МЕЖДУ ДЕМОКРАТИЕЙ И САМОДЕРЖАВИЕМ.

РОССИЙСКАЯ ВЛАСТЬ ПОСЛЕ 17 ДЕКАБРЯ

Известно, что физические тела сохраняют свою форму до тех пор, пока сила, воздействующая на них, и сила их сопротивления находятся в равновесии друг с другом. То же и в политике. После явного поражения партии власти на выборах 17 декабря давление общества на власть становится больше, чем способность власти сохранять себя и проводимый курс в неизменном виде.

У власти есть два способа реагировать на возросшее давление.

Первый способ состоит в уважении к воле избирателей. В этом случае власть честно, открыто, с уважением к гражданам признает свою обязанность, не ущемляя интересы привилегированного меньшинства, сделать все необходимое, чтобы это меньшинство, в свою очередь, не ущемляло интересы народа, широких слоев населения страны. Это путь приспособления власти к обществу, демократия.

Второй путь – автократия. Самодержавие власти, стремящейся приспособить большинство к себе, навязать, “продиктовать” ему свою волю.

Вот почему после выборов в Госдуму общество, затаив дыхание, начало следить за действиями российских властей. Люди ждали, как итоги голосования отразятся на политических реалиях.

Кто-то был напуган успехом КПРФ и со страхом ожидал, что Ельцин и Черномырдин начнут быстро “скользить” в сторону коммунистов, в сторону умиротворения тех значительных слоев населения, настроения которых отражают коммунисты.

Другие, наоборот, ждали этого с надеждой.

РАЗДВОЕНИЕ ЕДИНОГО

Российская же власть явно раздвоилась в своей реакции на выборы.

Премьер вдруг стал необычно говорлив и пользовался любой возможностью, чтобы отрицать самоочевидное – необходимость коррекции курса и персональных перемен в правительстве в соответствии с волей большинства, выявившейся на выборах в поражении “партии власти”.

Перлы, слетавшие с его губ, вроде того, что он и его министры “под выборы и проценты не работали” (В.Черномырдин), а работали (и, видимо, будут работать и впредь) в соответствии с собственным пониманием того, что лучше для России, красноречиво подтверждали, что премьер самолюбив и не умеет проигрывать с достоинством. Слова Черномырдина сильно отдавали чувством собственной незаменимости, самодержавностью.

Поведение Президента, который был с самого первого появления на публике после выборов заметно более сдержан и явно себе на уме, оказалось значительно демократичнее той позиции, которую публично предлагал ему занять В.Черномырдин (“а нам все равно”).

Премьер, как помнит читатель, главную причину провала “Нашего дома” сначала усмотрел не в собственной политике, не в неспособности правительства к радикальному самообновлению, а в нерадивости губернаторов, с которыми, как заявил премьер, ему и Президенту не по пути.

Эта позиция оказалась весьма опасной. Региональные власти после выборов, на которых премьер потерпел сокрушительное поражение, стали не безгласны. Они хорошо понимают, в чем состоят реальные причины поражения движения, возглавляемого Председателем правительства, и способны постоять за себя. Так, губернаторы, участники совещания по проблемам региональной политики, состоявшегося вскоре после выборов в Думу, чтобы под благовидным предлогом дать “нахлобучку” за “самотек”, допущенный на выборах, и прямо и косвенно отвергли попытки федералов навязать подобную “концепцию региональной политики”. Сперва – кредиты, ну а “нахлобучки” – потом.

Более того, не стоит забывать, что нынешняя Дума – мощный союзник региональных лидеров. Как только В.Черномырдин недвусмысленно погрозил губернаторам, не обеспечившим его победу, новый депутатский корпус (в лице Г.Селезнева, одного из лидеров КПРФ) столь же внятно заявил, что правительство, не желающее ничему учиться, рискует напороться в Думе на вотум недоверия.

К тому же при таком варианте развития событий могут значительно возрасти шансы КПРФ прийти к власти, получив поддержку весьма компетентного слоя управленцев, и удержаться у власти, не вызвав реакции отторжения со стороны государственной машины.

Президент, напротив, протрубил отбой угрозам премьера, намекавшего губернаторам на возможность масштабной всероссийской чистки. Ельцин оставил в покое губернское начальство и неожиданно обрушился на собственных представителей в регионах, большей частью демократов послеавгустовского розлива.

