Я буду представлять интересы Москвы в Государственной Думе

С Мартином Шаккумом кандидатом в депутаты Государственной Думы по Люблинскому одномандатному избирательному округу № 195 беседует журналист и политолог, главный редактор телепрограммы “Момент истины” Николай Гульбинский.

– Мартин Люцианович, Вы знаете, какую последнюю эпиграмму в своей жизни написал пародист Александр Иванов?

– Боюсь, я недостаточно знаком с его творчеством.

– Послушайте:

Спросил однажды кума кум:

“Не знаешь, кто такой Шаккум?”

Ответ немедленно был дан:

“Кажись, египетский султан!”

А если серьезно – откуда такая экзотическая фамилия?

– Имя и фамилия достались мне от деда – Мартина Шаккума, работавшего капитаном самого крупного танкера Бакинского пароходства. Он выходец из Латвии, моряк, уехавший в начале 20-х годов работать по контракту из Даугавпилса на Волгу. А его жена – Мария Васильевна Шикина, моя бабушка, коренная волжанка, дочь потомственного кулачного бойца. У меня сохранилась его фотография. Здоровенный был мужик, руки как лопаты. Кстати, прожил он 104 года. Вообще, в моем роду много долгожителей…

– Некоторые избиратели в округе задают вопрос: “Не тот ли это самый Шаккум, который баллотировался на пост президента?” Вы, кстати, не жалеете об участии в той президентской кампании?

– Абсолютно не жалею! Идя на президентские выборы 1996 года, я, естественно, трезво оценивал свои шансы. Когда практически во всех СМИ, и прежде всего на телевидении, нагнетается массовая истерия в духе: “Голосуй или…”, когда над страной стоит непрерывный вой: “Ельцин, Ельцин!”, независимому кандидату, не располагающему поддержкой олигархов и принадлежащих им СМИ, практически невозможно довести свою позицию до избирателей. Они видят мир в кривом зеркале, которое им услужливо пододвигает “партия денег” – так я называю финансово-информационную олигархию, фактически захватившую власть в стране. Эти люди, делом жизни которых стало разграбление национального богатства и переправка его за рубеж, кровно не заинтересованы в том, чтобы избиратели узнали правду о положении в стране. К сожалению, им активно помогают руководители электронных СМИ и придворная интеллигенция.

Что до моего участия, то это был своего рода “декабристский” поступок. Кто-то ведь должен был “выйти на площадь”! Мне хотелось сказать: хватит голосовать сердцем, давайте голосовать умом! Хватит плодить иллюзии! Хватит выбирать меньшее из зол! Нам нужен президент, который запустит позитивные процессы в экономике и общественной жизни, а не просто будет царствовать, сидя на троне.

У меня была конкретная программа, многие элементы которой сегодня получили широкое признание и одобрение в обществе. Это и представление о необходимости безотлагательного наведения государственного порядка в сфере экономики. Это идея о том, что Россия не может развиваться исключительно за счет экспорта сырья и внешних займов, а должна приступить к взращиванию отечественного производителя. Сам собой он не вырастет – хоть ты тресни. Сам собой растет только бандитский капитализм, когда главным действующим лицом рынка становится финансовый спекулянт, а не товаропроизводитель.

Тогда же я говорил, что стратегическая перспектива у нас одна – выход в мировые лидеры по производству высокотехнологичной, наукоемкой продукции на основе того огромного интеллектуального потенциала, который был создан в предыдущие годы и который “реформаторам” не удалось добить, несмотря на все их старания. Но в то время эти и многие другие идеи представлялись чем-то экзотическим. “Реформаторы” уверяли нас, что можно выпустить какие-то “облигации”, какие-то мусорные “ценные бумаги”, продать на Запад какие-то месторождения, занять денег у МВФ и Всемирного банка и жить припеваючи. Для этих горе-теоретиков деньги и булки растут прямо на деревьях. Сегодня крах их политики очевиден для всех и каждого, за исключением разве что их самих.

