ЦЕЛЛУЛОИДНЫЙ ИМИДЖ

Досадные просчеты социологов, политологов, футурологов на прошедших выборах вызвали некоторый общественный резонанс, впрочем, не очень бурный. В адрес неудачливых прогнозистов попеняли, но сдержанно и интеллигентно, ибо кто же из нас не прогнозировал и кто не ошибался? В конце концов социология – это сфера интеллектуального учета, и о ней ли заботиться, когда не все в порядке в самом интеллектуальном производстве. В частности, в создании политических общенациональных идей.

Избирательная кампания по сути своей не просто столкновение интересов, но состязание идеологий или, в самом массовом виде, – соревнование форм, образов и символов эти идеологии воплощающих.Считается,что в России идеологии традиционно персонифицируются в образе лидеров. Возможно, это верное утверждение. Но оно совсем не означает, что каждый лидер есть персонифицированная идеология. В тигле российской политики еще многое не переплавилось, интересы отдельных небольших и разрозненных социальных групп недостаточно оформились, не структурировались, не переросли в интересы коллективные, не обросли системой идей, норм и ценностей – не стали идеологией.

В такой ситуации фигура лидера, любого политика или кандидата в политики приобретает сверхзначимость. Расхожим стало рассуждение о том, что программы и лозунги всех партий практически одинаковы, поэтому выбирать надо не программы, а конкретные личности. Однако выбор по принципу “был бы человек хороший” говорит не о гуманности избирателя, а скорее, о туманности партийных позиций. И в конце концов, что значит “хороший человек”? Поди узнай, так ли уж он хорош на самом деле?

Тысячи кандидатов, которые вышли к народу на прошедших думских выборах, должны были максимально быстро и эффективно создать у родного народа мнение самое положительное. Образ хорошего человека моментально стал товаром модным и очень дорогим. Кто-то пытался творить этот образ самостоятельно, большинство призвали на помощь специалистов – имиджмейкеров. И возникли, пошли лавиной статьи, клипы, листовки, книги, плакаты и так далее. Возникло марево миражей, иллюзий и гипнотических снов. А потом холодное утро 18-го и отрезвляющее пробуждение в жесткой реальности фактов.

Выбрали, оказывается, не совсем тех и не совсем так, как мечталось и грезилось. И специалисты не очень-то помогли. Кстати, где же они теперь, откуда они приходят и куда исчезают в политическое затишье.

Имиджмейкер – словечко западное, современное и очень эффектное. Как понятие и вид деятельности вошло в российскую практику лет пять назад и быстро стало престижным и стильным. Замечено, что как только профессия становится престижной, так сразу же появляется множество “профессионалов”. Так когда-то было с политологами: любой гражданин, прочитавший подшивку журнала “Полис”, считал вправе именовать себя “политологом”. Теперь пришло время паблик рилейшнз, имиджей и паблисити.

Специалистов по созданию имиджей в России очень немного. Их и не может быть много по определению – слишком уж тонкая профессия. Необходимы образование, и опыт, и интуиция, и талант. Но есть спрос, следовательно, по рыночным законам, должно возникнуть предложение. Возникло!

В редкие ряды имиджмейкеров влились представители смежных профессий – журналисты, преподаватели гуманитарных вузов, профсоюзные деятели, рекламные агенты и т.д. Они получили ресурсы, полномочия и внимание СМИ. Большинство, очевидно, трудились на совесть – энергично и самозабвенно. Многих подспудно вдохновлял сокрушительно-победный опыт МММ и “Хопра”. Казалось: управление общественным сознанием и подсознанием – дело простейших технологий, по принципу собаки Павлова: раздражитель – реакция. А то что результат не оправдал ожиданий (и стараний), так выборы – это лотерея, а лотерея – это удача. Не так ли?

Один из реальных факторов неудачи уже назван – это нечеткое знание законов жанра. Разумеется, подобная характеристика неотносима ко всем без разбору, но грехи и огрехи были у многих. Пример, почти классический, – это коровий сериал Блока Рыбкина. Теоретически сериал должен был апеллировать к положительным народным архетипам: Иванушке, Буренке, Справедливости, и пробуждать безусловное доверие и расположение. Практически он вызывал по меньшей мере раздражение. Дело не в том, что коровы не питаются маслом и не несут подобную ахинею. Не в том, что на производство и воспроизводство этой ахинеи потрачены фантастические суммы. Безусловно, цинично и безнравственно относиться к собственному народу как к массе дебилоидов. Но это вопрос уже этический. А вот что технологически недопустимо, так это демонстрировать подобное отношение с беззастенчивой наивностью. Кому ж такое понравится!

Последствия масштабного воздействия политической рекламы далеко не безобидны. Прежде всего, выбрать в подобном смысловом хаосе действительно достойного человека не просто. Активное применение в политической борьбе рекламных методов побуждает политиков делать акцент не на сущности своих идей и позиций (об этом порой просто забывают), а на формах собственной подачи. И если еще недавно тип шоу-политика был достаточно уникален и представлен преимущественно господином Жириновским, то сейчас он растиражирован во множестве лиц. В итоге внимание людей насильно переключается с содержательного плана (он требует сосредоточенной работы ума) на эстрадно-развлекательный. Совершенно не случайным оказался наплыв разного рода “звезд” – шоумены, экстрасенсы, актрисы бальзаковского возраста, композиторы-песенники – все чувствовали себя в избирательной гонке как рыба в воде.