Это абсолютно меняло дело.

Как опытный политик, Ельцин быстро понял, что необходимо делать для того, чтобы не жертвовать самим премьером, который почему-то нужен Президенту, возможно, потому, что тот опасается, что до выборов он просто не имеет возможности найти другого руководителя для нынешнего “временного правительства”. Конечно, по российской Конституции Президент не обязан менять правительство в зависимости от результатов народного волеизъявления, и известная формула о том, что “начальству виднее”, нашла в этом случае очень подробное и детальное изложение, однако ельцинский ход великолепен с психологической точки зрения, с позиций отклика, который может найти в “русской душе” широкий жест Президента. Он решил отдать “в жертву” толпе, то бишь “электорату”, наиболее проигравшую на выборах часть политического истеблишмента – ставшие одиозными фигуры “министров-демократов” – Козырева, Чубайса, а также С.Филатова, в компетенции коего, кстати, и находился подбор кадров для института представителей Президента в регионах.

С другой стороны, те, кто ожидал перемен, действительно дождались, что в официальной пропаганде заметное место начала занимать фразеология, явно окрашенная социальными тонами, а правительство получило поручение к апрелю изыскать средства для того, чтобы россияне стали жить “лучше и веселее” (недавно промелькнуло сообщение, что по инициативе Президента к июню 1996 года средняя зарплата россиян поднимется до миллиона).

Несмотря на все усилия, самолюбивому премьеру не удалось доказать, что выборы не окажут никакого влияния на проводимый курс. Естественно, что инициатива Президента, вызванная не левыми симпатиями Ельцина, а вполне прагматическим желанием “переломить” к предстоящим выборам негативные оценки деятельности Ельцина в общественном сознании, повысить популярность этого политика, также отражает эффект выборов в Госдуму.

Перемены последних дней в правительстве и окружении Президента таковы, что тут уже В.Черномырдину трудно отделаться философическими фразами типа: “ну и что?”, “все течет, все меняется”. Ушел Шахрай, пришел Кинелев. Отправлены в отставку фигуры-символы” – Козырев и Чубайс, последние из могикан команды Гайдара, на краю политического небытия и С.Филатов, уступивший место главы администрации “ястребу” Н.Егорову под грохот канонады в Первомайской и подпавший под начало одного из своих недругов – О.Сосковца, возглавившего президентский избирательный штаб.

КУДА ЗОВЕТ “НАШ ДОМ – РОССИЯ”?

В то же время очевидно, сколь бы основательными не были опасения Президента, что нельзя на переправе вкупе с “пристяжными” менять и “коренника” Черномырдина, – иного все-таки не дано. И, кажется, Президент уже начал терять терпение. Накануне Нового года он подверг резкой критике Министерство экономики за якобы сорванные командой Е.Ясина инвестиционные планы на минувший год. Было обещано наказать чиновников-воров и восстановить “похоронные” стариков. Однако правительство ничего не делает даже для того, чтобы решить проблему задолженности по зарплате. Его курс действительно остается на редкость неизменным – после Нового года уже отмечены достаточно ощутимый рост цен на товары и услуги, задержки заработной платы даже в армии. Ни дня не проходит в России без катастроф и ЧП.

Обманутые после выборов ожидания весьма широких слоев россиян ведут к тому, что в ряде регионов с начала января стремительно нарастает взрывоопасная социально-политическая напряженность. Главное же, что “непоколебимость” властей, демонстрируемая В.Черномырдиным, абсолютно не способствует наращиванию потенциала стабильности в обществе в преддверии президентских выборов.

Несложно понять, куда, в какие буераки может заехать президентский экипаж, если его и дальше будет тянуть нынешний премьер.

Как сказал кто-то из классиков, “поглядел я вокруг себя, и душа моя многими страданиями уязвлена стала”, и вспомнился современный классик, московский мэр, рубанувший как-то перед студенческой братией “правду-матку”: “КУДА ЗОВЕТ “НАШ ДОМ – РОССИЯ”? НИКУДА”.

Совершенно очевидно, что не без содействия “миротворцев” еще больше разгорается пламя чеченской войны, под аккомпанемент которой уже больше года – и в самый решительный период – развертывается российский политический процесс, в том числе и выборы в Думу, и подготовка к президентским выборам.

Однако президентские выборы, как известно, являются самым популистским из всех изобретений политического гения человечества. Разрушенные города и трупы поверженных соотечественников – не лучший фон для президентской кампании.