– Понимаете, когда Вы выдвигали свою кандидатуру на пост президента – это было логично для человека, который ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СТРЕМИТСЯ КАК-ТО ПЕРЕЛОМИТЬ такой трагический, такой зловещий для России ход истории. Потому что единственный человек, который может изменить ситуацию РАДИКАЛЬНО, – это президент. Вместе с тем, когда какой-нибудь бизнесмен средней руки рвется в Думу – это тоже понятно: ему нужна “раскрутка”, возможность с кем-то встретиться из власть имущих, что-то там пролоббировать, а подчас и просто депутатская неприкосновенность. Но Вам-то туда зачем?

– Я не согласен с такой постановкой вопроса. Коренным образом изменить ситуацию к лучшему действительно сможет только НОВЫЙ президент. А старый президент – Ельцин является как бы гарантом того, что ситуация принципиальным образом не изменится. Но Вы правы в другом: ситуация и в самом деле трагична. Та стабилизация, которую мы наблюдаем сегодня, мнимая, иллюзорная, это затишье перед бурей. Процесс проедания национального богатства, которое было накоплено за предшествовавшие “реформам” годы, подошел к логическому концу.

За период пребывания Ельцина у власти была создана коррупционная, паразитическая, воровская экономика. Мы потеряли более половины национального богатства – примерно столько же, сколько за годы Великой Отечественной войны. Из страны утекло более одного ТРИЛЛИОНА долларов – более ДЕСЯТИ годовых бюджетов. Падает средняя продолжительность жизни, а это вернейший, признанный во всем мире показатель экономического и социального неблагополучия. Проиграна бездарная чеченская война. И все это сам президент и сменяющие друг друга команды “реформаторов” называют курсом реформ. И уверяют, что с этого курса они никогда не свернут. Вот это и страшно.

– Но что может сделать в этой ситуации депутат Государственной Думы?

Депутат Государственной Думы может и обязан бороться за то, чтобы президент скорейшим образом ушел в отставку.

– Вы имеете в виду импичмент?

– А я и не говорю, что отставка Ельцина станет результатом процедуры импичмента. Она действительно чрезмерно усложнена, и, если мы не хотим вторично наступить на те же грабли, нам следует разработать четкий механизм досрочного отрешения президента от должности в случае проведения им преступной, антигосударственной, антинародной политики. Скорее всего, президент уйдет в отставку “добровольно-принудительно”, ПОД ДАВЛЕНИЕМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ И СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ.

– Зная характер Бориса Николаевича Ельцина, я что-то очень сомневаюсь, что он уйдет в отставку, да еще “под давлением”. Кстати, не у Вас ли я где-то прочитал, что девиз этих правителей – “из власти – только ногами вперед”?

– Задача Государственной Думы и Совета Федерации как раз и заключается в том, чтобы этот “девиз” не стал реальностью. Это вопрос не политической жизни президента, это вопрос выживания страны. Если мы сейчас не добьемся ухода Ельцина, то он в 2000 году благополучно простудится и заболеет очередным “трахеобронхитом” на похоронах России.

Нужно сделать все возможное для досрочной отставки президента, непрерывно усиливая политическое давление на Ельцина и его ближайшее окружение. Ельцин уже не тот, что был в октябре 1993 года. Да и страна не та. Охотников выполнять преступные приказы и стрелять из танков по народным депутатам по всей России днем с огнем не сыщешь.

– То есть оптимальным вариантом был бы его уход по состоянию здоровья?

– Я бы меньше всего говорил о здоровье президента. Дело вовсе не в его здоровье. Может быть, если он станет здоровее, нам будет еще хуже от его бурной деятельности. Нам и его бездеятельности по уши хватает. Дело не в здоровье. У страны нет уже ни времени, ни сил, ни резервов дожидаться выборов 2000 года. Президент избрал в корне неправильную политику и является гарантом ее продолжения. Для того чтобы сменить эту политику, нужен НОВЫЙ президент.

– Думе в ее нынешнем составе осталось работать чуть более года. Допустим, добиться отставки президента она успеет. Но для чего-то созидательного год – слишком малый срок.