Лишь немногие из тех, кто выдвигался на минувших выборах, имели смелость говорить по существу. Эти голоса просто потонули в общем потоке. Соблазнился даже премьер-министр, ответственнейшая государственная персона, и ежедневно десятки раз появлялся на телеэкране, чтобы провозгласить излюбленную речевку: “Только мы…” и т.д. Почему, собственно, только они, в чем это выражается и как это можно доказать? Никакой рациональной аргументации, никаких логических доводов – все рассчитано на внешний эмоциональный эффект, на безусловное суггестивное воздействие авторитета, символов, интонаций.

Под напором интенсивного рекламного потока общественное сознание, как особая идеальная реальность, буквально замусоривалось, засорялось шлаками квазисимволов, пустых лозунгов, лживых идеологем. Все это пестрило, раздражало, мешало сориентироваться, подталкивало к выбору вопреки, назло. От приевшегося политического шоу хотелось отмахнуться как от рыночного зазывалы.

Специалисты, исследующие воздействие рекламы, уже давно призывают к осторожности. “Рекламные объявления, с виду невинные игрушки, ставят под вопрос саму личность будущего клиента, его социокультурную адаптацию и общество в целом с его вековечными устоями…” – утверждают французские социологи В.Кателат и А.Кадет. И это – о потребительской рекламе! Но негодный шампунь, купленный под рекламным диктатом, можно выбросить в мусоропровод. За неверный политический выбор приходится расплачиваться дороже…

Правда, общественное сознание умеет обороняться, иными словами, слухи о его управляемости сильно преувеличены. Это положение хорошо известно. В первой половине века в Америке группы, контролирующие средства массовой информации, полагали, что типичный рядовой гражданин легко внушаем, доверчив и предсказуем в своих предпочтениях и вкусах. Существенно подорвали подобные представления события экономического кризиса 30-х годов и победа на выборах Ф.Рузвельта, достигнутая вопреки массированной антирузвельтовской пропаганде. Уже тогда стало ясно: как бы ни было велико влияние пропаганды, газет, телевидения и радио, всегда существуют пределы этого влияния. В массовом сознании начинают происходить спонтанные процессы, способные блокировать направленное воздействие.

Что показывает итоговый расклад сил? Коммунисты смогли обойтись без шумной рекламной кампании и все-таки победить. Левая реставрация для посткоммунистических стран – явление, как известно, характерное. Но какой процент успеха в этой победе принадлежит самой КПРФ, ее идеологии и политической практике? Трудно ответить определенно, так как во многом без заслуги с ее стороны масса людей связала именно с этой партией фундаментальную российскую идею Социальной Справедливости. Более того, ряд аналитиков считает, что КПРФ выиграла именно благодаря своей программной неизвестности. Может быть, КПРФ выступила как символ потерянной эпохи – эпохи сильно идеализированной по прошествии времени и по “достижениям” последних лет. Точно так же интуитивно кто-то увязывал идею Стабильности с блоком Черномырдина,а идею Реформы – с “Яблоком”.

Прошедшая кампания была в первую очередь все-таки борьбой имиджей, а не идей. И она достаточно ясно показала: одним только имиджем, пусть сильным и харизматическим, победить сложно. Сколько бы ни твердили о деидеологизации, но общества без идеологий не существует. Для общества российского, где ситуация выбора продолжает оставаться наиострейшей, это утверждение имеет особый смысл. Может быть, поупражнявшись с яркими шариками имиджей, наши общественные умы наконец-то засядут за черновую работу по созданию серьезных программ и идеологий. Думается, что президентская гонка сделает неизбежным именно идеологическое столкновение, для чего с необходимостью будут востребованы философы, социологи, политологи и, разумеется, имиджмейкеры – для прикладной пропагандистской работы.

Татьяна СУХОВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ” ВО ВРЕМЯ РАЗВАЛА?
СЕГОДНЯ ЛЕГКО БЫТЬ МОЛОДЫМ
ВЧЕРА И ЗАВТРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
ПРЕЗИДЕНТ НАЧИНАЕТ И …
НОВАЯ ИСТОРИЯ СО СТАРОЙ ГЕОГРАФИЕЙ
КАНЕВСКИЙ, ЗАМЕРШИЙ, ВОСКРЕСШИЙ
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БУМ-БУМ
МЕЖДУ ДЕМОКРАТИЕЙ И САМОДЕРЖАВИЕМ.
Наступление нового года – это всегда подведение итогов…
ЧТО БЫЛО ПОЗВОЛЕНО ЦАРЮ, ТО НЕ ПОД СИЛУ ЕЛЬЦИНУ
РОССИЯ МЕЖДУ ВЫБОРАМИ
ТЫ И УБОГАЯ, ТЫ И ОБИЛЬНАЯ, МАТУШКА РУСЬ!
МОСКОВСКАЯ ПРОГРАММА ПРИВАТИЗАЦИИ. “ЗА” И “ПРОТИВ”
ЭКС–ЧЕМПИОН СЧИТАЕТ, ЧТО В ПОЛИТИКЕ ЛУЧШЕ ОБОЙТИСЬ БЕЗ СОПЕРНИЧЕСТВА
ДОЧЕРНИЙ БАНК В БАКУ
Решение президента баллотироваться на второй срок
ОБРАЗОВАНИЕ И РОССИЙСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
ЖЕНСКАЯ РОЛЬ ОСТАЕТСЯ ВАКАНТНОЙ
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ ПОЭТА
ЭКОНОМИСТ-ТЕОРЕТИК ГЕОРГИЙ ПЛЕХАНОВ


««« »»»