ЭКОНОМИСТ-ТЕОРЕТИК ГЕОРГИЙ ПЛЕХАНОВ

Еще в раннем детстве Георгий научился читать и проявил в этом столько усердия, что отец говорил ему в назидание: “Не читай так много, Жорж, а то, смотри, мозг высушишь”. В 12 лет Георгия отдали сразу во второй класс Воронежской военной гимназии, где поначалу он был одним из лучших воспитанников, постоянно получал различные поощрения и награды. Но в последнем, шестом классе он занимал по успеваемости лишь десятое место, а по поведению даже имел оценку 8 баллов по 12-балльной системе. В декабре 1872 года вместе с двумя товарищами Плеханов был подвергнут двухдневному аресту с содержанием в карцере за чтение недозволенной литературы. “Пропащим” человеком считал Георгия и гимназический священник.

Словом, уже в раннем возрасте просматривались в Плеханове черты неординарной личности. Он всегда имел свое собственное мнение, не боялся его высказывать, если даже оно не вписывалось в общепринятые нормы. Позже были: Константиновское артиллерийское училище в Петербурге, Петербургский горный институт, участие в различных революционных организациях, политическая эмиграция…

Говоря о Плеханове, нельзя пройти мимо его личного обаяния, производившего неотразимое впечатление. Для того чтобы получить представление об этой стороне его многогранной личности, достаточно привести несколько высказываний о нем его современников, по-разному относившихся к Георгию Валентиновичу:

“Все, встречавшиеся с Плехановым, навсегда запоминали его, казалось, проницавшие собеседника насквозь глаза, смотревшие то сурово из-под чрезвычайно густых бровей и длинных ресниц, то с иронической насмешкой.” (Лев Дейч)

“Редкая память, которая давала ему возможность в обыкновенной беседе очаровать игрой всевозможных цитат, сравнений, воспоминаний, громадная находчивость, которая делала его в дискуссиях положительно непобедимым, ясный ум, умение одновременно дать громадное наслаждение собеседнику, слушателю, читателю и в то же время передать ему массу содержания в легкой доступной форме – все это делало из него популяризатора, мыслителя-артиста, совершенно необычайного.” (А.В.Луначарский)

“С ясной, научно отшлифованной концепцией программы в голове, уверенный в себе, в своих знаниях, в своей силе, с веселым ироническим огоньком в глазах, с колючими и тоже веселыми усами, с чуть-чуть театральными, но живыми и выразительными жестами Плеханов, сидевший председателем, освещал собою всю многочисленную секцию, как живой фейерверк учености и остроумия. Отблеск его вспыхивал обожанием на всех лицах и даже на лицах оппонентов, где восторг боролся со смущением.” (Л.Д.Троцкий)

“Чарующий тембр голоса, чудесное произношение, ясная дикция, строго литературная речь, словом, классическая форма ораторского искусства приковывала эстетическое внимание слушателей. Но власть Плеханова над аудиторией объяснялась не только формой. Действовало, как всегда во всем, главным образом содержание, погружая всех слушателей без всякого исключения в восторженное состояние, вызывая высокий духовный подъем и усиленную работу мысли.” (Л.И.Аксельрод)

Естественно, все перечисленные и многие другие качества, присущие богатой и многогранной натуре Плеханова, не могли не отразиться на широте его политических взглядов, существенно затрудняющих однозначное толкование его роли в общественно-политической жизни России. Идейная эволюция и политическая биография Плеханова столь сложны, что дают повод для самых противоречивых оценок. Трудность заключается в том, что далеко не всегда даже серьезным исследователям удается “свести концы с концами”, подвести итог и дать общую оценку эволюции мировоззрения Плеханова. Это можно сделать только в привязке к конкретным историческим событиям, происходившим в России в конце XIX – начале XX века. В этой связи нужно различать несколько периодов, которые прослеживаются вполне отчетливо и дают ключ к пониманию мировоззрения Плеханова.

Ф.Я.Полянский в книге “Плеханов и русская экономическая мысль” так определяет эти периоды:

“… в 1875-1880 годах Плеханов был правомерным народником, революционным демократом, в 1881-1882 годах он все больше эволюционизировал к марксизму, в 1893-1903 годах являлся выдающимся и ортодоксальным теоретиком марксизма, позднее скатился на позиции меньшевизма, с 1914 года стал ярым шовинистом, забыв о социализме, в 1917-1918 годах оказался даже правее меньшевиков, проявляя явно кадетские тенденции.”

Вот уж поистине все “цвета радуги”! Как же все это понять? Шараханье из стороны в сторону? Неустойчивость и неопределенность жизненной позиции? Вечный поиск? Скорее всего – ни то, ни другое, ни третье.

В исследовании наследия Плеханова много “белых пятен”. Так, до сих пор экономические взгляды Георгия Валентиновича не получили достаточного освещения в специальной литературе. Они, как правило, не исследуются в общих обзорах его литературного наследия. Его экономические работы, полемические произведения по экономическим вопросам зачастую даже не упоминаются, хотя при этом весьма подробно излагаются философские, социологические, литературно-критические взгляды Плеханова, а также его политические установки на разных этапах развития России.