Сейчас, как говорили в армии в горячих точках, год идет за три. Или мы сумеем остановить разрушительные процессы и запустить позитивные, или развал страны будет продолжаться. От того, как Дума будет влиять на ход ситуации, зависит очень и очень многое.

– Лично мне нынешняя Дума запомнилась тремя “эпохальными событиям” – “денонсацией” Беловежских соглашений, водными процедурами, которые устроил Жириновский для своих оппонентов, да еще, пожалуй, до безобразия беспринципным голосованием по кандидатуре Кириенко. Допустим. Но вот недавно Дума приняла Закон о гарантировании вкладов граждан в коммерческих банках. И что же, думаете, вкладчики в ликовании высыпали на Манежную площадь благодарить депутатов? Как бы не так – не такие они чудаки. Они-то прекрасно знают, закон – одно, действительность – другое.

Закон о гарантировании вкладов принять было необходимо. Сколько же можно безнаказанно заниматься конфискацией наших сбережений? Сначала Гайдар, потом Мавроди и ему подобные, теперь – коммерческие банки. Но принять закон мало. Уже сегодня ответственные депутаты должны сказать: давайте в дополнение к этому закону примем еще 10 законов, которые заставят исполнительную власть проводить именно ту политику, которая сможет обеспечить пополнение государственной казны. Нельзя же все пустить на самотек и не заниматься вопросами, связанными с развитием реального сектора экономики! Конечно, об этом сегодня не говорит только ленивый, но ведь говорить мало. Что мешает Думе на одном из ближайших заседаний подготовить и рассмотреть программу создания рабочих мест? Это же одна из важнейших задач. А попутно нужно выявлять людей, для которых принятие “хороших” законов – всего лишь способ повышения собственного рейтинга. И, как говорится, открывать их истинное лицо, в чем, кстати, вижу задачу прессы. Но средства массовой информации в работе Думы и интересуют эпизоды типа поливания водой или срывания крестов.

В Думе можно очень многое сделать. Только нужно знать, как делать. Нужно уметь работать. Нужно профессионально разбираться в тех вопросах, над которыми работает Дума.

– Главное, что может сделать Дума, – это принять хороший бюджет.

Из года в год бюджет становится все хуже, вернее – меньше. Но и этот бюджет выполнить не удается, в результате приходится прибегать к заимствованиям, которые делают ситуацию в экономике еще хуже. Похоже, что и в следующем году ситуация не изменится к лучшему?

– Давайте сначала разберемся, что такое бюджет. Бюджет – это совокупный налог на производителей, импортеров, экспортеров, физических лиц, плюс доходы от государственной собственности. Если предприятия стоят, люди не получают зарплату, а государственное имущество разворовывается, откуда хороший бюджет возьмется? С другой стороны, хороший бюджет – это не тот бюджет, который удалось собрать в виде налогов за вычетом того, что удалось украсть. Хороший бюджет должен быть достаточным для достойной жизни граждан и обеспечения безопасности государства. По нашим подсчетам, для России он составляет примерно 500 миллиардов долларов в год. Нынешний бюджет в шесть раз меньше.

К тому же ни один бюджет никогда не выполнялся, а сегодня он вообще законодательно перестал приниматься. И когда в Думе говорят, что бюджет нереален, что надо сократить расходы и тому подобное, но при этом не указывают, какой бюджет реально необходим, – это не красит депутатов.

Сегодня самый главный вопрос для Думы – НАПОЛНЕНИЕ ДОХОДНОЙ ЧАСТИ БЮДЖЕТА. И здесь Дума, скорее всего, недооценивает своей роли. Или не может организовать свою работу так, как она должна быть поставлена. Далее деклараций в этом направлении дело не идет.

В части создания рабочих мест, в плане разработки федеральных программ развития реального сектора Дума могла бы быть и более активной, и более конкретной. Если активность не выливается в конкретные формы, это напоминает ситуацию, когда железо пытаются разрубить молотком без зубила. Усилий и грохота много – результата нет. Вот и сегодня Дума действует как бы “тупым предметом”. А нужно сосредоточиться на самых главных направлениях. И четко рубить в нужной точке, а не долбить по всему спектру проблем.

