наиболее оппозиционными оказались территории знаменитого “красного пояса”, протянувшегося от Смоленска до Ульяновска, Северного Кавказа, а также Кузбасс и другие оппозиционные “острова” Сибири и Дальнего Востока. Так, более трех четвертей голосов избирателей государственно-патриотическая оппозиция собрала в Северной Осетии и Курской области, более двух третей – в отдельных регионах “красного пояса” (Орловская, Тамбовская, Брянская, Пензенская, Смоленская, Белгородская, Липецкая области), Северного Кавказа (Карачаево-Черкесия, Адыгея, Ставропольский край), Сибири и Дальнего Востока (Кемеровская, Амурская области, Алтайский край, Агинский Бурятский округ). Эти регионы составляют на сегодняшний день список классических традиционалистских территорий России, в которых всегда можно ожидать наиболее консервативное поведение избирателей, в том числе на предстоящих президентских выборах.

На другом полюсе находятся территории, в которых государственно-патриотическая оппозиция собрала менее трети голосов, а точнее 30 – 32%. Это Москва, Санкт-Петербург и Ямало-Ненецкий округ. Политико-географическое расслоение российских регионов проявляется настолько четко, что Москва оказывается на последнем месте по доле голосующих за оппозицию, а Санкт-Петербург – на предпоследнем.

В остальных российских регионах оппозиция собрала от одной трети до двух третей голосов. При этом не оказалось половины голосов у оппозиции ни в одном из регионов Северного района, относительно неудачными для нее остаются Свердловская, Пермская и Челябинская области (в Свердловской области за оппозицию голосовало едва больше трети избирателей), многие регионы Сибири и Дальнего Востока, особенно северные (все автономные округа, кроме двух бурятских, Камчатская, Магаданская, Томская, Иркутская области, Хабаровский край, Якутия), в Центральном районе – Московская и Ярославская области, на северо-западе страны – Ленинградская, Новгородская и Калининградская. Из республик пока слабо выступает оппозиция в Ингушетии, Чечне, Туве. В то же время во многих из перечисленных регионов доля голосующих за оппозицию вплотную приблизилась к 50% и наблюдается существенный рост популярности оппозиционных движений.

По сравнению с 1993 годом доля голосующих за государственно-патриотическую оппозицию в России выросла на 10%. Но в Дагестане этот показатель даже уменьшился. Немного упала доля голосующих за государственно-патриотическую оппозицию в Мордовии и Вологодской области, а в большом числе регионов этот показатель возрос незначительно. Не столь велик был прирост оппозиционного электората в консервативных областях Центральной России, где соответствующие показатели приблизились к максимально возможным – на уровне 60 – 75%.

С другой стороны, отмечается значительный рост доли оппозиционного электората во многих регионах, в особенности в тех, которые прежде отличались небольшим консерватизмом. Сильно вырос оппозиционный электорат в Приморском крае, Пермской и Кемеровской областях. Можно наблюдать начинающуюся “раскачку” и других регионов, ранее считавшихся лояльными. Пока показатели голосования за оппозицию в них не столь велики, но наметилась тенденция к их росту. Это заметно не только в Приморье, но и почти по всему Дальнему Востоку, в Иркутской, Челябинской областях, Удмуртии. И если в консервативных регионах Центральной России оппозиционный электорат, кажется, близок к исчерпанию, то во многих более лояльных районах России оппозиционные настроения постоянно нарастают. Голосование в Кузбассе наглядно продемонстрировало: то, что происходит в Орловской или Тамбовской областях, при определенных условиях может стать реальностью и в высокоурбанизированной индустриальной России.

География голосования за НДР стала даже более тривиальной, чем это можно было предполагать. Более успешным выступление НДР оказалось в тех национальных республиках, в которых местные власти смогли организовать голосование за это движение, в вотчинах ТЭК и отдельных традиционно лояльных правительственному курсу регионах России. В результате получилась довольно странная смесь, в которой в верхней части списка наиболее благоприятных для НДР регионов соседствуют Тува и Москва. С другой стороны, наблюдается практически полное отторжение НДР как в ряде традиционно “непокорных” регионов России, так и там, где организация избирательной кампании НДР фактически провалилась.