Везде и всюду претендент на президентский пост – торговец надеждами. Если же будущий претендент предпочитает торговать не великой Мечтой, а страхами и беспросветностью, то такому капитану никогда уже не стать майором. Вот почему абсолютно несостоятельно объяснение нынешнего послевыборного “оястребления” российских верхов тем, что они преследуют одну, но пламенную страсть – во что бы то ни стало удержаться у власти и любой ценой избежать ответственности за собственные провалы и ошибки. Сегодня, как не без остроумия заметил Г.Явлинский, никто не делает больше, чем нынешние правители, чтобы избавиться от власти. Надоела она им, что ли? Или впрямь Президент не кривит душой, когда заявляет, что ему самому власть не нужна? Ну, а ради России?!

Вспомним Б.Ельцина перед президентскими выборами 1991 года. Каких только обещаний и уверений не было дано тогда доверчивой российской публике. Причем прорыв на российский трон готовился долго, тщательно, терпеливо. Не одними лишь фразами о суверенитетах и рельсах купил будущий Президент. Чего стоит одна лишь “Исповедь на заданную тему”, пусть и не поставившая Бориса Николаевича в ряд классиков “исповедальной литературы”, но зато ставшая манифестом “борьбы с привилегиями”.

А что сейчас? Крылатые фразы премьера о том, что хотели как лучше, а получилось как всегда, блестяще продемонстрированные на практике “Нашим домом”? Укоры назойливым телевизионщикам (“А вот что будет? А вот что будет? А ничего не будет!”) и категорическое: “перемены в правительстве с выборами не связаны”? Разрушенный Грозный как реализация тезиса о суверенитетах “сколько проглотите”? Невыплаченные зарплаты и пенсии как символ борьбы с привилегиями? Буденновск и Кизляр?

И вот уже Жириновский на 7-м съезде ЛДПР “советует” Ельцину, для того чтобы выиграть президентскую гонку, успокоить Кавказ, “размазав при этом по стенке” Басаева и Дудаева, вернуть деньги пенсионерам… Не слишком ли просто?

Чтобы действительно победить в борьбе за президентский пост, необходимо прежде всего твердо определиться с тем, какой курс, чьими руками и в чьих интересах собирается проводить будущий президент, с какой командой он собирается выйти, на кого, на какие общественные слои собирается опираться. До тех пор, пока в правительстве сидят люди, скомпрометировавшие себя политическими неудачами, на эти вопросы невозможно ответить.

Алексей ЕЛЫМАНОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТЫ И УБОГАЯ, ТЫ И ОБИЛЬНАЯ, МАТУШКА РУСЬ!
МОСКОВСКАЯ ПРОГРАММА ПРИВАТИЗАЦИИ. “ЗА” И “ПРОТИВ”
ЭКС–ЧЕМПИОН СЧИТАЕТ, ЧТО В ПОЛИТИКЕ ЛУЧШЕ ОБОЙТИСЬ БЕЗ СОПЕРНИЧЕСТВА
ДОЧЕРНИЙ БАНК В БАКУ
Решение президента баллотироваться на второй срок
ОБРАЗОВАНИЕ И РОССИЙСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
ЖЕНСКАЯ РОЛЬ ОСТАЕТСЯ ВАКАНТНОЙ
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ ПОЭТА
ЭКОНОМИСТ-ТЕОРЕТИК ГЕОРГИЙ ПЛЕХАНОВ
“УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ” ВО ВРЕМЯ РАЗВАЛА?
СЕГОДНЯ ЛЕГКО БЫТЬ МОЛОДЫМ
ВЧЕРА И ЗАВТРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
ПРЕЗИДЕНТ НАЧИНАЕТ И …
НОВАЯ ИСТОРИЯ СО СТАРОЙ ГЕОГРАФИЕЙ
ЦЕЛЛУЛОИДНЫЙ ИМИДЖ
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БУМ-БУМ
КАНЕВСКИЙ, ЗАМЕРШИЙ, ВОСКРЕСШИЙ
Наступление нового года – это всегда подведение итогов…
ЧТО БЫЛО ПОЗВОЛЕНО ЦАРЮ, ТО НЕ ПОД СИЛУ ЕЛЬЦИНУ
РОССИЯ МЕЖДУ ВЫБОРАМИ


««« »»»