Конкретно начать надо с федеральных целевых программ по созданию рабочих мест, по развитию отраслей промышленности, производящих товары, которые могут вытеснить импортные, по социальной защите населения. Фонд “Реформа” имеет опыт реализации подобных программ.

– Но все-таки я не пойму, за счет чего наполнять бюджет? Программы по созданию рабочих мест, возможно, через какое-то время дадут эффект, но первоначально потребуют дополнительных расходов. Где взять этот, так сказать, первоначальный капитал?

Его можно получить в результате введения РЕАЛЬНОЙ монополии на производство, продажу и импорт алкогольной продукции, монополии на экспорт сырья и импорт товаров первой необходимости и ряда других мер.

– Правительство говорит об этом два последних месяца…

– Говорить можно и дольше. Нужно установить реальную монополию: вся ликеро-водочная продукция должна производиться на ГОСУДАРСТВЕННЫХ предприятиях, импортироваться ГОСУДАРСТВЕННЫМИ организациями, продаваться в казенных, то есть ГОСУДАРСТВЕННЫХ магазинах. В противном случае 80 процентов доходов от производства и реализации алкогольной продукции так и будет уходить в карманы дельцов теневого сектора.

Еще на президентских выборах я говорил, что НАВЕДЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОРЯДКА В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ – наша первоочередная задача. Без ее решения бюджет так и останется проржавевшей бочкой, из всех дыр которой будут струиться золотые потоки в карманы коррумпированных чиновников и близких к ним бизнесменов. Напомню, что президент США Рузвельт в ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ СТРАНЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИМИ, но очень ЖЕСТКИМИ методами подавил “спиртовую мафию” меньше чем за год. Нужна только политическая воля.

– Знаете, Мартин Люцианович, мне один бывший вице-премьер еще года два назад рассказывал, что ему в голову пришла точно такая же идея. И он было уж задумал ее как-то осуществлять. Но тут ему позвонил один из “водочных королей” и сказал примерно следующее: “Что бы вы ни делали, ничего у вас не выйдет! Мы заплатим любые деньги, подкупим любых чиновников и даже…” Но до самого страшного дело, к счастью, не дошло, потому что честного вице-премьера, как водится у нас, отправили в отставку.

Вы, вообще, не боитесь выступать с подобными предложениями?

– Для оправдания бездействия можно найти тысячи причин, страх – не последняя. Трусость, как известно, самый страшный порок.

– Мне волею судьбы пришлось покрутиться в “высокой политике”, походить по кремлевским коридорам власти. И, честное слово, не пойму: ну что в этом привлекательного для приличного человека?

– При таком подходе нами неизбежно будут править худшие. Сегодня ситуация в стране все более политизируется. Кстати, эта политизация совершенно не означает расслоения общества по партиям. Но все дело в том, что сегодня любой принципиальный экономический вопрос является политическим. Программы создания рабочих мест, развития отечественного производства – это проблема выживания России. И сегодня она решается на политическом уровне. Либо мы и дальше будем брать кредиты, проедать их и жить как бездомные псы – от подачки до подачки, либо мы наконец возьмемся за дело. Для того я иду в Думу, чтобы такие экономические программы, как программы создания рабочих мест, развития отечественного производства и многие другие, стали политической реальностью в федеральном масштабе.

– Избиратели обычно рассуждают так: одно дело – он грамотный экономист, известный политик, хороший человек и все прочее. А другое – что он конкретно сделает для нас, граждан конкретного округа?

– Во-первых, для того чтобы помочь конкретному округу, нужны не благие намерения депутата и даже не его человеческие качества. Все зависит от того, знает ли он, как РЕШАТЬ те или иные проблемы. Знает ли он те КАБИНЕТЫ, где эти проблемы решаются? Знает ли он МЕХАНИЗМЫ решения тех или иных проблем своего округа? ЗНАЕТ ЛИ ОН, КАК ПОМОЧЬ КОНКРЕТНОМУ ЧЕЛОВЕКУ В ДАННОМ ОКРУГЕ? Конечно, депутат должен быть и честным, и порядочным, и принципиальным – без этого вообще нечего идти в политику.

