ВЧЕРА И ЗАВТРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Ушедший в историю 1995 год можно, безусловно, считать “юбилейным” с начала активных реформаторских преобразований. Хотелось бы, чтобы он стал “переломным” в кризисном развитии нашей страны. Учитывая результаты событий, происшедших в экономике в прошлом году, можно попытаться предсказать судьбу реформ на ближайшее время.

МЕЖДУ “ХОРОШО” И “ПЛОХО”

Прошедший год действительно можно воспринимать как переломный в развитии отечественной экономики. Прежде всего об этом свидетельствует значительное замедление спада производства во всех отраслях (за исключением, пожалуй, сельского хозяйства, где положение традиционно плачевное). Более того, в отраслях-”локомотивах” – черной и цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности, в некоторых видах машиностроения – отмечен устойчивый рост производства. Продукция этих производств пользуется спросом на внешнем рынке.

Объем внешнеторгового оборота увеличился, экспорт рос опережающими темпами по сравнению с импортом – на протяжении всего года во внешней торговле присутствовало положительное сальдо.

К экономическим успехам прошлого года надо отнести и явное замедление инфляционных процессов. Торможение инфляции в 1995 году по сравнению с 1994-м составило порядка 17-30% по разным сферам экономики. С этим фактором связано и замедление спада инвестиционной активности, причем как в производственной, так и в непроизводственной сфере.

Однако наряду с явными положительными моментами в экономике усилились и негативные явления.

Например, значительно усилилось напряжение в сфере платежно-расчетных отношений, произошла своеобразная компенсация замедления темпов инфляции ускорением темпов роста задолженности. Ощутимо (на 8%) сократился объем розничного товарооборота (в 1994-м, наоборот, увеличился на 3%).

Уменьшились реальные доходы населения, усилилось расслоение по размеру получаемых доходов, возросла доля расходов на покупку товаров и услуг и сократилась доля прироста сбережений на руках у населения. Снизилось качество жизни в российских регионах и усилилась их дифференциация по этому признаку, что создает дополнительную напряженность в сфере межрегиональных отношений.

КОСТЫЛИ ДЛЯ ИСПОЛИНА

В течение года практическая стабилизация и рост производства отмечался в основном в отраслях с ярко выраженной экспортной направленностью – топливной (более 40% экспортной выручки), металлургической (около 17%), химической (около 8% доходов от экспорта).

Среди причин, способствующих торможению общего спада производства в прошедшем году, следует прежде всего упомянуть:

– импульсы от “локомотивных” отраслей на сопряженные производства и далее по цепочке межотраслевых связей;

– влияние изменений в структуре собственности в отраслях;

– достижение в конце года физических пределов производственного спада в ряде узкоспециализированных внутриотраслевых производств;

– увеличение теневого сектора в экономике в масштабах достаточно внушительных для того, чтобы вызвать заметное торможение в процессе сокращения производства в легальном секторе (за счет роста платежеспособного спроса со стороны теневых производств);

– сохраняющаяся возможность производить и потреблять продукцию в производственной сфере преимущественно в долг.

На последней причине следует остановиться особо, ибо в ней состоит одна из своеобразных черт российской формы экономического кризиса. Хотя эта российская особенность по-своему, шиворот-навыворот, лишь подтверждает известную макроэкономическую дилемму: в кризисный период экономики возможно либо торможение спада при растущей инфляции, либо усиление свертывания производства при жесткой финансовой политике.

В 1995 году финансовая политика государства была достаточно жесткой, а усилия в санации предприятий и наведении порядка в платежно-расчетных отношениях – слабые. Предприятия использовали эту лазейку для того, чтобы работать “на долгах”, не имея достаточных финансов и компенсируя этот недостаток ростом задолженности.

Таким образом, как это ни парадоксально, возможность сохранения колоссальных объемов задолженности при всех прочих, связанных с ней негативных моментах является своеобразной подпоркой для предприятий легального сектора экономики. Правда, образно выражаясь, эта подпорка гнилая и готова в любой момент рухнуть, поскольку постоянно инициирует взрывоопасную ситуацию в финансовой сфере.

ИНВЕСТИЦИЙ НЕТ – И НЕ БУДЕТ?

В прошедшем году значительно затормозился спад инвестиционной активности. В 1995 году объем инвестиций в производственную сферу уменьшился на 20% по сравнению с предыдущим годом, а в 1994 году их снижение составило порядка 35%. В непроизводственной сфере инвестиции сократились на 8% в 1995 году против 14-процентного спада в 1994 году.

