РЕИНТЕГРАЦИЯ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Неопределенность политической ситуации в России, возникшие трудности белорусско-российской интеграции, интенсивный поиск Казахстаном и другими центральноазиатскими и закавказскими республиками выхода на внешние рынки, минуя российские транспортные сети на фоне наметившихся замедления спада производства и ослабления негативных тенденций в странах СНГ все более склоняют новые суверенные государства к проведению независимой от России политики и выбору модели самостоятельного устойчивого развития.

Тем не менее все члены Содружества по многим признакам остаются составными частями искусственно расчлененного единого воспроизводственного комплекса с высоким уровнем интегрированности, хотя объемы валового внутреннего продукта значительно ниже докризисного уровня. Так, ВВП Узбекистана в 1995 году составил 82% от объема 1990 года, России – 62%, Белоруссии – 61%, Киргизии – 50%, Казахстана – 45%, Украины – 44%, Молдавии – 39%, Азербайджана – 38%. В среднем по странам СНГ объем ВВП в 1995 году был равен 58% от уровня 1990 года. Объемы ВВП снизились в Белоруссии, Киргизии и России до уровня 80-х годов, в Таджикистане и Украине – до середины 70-х, в Армении и Казахстане – до начала 70-х, в Молдавии – до 60-х, в Азербайджане – до 50-х годов.

Наблюдается не только сохранение неравномерности хозяйственных преобразований и экономического роста, но и явное нежелание отдельных государств создавать реальные механизмы многостороннего экономического сотрудничества, отдавая предпочтение двусторонним отношениям.

Крайне негативную роль играет неустойчивость национальных валют, отсутствие механизма их взаимной конвертируемости. Валютный суверенитет не привел новые государства не только к эффективной, но даже к элементарной системе взаиморасчетов.

В новых государствах не создаются механизмы ответственности за выполнение своих обязательств, нет реальных схем возврата или возмещения долгов. Общая задолженность стран СНГ перед РФ составляет около 6 миллиардов долларов. Практически вся сумма, за исключением 200 миллионов долларов, может быть отнесена к разряду “безнадежных” долгов. Ни одно государство СНГ так и не смогло обеспечить проведение действительно рыночных реформ, создать рыночные механизмы. Корень проблемы состоит в том, что новые экономические отношения страны СНГ пытаются регулировать старыми методами. В результате типичная ситуация кризиса жанра, идеи, решения, правительства – однодневки.

Все нынешние суверенные государства зависят друг от друга, и эту зависимость можно обернуть во благо, если с пониманием и уважением относиться к самостоятельной политике каждого государства, даже к стремлению некоторых из них переориентировать внешнеэкономические связи на дальнее зарубежье. Не умаляя этого, следует все же подчеркнуть, что лучшими союзниками новых государств являются прежде всего сами страны СНГ, связанные множеством общих проблем переходного периода. Почти во всех республиках усиливаются позиции политических, производственных и предпринимательских сил, которые так или иначе ориентируются на Россию. Темпы роста торговли РФ со странами СНГ в 15 раз выше, чем со странами дальнего зарубежья.

Реинтеграция является, пожалуй, единственным способом избежать вытеснения товаров производства стран СНГ с внутреннего рынка всего постсоветского пространства под напором западных производителей.

Формальность таможенных границ становится открытым каналом проникновения контрабандных товаров и независимого движения сопровождающих их реквизитов по территории СНГ. Даже несмотря на столь тесный двусторонний российско-белорусский альянс и договоренность об объединении таможенных служб, Белоруссия сохраняет особый статус в торговле с ЕС, что на деле означает контрабандный ввоз в Россию не облагаемых таможенными пошлинами европейских товаров. В итоге экономическими отношениями стран СНГ правят не соображения предельной эффективности, а государственный и теневой рэкет.

Почти перед всеми странами СНГ сегодня стоит угроза закрепления примитивной структуры экономики с застойным типом хозяйства и сращиванием государства с паразитирующим на национальных ресурсах и полукриминальным частным бизнесом. Продолжающееся падение жизненного уровня основной части населения, не вовлеченной в систему предпринимательства, бизнеса и экспортно-импортных торговых операций “новых русских” и имущих слоев СНГ, представляет серьезную угрозу политической стабильности и национальной безопасности в этих странах. Это особенно характерно для экономик Таджикистана, Молдавии, Киргизии, Казахстана, Украины и закавказских государств, где объемы валового внутреннего продукта за годы “реформ” сократились более чем вдвое.