Почти половину голосов собрал НДР в Чечне, более трети – в Ингушетии, 24 – 29% – в Татарстане, Туве, Кабардино-Балкарии и Калмыкии. Именно в этих шести республиках местные власти лучше всего смогли организовать голосование за НДР. Кроме того, более 20% голосов НДР получил в Ямало-Ненецком округе – колыбели “Газпрома”. Почти 20% движение В.Черномырдина собрало в Москве, где особенно велика доля избирателей, кровно заинтересованных в сохранении нынешнего экономического курса (даже Санкт-Петербург заметно отстал от столицы). На том же уровне оказалась и Мордовия, которая в прошлом отличалась очень сильным отторжением правительственного курса.

Снова доказала свою уникальность на политической карте России Тува. Эта республика отличается наиболее контролируемым местными властями электоратом, который плохо разбирается в тонкостях российской политической жизни, в том числе в силу сохраняющегося до сих пор серьезного языкового барьера. В 1991 году на президентских выборах это был единственный регион, где более половины голосов получил Н.Рыжков, в 1993 году здесь отличилась ПРЕС. В 1995 году республика чуть не воспроизвела задумывавшуюся кремлевскими стратегами двухблоковую систему: НДР набрал 28% голосов и – феноменальный результат – блок Ивана Рыбкина получил почти 13%. Так Тува попыталась стать заповедником российской двухпартийности.

“Чистый” демократический электорат составил в России порядка 15% избирателей. В качестве регионов, наиболее благоприятных для демократов, четко выделяются Санкт-Петербург и Москва, в которых соответствующие партии и движения набрали 33 – 34% голосов. К ним приближается Камчатка с 28% и особыми симпатиями к “Яблоку”. В остальных регионах России классический демократический электорат оказывается намного менее значимым. От 15 до 21,5% демократы получили в своих традиционных регионах повышенной поддержки на севере и востоке страны. Это три уральские области – Пермская, Свердловская и Челябинская, на Дальнем Востоке помимо Камчатской – Магаданская область, Корякский округ, Хабаровский и Приморский края, в Сибири – Томская область и Хакасия. В ту же группу попадает весь Северный район, кроме Ненецкого округа, весь Северо-Западный без Псковской области, Калининградская область. В Центральной России, как и раньше, выделяются Московская и Ярославская области, на Северном Кавказе отличились Дагестан (где многие голосовали за ДВР в связи с позицией блока по чеченской войне) и Ростовская область. Выше средней по России остается поддержка демократов в Нижегородской области. Но почти во всех случаях речь идет о сравнительно невысоких показателях на уровне 15 – 20%.

Крайне важным представляется анализ географии голосования за партии и движения, которые в целом лояльны по отношению к модели реформирования страны, истоки которой – в “августовской революции” 1991 года. Речь идет о сумме голосов, поданных за “партию власти” в лице НДР, и за демократические блоки. В целом по России доля лояльного электората составила порядка 25%. При этом более половины избирателей проголосовало за соответствующие блоки только в Москве, закономерно оказавшейся на первом месте с 51,9%, и Чечне, где голосование проходило в особых условиях. К показателю 50% приблизились “вторая демократическая столица” России – Санкт-Петербург и Ингушетия, голосование в которой опять-таки было контролируемым.

В остальных регионах отчетливо лояльный электорат составляет не более 38%. В группе с 30 – 40% голосующих по этому типу выделяются, с одной стороны, республики, такие как Татарстан, Тува, Кабардино-Балкария, Дагестан, Калмыкия, которые от выборов к выборам демонстрируют сильную изменчивость избирательских предпочтений, во многом определяемую позицией местных властей и состоянием отношений с Москвой. Более репрезентативными и устойчивыми являются результаты по регионам с преобладанием русского населения. Здесь в качестве более лояльных (30 – 38% избирателей составляет лояльный электорат) выделяются Ямало-Ненецкий и Чукотский округа, Камчатская и Мурманская, Московская и Ярославская области. Если в Свердловской области в качестве голосования за партию власти засчитать выбор в пользу росселевского “Преображения Отечества”, то доля лояльного электората в этой области также окажется почти 40%.

С другой стороны, в более консервативных регионах Центрального, Центрально-Черноземного, Поволжского, Северо-Кавказского и других районов доля лояльного электората составила всего 10 – 20%. Самые низкие показатели отмечаются как раз в тех регионах, в которых особенно велика поддержка государственно-патриотической оппозиции: в Чувашии, Северной Осетии, Амурской, Читинской, Курской, Кемеровской областях и др.