Интересно, что наиболее значительно уменьшились инвестиции из федерального бюджета – на треть по сравнению с 1994 годом, а из бюджетов субъектов Федерации – на 22%. Направляемые на инвестиции собственные средства предприятий и организаций уменьшились лишь на 7%. При этом объем иностранных инвестиций в российскую экономику увеличился на треть.

Произошел дальнейший рост доли капитальных вложений за счет собственных средств производителей в общем их объеме. Она составила порядка 63%. Доля иностранных инвестиций хоть и возросла, но продолжает оставаться весьма незначительной – чуть более 3%, что сравнимо с долей капитальных вложений от индивидуальных застройщиков.

Таким образом, ориентируясь на данные статистики, можно заключить, что значительная доля “вины” в наблюдавшемся в 1995 году сокращении инвестиций ложится на бюджетную систему.

Основная часть капитальных вложений в социальную сферу (более 50%) направляется на строительство жилья, из них примерно четверть – за счет средств населения.

ЦЕНА ИНФЛЯЦИИ

К концу года правительству удалось-таки победить извечного врага – инфляцию, хотя и в гораздо меньших масштабах, чем ожидалось и предполагалось при расчетах бюджета-95. Бюджет был ориентирован на среднемесячную инфляцию порядка 2,5%, а по итогам прошедшего года среднемесячный рост потребительских цен составил порядка 7,3% (т.е. практически в три раза выше). Вместе с тем отметим, что и это весьма неплохой результат, если вспомнить, какой мощный фактор влиял в начале года в ценовой сфере – были подняты цены в топливном секторе.

Индекс потребительских цен, по оценке (декабрь к декабрю), составил 2,33 раза (в 1994 году – 3,24 раза). Индекс цен в промышленности на готовую продукцию (декабрь к декабрю) – 2,78 раза (в 1994 году – 3,33 раза). Таким образом, торможение инфляционной волны по основным индексам цен составило в прошлом году порядка 17-30%. Наиболее значительно замедлился рост цен на потребительском рынке, а также тарифов на грузовом транспорте. На потребительском рынке наиболее ощутимо замедлилась скорость роста стоимости платных услуг – практически в 2 раза по сравнению с 1994 годом.

На торможение роста цен на потребительском рынке помимо сдерживающей государственной политики по доходам, безусловно, достаточно сильное влияние оказывала конкурирующая импортная продукция. В результате этого влияния проявлялся своеобразный “сдвоенный” эффект – усиленное понижающее давление в первую очередь на рост цен в отраслях, ориентированных на производство продукции конечного спроса.

Однако следует обратить внимание на присутствие “ложки дегтя” в достигнутых успехах борьбы с инфляцией – более быстрый рост цен в промышленности на приобретаемую продукцию. Индекс цен составил в 1995 году 3,37 раза (в 1994 году – 3,05 раза). Это, естественно, значительно усложняло финансовое положение производителей и усиливало проблему реализации произведенной продукции.

Рост издержек производства оказался неадекватен возможностям увеличения цены на готовую продукцию. Связанное с этим сужение финансовых возможностей производителей и потребителей продукции производственно-технического назначения вылилось в расширение платежно-расчетного кризиса. Произошла своеобразная компенсация за ограничение прироста денежной массы, т.е. сработала поговорка “вытащишь голову – хвост увязнет”.

В принципе, такой ситуации можно было бы избежать, своевременно отладив механизм погашения взаимных задолженностей. Но в истекшем году введенные векселя и казначейские обязательства помогли укрепить свое финансовое положение в основном лишь отдельным наиболее расторопным посредническим структурам. Начиная с июня, помесячный рост просроченной кредиторской задолженности стал опережать рост цен производителей, что свидетельствует о дальнейшем ухудшении общей финансовой ситуации в стране.

Таким образом, на фоне несомненных успехов в преодолении производственного спада в прошлом году усложнилась социальная ситуация в стране и продолжилось развитие платежно-расчетного кризиса, что является серьезным дестабилизирующим фактором.

ПРОГНОЗ НА ПОСЛЕЗАВТРА

Если удастся в 1997 году выйти на среднемесячные темпы инфляции в 3%, может начаться активизация инвестиционных процессов. Это должно положительно сказаться на динамике производства в отраслях инвестиционного комплекса, а затем, по мере ввода новых фондов, на общем росте производства.

В 1996 году продолжится замедление производственного спада, а в 1997 году, при реализации изложенных концептуальных положений, возможен переход к росту в большинстве отраслей материального производства. Размеры же производств будут ограничены состоянием производственных мощностей в отраслях, выпускающих фондоемкую продукцию.