Между тем даже беглый обзор оставленных Плехановым экономических работ показывает, что он был крупным экономистом и настоящим исследователем, а написанные им труды вполне можно отнести к явлениям в истории русской экономической мысли. Вместе с тем, по свидетельству современников Плеханов, не тяготел к обработке фактического материала, статистики, первоисточников, а без этого невозможна постановка больших и оригинальных экономических исследований. Поэтому у нас нет оснований говорить об “особом экономическом учении” Плеханова или оригинальном разрешении в его работах коренных вопросов политической экономии. Необходимо учитывать помимо всего прочего, что Плеханов не был профессиональным экономистом и не занимался специально этими вопросами. Он затрагивал их лишь в ходе полемики со своими противниками и в соответствии со злобой дня.

Эволюция экономических взглядов Плеханова нашла свое завершение в его экономической платформе 1917 года. Основное положение своей экономической платформы Плеханов формулировал много раз, и сводилось оно к тезису о том, что Россия 1917 года должна остаться капиталистической страной, а ее революция – чисто буржуазной. Плеханов доказывал, что в России мыслима только буржуазная революция, так как всякое ее углубление породило бы анархию, за которой очень быстро последовала бы контрреволюция. Победа социалистической революции, по его мнению, “не замедлила бы принести нам экономическое банкротство внутри и самое жестокое поражение на всех театрах военных действий”.

Плеханов твердо держался той мысли, что социализм для России – дело сравнительно отдаленного будущего и “очередным вопросом исторического дня является у нас теперь развитие производительных сил на капиталистической основе”. Этот тезис своей экономической платформы Плеханов повторял десятки раз, воспроизводя его в самых разнообразных вариантах. Он возвращался к нему вновь и вновь, вполне основательно считая его настоящим CREDO своей буржуазной программы капиталистического развития России. Плеханов доказывал, что Февральская революция в России означает лишь начало новой эпохи в развитии капитализма и “нам предстоит еще пережить более или менее длительный период капиталистического развития”. Он говорил: “Мы страдаем не столько от капитализма, сколько от недостатка его развития”. Поэтому Плеханов доказывал, что “русская история еще не смолола той муки, из которой будет со временем испечен пшеничный пирог социализма”.

Кто знает, какими испытаниями обернулись бы для нас те пресловутые 70 лет советской власти, именуемые теперь застойными, если бы Россия пошла тогда по иному пути?

Не спешила бы уничтожить достижения прошлого “до основанья, а затем…”, не нарушала бы естественный ход экономического развития, и в частности не подвергала бы сомнению объективность законов товарного производства, не боялась бы богатства и не призывала бы ко всеобщему равенству в нищете.

Но как бы там ни было, история в который раз доказывает, что Россия никогда не страдала от недостатка умных, думающих, образованных людей. И трагедия даже не в том, что эти люди далеко не всегда бывают поняты или просто услышаны. Главные наши беды происходят прежде всего от того, что настоящие, истинные патриоты Отечества вообще чаще всего остаются в тени: не участвуют в политических баталиях, не рвутся правдами и неправдами к власти, не делают еще многого другого. Где вы, современные Плехановы? Россия устала от экспериментов! Экономика – дело нешуточное. Это – надолго и всерьез. Мозгов должно хватить не только на то, чтобы побыстрее и половчее сколотить капитал (желательно из ничего!), а на то, чтобы этот капитал начал по-настоящему работать, что в, конечном счете, должно быть выгодно всем.

Выпускница МИНХ им. Г.В.ПЛЕХАНОВА 1973 года Ольга ГОЛИЦЫНСКАЯ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЭКС–ЧЕМПИОН СЧИТАЕТ, ЧТО В ПОЛИТИКЕ ЛУЧШЕ ОБОЙТИСЬ БЕЗ СОПЕРНИЧЕСТВА
ДОЧЕРНИЙ БАНК В БАКУ
Решение президента баллотироваться на второй срок
ОБРАЗОВАНИЕ И РОССИЙСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
ЖЕНСКАЯ РОЛЬ ОСТАЕТСЯ ВАКАНТНОЙ
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ ПОЭТА
СЕГОДНЯ ЛЕГКО БЫТЬ МОЛОДЫМ
“УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ” ВО ВРЕМЯ РАЗВАЛА?
ПРЕЗИДЕНТ НАЧИНАЕТ И …
ВЧЕРА И ЗАВТРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
ЦЕЛЛУЛОИДНЫЙ ИМИДЖ
НОВАЯ ИСТОРИЯ СО СТАРОЙ ГЕОГРАФИЕЙ
КАНЕВСКИЙ, ЗАМЕРШИЙ, ВОСКРЕСШИЙ
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БУМ-БУМ
МЕЖДУ ДЕМОКРАТИЕЙ И САМОДЕРЖАВИЕМ.
Наступление нового года – это всегда подведение итогов…
ЧТО БЫЛО ПОЗВОЛЕНО ЦАРЮ, ТО НЕ ПОД СИЛУ ЕЛЬЦИНУ
РОССИЯ МЕЖДУ ВЫБОРАМИ
ТЫ И УБОГАЯ, ТЫ И ОБИЛЬНАЯ, МАТУШКА РУСЬ!
МОСКОВСКАЯ ПРОГРАММА ПРИВАТИЗАЦИИ. “ЗА” И “ПРОТИВ”


««« »»»