Жители Москвы уже имели возможность убедиться, насколько от конкретных личностей зависит их жизнь. То, что Москва объективно находится в более благополучном положении по сравнению с остальными регионами, – это, конечно, факт. Но не будет преувеличением сказать, что, как минимум, на 50 процентов заслуга в том, что ситуация в Москве не столь драматична, принадлежит московскому правительству, и прежде всего мэру Москвы Юрию Михайловичу Лужкову. Он человек неуемной энергии и уникальной работоспособности. Он обладает удивительной интуицией в подборе кадров, и это позволяет ему успешно разрешать даже те проблемы, в которых лично он не является профессиональным экспертом.

То же касается и депутатов Госдумы. Огромное количество вопросов, связанных с бюджетом Москвы, проблемами этого города и его районов, решаются в Государственной Думе. Проблемы соотношения собственности Москвы и Федерации, разделения сфер компетенции, вопросы деятельности московского правительства – все это требует отстаивания интересов Москвы в Государственной Думе. И всегда хорошо, если этой работой занимаются люди компетентные, которые разбираются в экономике, в вопросах права, которые знают, что такое Государственная Дума, которые бывали в ней много раз, которых там знают на уровне председателей комитетов и руководителей фракций. И депутат, как политическая фигура, может отстаивать интересы Москвы и своего конкретного округа. От депутата зависит очень многое. Увы, более половины депутатов не выполняют свои обязанности надлежащим образом. Им не хватает не только доброй воли, но и в первую очередь компетентности и профессиональной подготовленности.

– Вас иногда упрекают в том, что Вы считаете себя специалистом чуть ли не во всех вопросах – от экономики до международного права.

– Политик должен ориентироваться во всех важнейших вопросах. Это не значит, что по степени своей компетентности он должен равняться узким экспертам и выдавать себя за гения всех времен и народов на манер вождей недавнего прошлого.

– Но все-таки: где Вы учились экономике?

– Мне посчастливилось в течение нескольких лет поработать с крупнейшими российскими экономистами – академиками Станиславом Шаталиным, Леонидом Абалкиным, Николаем Шмелевым и Степаном Ситаряном. Думаю, это неплохая школа!

Сегодня я опираюсь на интеллектуальный потенциал Фонда “Реформа” – крупнейшего аналитического центра, который занимается проблемами устойчивого развития экономики России. Подобным интеллектуальным капиталом могут похвастаться немногие политики. Я закончил военное училище, работал в строительстве, руководил крупными государственными предприятиями, занимался проблемами высоких технологий и освоения космоса. Словом, мне многое знакомо. Думаю, эти знания и опыт позволят мне достаточно эффективно представлять в Государственной Думе интересы как Москвы в целом, так и жителей Люблинского округа, о проблемах которого я знаю не понаслышке.

МАРТИН ШАККУМ

президент Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Власть должна знать о проблемах района
ПАРК “КУЗЬМИНКИ” ВОЗЬМУТ В КОЛЬЦО
Синенький скромный платочек или темно-вишневая шаль
Долги наши тяжкие
КАПОТНЯ: ПРОБЛЕМЫ И УСПЕХИ
Мы кормим американских фермеров
Скользкий каннибал
Общественная приемная
И МЫЧАТ, И ТЕЛЯТСЯ
НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ
Управлять курсом, а не инфляцией
ПЕЛЬМЕНИ-ИНТЕРНЕШНЛ
ЦЕЛИТЕЛЬНОЕ ЯБЛОЧКО
Как Вы относитесь к идее воссоздания детских и молодежных организаций?
В двух носках по колхозному полю
АСТЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ
МОЛОДЕЖЬ ПРОТИВ ДЖОРДЖА ВАШИНГТОНА
ОБЩЕСТВЕННАЯ ПРИЕМНАЯ МАРТИНА ШАККУМА:
МЕНЬШИЕ БРАТЬЯ МОСКВИЧЕЙ
СОЮЗ ЛЮДЕЙ ДЕЛА
Как вам дышится?
ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
Водитель троллейбуса должен смотреть вперед


««« »»»