В ближайшие два года вряд ли удастся преодолеть сокращение производства в легкой промышленности. Конкурентоспособность ее останется достаточно низкой и потребительский спрос сохранит ориентацию на импортную продукцию. Существует реальная опасность практически полного свертывания отечественной легкой промышленности, если не будут приняты меры по проведению технологической перестройки этой отрасли, обеспечению политики наибольшего благоприятствования в ее инвестировании. Очевидно, кардинальное решение проблем легкой промышленности отодвигается за пределы 1997 года.

Сельскохозяйственное производство также не сможет полностью стабилизироваться ни в 1996, ни в 1997 году. Но спад может быть весьма незначительным, если сохранится государственная поддержка этой отрасли и контроль за целевым использованием выделенных ресурсов. В противном случае следует ожидать дальнейшего быстрого сокращения сельскохозяйственного производства, поскольку рост затрат на приобретаемые ресурсы в этой отрасли значительно превышает возможность повышения цен при реализации сельскохозяйственной продукции.

Если представленный инфляционный и производственный прогноз оправдается, произойдет изменение структуры промышленного производства. Сократится доля топливно-энергетического комплекса, уменьшится доля машиностроения, значительно понизится доля легкой и пищевой промышленности. При этом возрастет доля металлургического комплекса , а также весьма существенно увеличится доля химической и нефтехимической промышленности.

Таким образом, на долю ярко выраженных экспортных отраслей будет приходиться почти 52% промышленного производства (в 1995 году, по оценке, они произвели порядка 46% промышленной продукции).

Естественным образом возникает вопрос – смогут ли они реализовать произведенную продукцию на внутреннем рынке при ограниченности платежеспособного спроса и сохранить доходность своих внешнеэкономических операций при достаточно высокой конкурентности на внешнем.

Возможность реализации на внешнем рынке продукции топливных отраслей и цветной металлургии, очевидно, не вызывает сомнений. А расширение масштабов экспорта продукции черной металлургии, химической и нефтехимической промышленности стоит под большим вопросом. В принципе, это будет возможно лишь при условии значительного повышения качества экспортируемой продукции или в условиях демпинговых цен на нее. Первое весьма проблематично, второе карается международным сообществом и резко снижает доходность от экспорта.

Таким образом, остается сделать вывод, что, несмотря на имеющиеся потенциальные возможности для расширения производства в отраслях черной металлургии и химии и нефтехимии, они вряд ли смогут эффективно реализоваться в силу спросовых ограничений.

В заключение надо отметить, что на развитие ситуации в ближайшей перспективе, и в частности в 1996-1997 годах, может серьезно повлиять изменения в характере экономической политики государства.

Развитие ситуации уже в первой половине 1996 года позволит оценить направление и интенсивность возможных изменений. Это может изменить наш прогноз на перспективу.

Любовь СТРИЖКОВА, кандидат экономических наук


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МЕЖДУ ДЕМОКРАТИЕЙ И САМОДЕРЖАВИЕМ.
РОССИЯ МЕЖДУ ВЫБОРАМИ
ЧТО БЫЛО ПОЗВОЛЕНО ЦАРЮ, ТО НЕ ПОД СИЛУ ЕЛЬЦИНУ
МОСКОВСКАЯ ПРОГРАММА ПРИВАТИЗАЦИИ. “ЗА” И “ПРОТИВ”
ТЫ И УБОГАЯ, ТЫ И ОБИЛЬНАЯ, МАТУШКА РУСЬ!
ДОЧЕРНИЙ БАНК В БАКУ
ЭКС–ЧЕМПИОН СЧИТАЕТ, ЧТО В ПОЛИТИКЕ ЛУЧШЕ ОБОЙТИСЬ БЕЗ СОПЕРНИЧЕСТВА
ОБРАЗОВАНИЕ И РОССИЙСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
Решение президента баллотироваться на второй срок
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
ЖЕНСКАЯ РОЛЬ ОСТАЕТСЯ ВАКАНТНОЙ
ЭКОНОМИСТ-ТЕОРЕТИК ГЕОРГИЙ ПЛЕХАНОВ
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ ПОЭТА
СЕГОДНЯ ЛЕГКО БЫТЬ МОЛОДЫМ
“УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ” ВО ВРЕМЯ РАЗВАЛА?
ПРЕЗИДЕНТ НАЧИНАЕТ И …
НОВАЯ ИСТОРИЯ СО СТАРОЙ ГЕОГРАФИЕЙ
ЦЕЛЛУЛОИДНЫЙ ИМИДЖ
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БУМ-БУМ
КАНЕВСКИЙ, ЗАМЕРШИЙ, ВОСКРЕСШИЙ
Наступление нового года – это всегда подведение итогов…


««« »»»