В большинстве российских регионов доля лояльного электората в сравнении с выборами 1993 года (когда его представляли избиратели “Выбора России”, “Яблока”, ПРЕС и РДДР) упала по России в целом с 34 до 25% (примерно на столько же процентов, на сколько выросла доля “патриотического” электората). Выросли соответствующие показатели лишь в нескольких республиках, где многим избирателям удалось-таки навязать выбор в пользу НДР. Что касается регионов, испытавших уменьшение лояльного электората, то в некоторых из них этот электорат оказался все же довольно устойчивым. Это касается Москвы и Подмосковья, Башкирии (снова фактор НДР), Вологодской области, Ямало-Ненецкого округа. Довольно устойчив лояльный электорат во Владимирской, Нижегородской, Ярославской, Камчатской областях, Санкт-Петербурге. Но с другой стороны, в некоторых регионах доля лояльных избирателей упала в два и более раза. В списке таких регионов присутствуют не только традиционно консервативные регионы, в которых соответствующие показатели и раньше были низкими, а теперь оказались совсем незначительными (Адыгея, Северная Осетия, Амурская, Читинская, Ульяновская области, Чувашия). Некоторые регионы только сейчас испытали резкое снижение лояльности электората, как, например, Кемеровская и Омская области, Коми-Пермяцкий округ. В этих регионах негативная динамика отношения избирателей к сегодняшней модели реформ стала особенно ярко выраженной. Существенная отрицательная динамика наблюдается также в сравнительно лояльных Приморском и Хабаровском краях, Магаданской и Сахалинской областях, Иркутской и Томской, Пермской и Челябинской областях, Удмуртии. Сильно уменьшился лояльный электорат и в таких традиционно консервативных регионах, как Краснодарский край, Курская и Тамбовская области. Важно отметить, что серьезное уменьшение доли лояльного электората произошло почти по всему Дальнему Востоку.

Декабрьские выборы действительно стали самым репрезентативным социологическим опросом, позволяющим оценить расстановку сил перед президентскими выборами и понять, благодаря выступлению 43 блоков и огромного числа кандидатов в округах, самые тонкие нюансы избирательских предпочтений в различных регионах. Важность этого материала необыкновенно высока, а его анализ дает ключи к пониманию современного политико-идеологического расслоения российского общества. Один из самых очевидных выводов состоит в том, что Россия, за исключением немногих регионов, остается преимущественно традиционалистской страной, инстинктивно пытаясь сохранить ценности, накопленные как в советский, так и в дореволюционный период.

Ростислав ТУРОВСКИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ВЧЕРА И ЗАВТРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
ЦЕЛЛУЛОИДНЫЙ ИМИДЖ
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БУМ-БУМ
КАНЕВСКИЙ, ЗАМЕРШИЙ, ВОСКРЕСШИЙ
Наступление нового года – это всегда подведение итогов…
МЕЖДУ ДЕМОКРАТИЕЙ И САМОДЕРЖАВИЕМ.
РОССИЯ МЕЖДУ ВЫБОРАМИ
ЧТО БЫЛО ПОЗВОЛЕНО ЦАРЮ, ТО НЕ ПОД СИЛУ ЕЛЬЦИНУ
МОСКОВСКАЯ ПРОГРАММА ПРИВАТИЗАЦИИ. “ЗА” И “ПРОТИВ”
ТЫ И УБОГАЯ, ТЫ И ОБИЛЬНАЯ, МАТУШКА РУСЬ!
ДОЧЕРНИЙ БАНК В БАКУ
ЭКС–ЧЕМПИОН СЧИТАЕТ, ЧТО В ПОЛИТИКЕ ЛУЧШЕ ОБОЙТИСЬ БЕЗ СОПЕРНИЧЕСТВА
ОБРАЗОВАНИЕ И РОССИЙСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
Решение президента баллотироваться на второй срок
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
ЖЕНСКАЯ РОЛЬ ОСТАЕТСЯ ВАКАНТНОЙ
ЭКОНОМИСТ-ТЕОРЕТИК ГЕОРГИЙ ПЛЕХАНОВ
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ ПОЭТА
СЕГОДНЯ ЛЕГКО БЫТЬ МОЛОДЫМ
“УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ” ВО ВРЕМЯ РАЗВАЛА?
ПРЕЗИДЕНТ НАЧИНАЕТ И …


««« »»»