Национальная трагедия разорванных народов стала общей болью и бедой. Лишь реконсолидация в новых формах всех народов и народностей даст устойчивую базу для общего возрождения, полноценного использования внутренних национальных ресурсов и преимуществ национальных идей над абстрактными интернациональными идеями самосознания.

Важнейшей целью реинтеграции является раскрытие и использование того огромного невостребованного специфического национального потенциала, которым в изобилии располагают все народы бывшего СССР и который в условиях усиления межнационального размежевания в значительной мере растрачивается во вред как отдельно взятым странам, так и Содружеству в целом.

Мобилизация имеющегося национального потенциала, объединение его в русле общих интересов – самый мощный и огромный источник возрождения каждого государства.

Духовное родство, духовная общность народов, которые проживали в некогда едином государстве, будут сохраняться столетиями. Люди должны находить пути друг к другу, несмотря на политическую конъюнктуру. Требуют реанимации такие понятия, как “великая дружба народов”, “интернационализм и патриотизм”. Союз народов нерушим независимо от того, где они проживают, и должен укрепляться параллельно с развитием новой государственности бывших союзных республик, утверждая верховенство общечеловеческих ценностей над национальными, а национальных – над государственными. Нельзя разрушать сложившуюся уникальную, сбалансированную историей взаимосвязь и взаимообусловленность, когда новые государства находятся в зоне геостратегических интересов России, так же как и РФ находится в зоне их жизненных интересов.

Логика экономического и политического выживания все более толкает бывшие республики навстречу друг другу. Народы хотят, чтобы интеграция была действенной. Самой сложной проблемой для политической элиты является болезненное восприятие необходимости добровольного делегирования части суверенитета наднациональным структурам. Ведь любые межгосударственные союзы ведут к некоторому допустимому ограничению экономического, а порой и политического суверенитета интегрирующихся стран, поскольку каждая из них должна будет строить свою политику, исходя из интересов не только собственных, но и партнерских.

Отсюда неизбежен поиск компромиссов. Разумная национальная политика и есть искусство согласования, соединения различных национальных интересов. Одной из главных причин, препятствующих подлинной реинтеграции бывших республик, является гипертрофированное понимание суверенитета и своего более высокого статусного уровня, которое появилось у глав новых независимых государств, получивших всю полноту контроля над политическими и экономическими ресурсами на своих территориях. Это обусловливает стремление сохранить неограниченную власть доминирующей при обсуждении и принятии решений по интеграционным документам. Даже из чисто престижных соображений они будут сопротивляться урезанию такой своей власти. Если ранее при “завоевании” независимости они убеждали своих граждан (а порой верили сами), что их республику грабят, то со временем иллюзия быстрого процветания прошла. Сложившиеся правящие элиты там уже не хотят и не отдадут власть. Даже те, кто пришел к власти под лозунгами интеграции в рамках СНГ и расширения стратегического сотрудничества с Россией.

Национальная политика, более чем какая-либо другая сфера жизни страны, требует, чтобы у власти находились люди, ставящие интересы народа выше личных или корпоративных интересов. Противоречие между вседозволенностью новой власти, использующей национальную карту для достижения своих целей, и незащищенностью подлинных интересов народов, равно как и противоречивость интеграционных процессов в СНГ, когда фаза кризисного развития в ряде стран еще не завершилась, заставляют политических лидеров всех постсоветских государств маневрировать, с тем чтобы удержаться у власти, сохранив максимально возможный статус независимости внутри страны и в международном сообществе.

Демонстрация реинтеграционных настроений нужна руководителям новых государств для выбивания экономической, военной, гуманитарной помощи от России, ослабления объективно нарастающего доминирования РФ в СНГ, а внутри страны – для укрепления собственной власти.

В основу реинтеграции бывших республик в условиях рынка и утверждения нового экономического императива должны быть положены следующие принципы:

– обеспечение духовного и нравственного единства народов при максимальном сохранении суверенитета, политической независимости и национальной самобытности каждого государства;

– обеспечение единства гражданского, правового, информационного и культурного пространства;

– добровольность и полное равноправие стран – участниц СНГ;

– опора на собственный потенциал и внутренние национальные ресурсы, исключение иждивенчества в экономической и социальной сферах;

– взаимовыгодность, взаимопомощь и кооперация в экономике, включая создание совместных финансово-промышленных групп, транснациональных экономических объединений, единой внутренней платежно-расчетной системы;

– объединение национальных ресурсов для реализации совместных экономических и научно-технических программ, непосильных отдельно взятым странам;

– беспрепятственное движение рабочей силы и капитала;

– выработка гарантий взаимной поддержки соотечественников;

– гибкость формирования наднациональных структур, исключающих давление на страны СНГ или доминирующую роль одной из них;

– объективная обусловленность, одинаковая направленность, правовая совместимость и идентичность проводимых в каждой стране реформ;

– поэтапность, разноярусность и разноскоростной характер реинтеграции, недопустимость ее искусственного форсирования;

– абсолютная неприемлемость идеологизации интеграционных процессов.

Политические реалии на постсоветском пространстве настолько пестры, разнолики и контрастны, что трудно, да и невозможно предложить какую-то устраивающую всех концепцию, модель и схему реинтеграции.

Цена углубления интеграции может быть для России весьма высока. Присоединяющимся к договорам “двух” или “четырех” государствам придется оказывать значительную экономическую помощь. Поэтому России хотя и выгодно по конъюнктурным соображениям демонстрировать углубление реинтеграции, стратегически следовало бы очень осторожно и разборчиво подходить к принятию на себя жестких договорных обязательств и воздерживаться от форсированного вовлечения других государств, поспешной и непродуманной интеграции всех со всеми. Тем более что у нее нет средств выполнить все намеченное и задекларированное. В соответствии с подписанными документами надо сначала отработать механизмы экономического и гуманитарного сотрудничества на полигоне Россия – Белоруссия – Казахстан – Киргизия и еще более тесного объединения на более узком поле Россия – Белоруссия. Несмотря на договоренности и создание новых, весьма громоздких и дорогостоящих надгосударственных интеграционных комитетов, практических результатов до сих пор нет. Как бы не подчеркивался приоритет экономики и культуры, все равно любое объединение постсоветских государств имеет подтекст политических аспектов.

Единодушная же поддержка лидерами СНГ Б.Ельцина в президентской гонке означает, что они будут торговаться с ним и выторговывать у него все больше благ в ответ на политическую лояльность. Никто не хочет быть в зависимости от России, но и никто не хочет Россию потерять.

Геополитическая обстановка в мире складывается так, что недалек момент, когда политические руководители России и стран СНГ окажутся в положении, которое заставит их воспринять реинтеграцию как единственно возможный способ самосохранения.

Форсированное расширение НАТО, приближение его к границам России при полном игнорировании мнения РФ и ее изоляции в Европе дает основания рассматривать его как фактор, несущий реальную внешнюю военную угрозу странам СНГ. В то же время это – серьезный катализатор более тесной реинтеграции участниц Содружества.

Нельзя исключить возможности перерастания территориальных претензий, экономических споров, этнических и иных проблем между членами СНГ в конфликты, чреватые распадом некоторых новых государств (Украина, Грузия, Молдавия, Казахстан, Таджикистан). Отсюда возникает важнейшая задача властных структур всех новых независимых государств – диагностика, раннее выявление аномалий межнациональных отношений и деструктивных сил, мешающих реинтеграции, прогнозирование конструктивных направлений, создание штабов и мозговых центров на местах, стабилизирующих межнациональные отношения и обеспечивающих национальную безопасность.

Аналогичные центры с указанными целями существуют и успешно работают в США, Англии, Германии, Франции, Японии, азиатских странах, арабском и исламском мире, как правило, “под крышей” интеллектуальных фондов. Именно поэтому эти страны с большим потенциалом национальных конфликтов и с большим объемом центробежных сил не находятся на грани распада, а движутся в сторону превентивного предупреждения и гашения в зародыше межнациональных конфликтов, тогда как в России, других странах СНГ и бывшего социалистического лагеря имеет место их усиление. Отсюда, естественно, должны быть созданы специальные службы диагностики межнациональных конфликтов с приданием им определенных функций “интеллектуального Интерпола”.

Концепция стратегических интересов России со странами нового зарубежья на нынешнем этапе (1996-1997 гг.) развития СНГ должна включать выработку основополагающих документов по нормальному взаимовыгодному сотрудничеству между странами Содружества, вошедшими в Таможенный союз (Россия, Белоруссия, Казахстан и Киргизия), в первую очередь в рамках договоренностей между Россией и Белоруссией. По мере становления интеграционного сообщества потребуется все более тесная увязка своих действий в области рыночных и структурных преобразований, формирования платежно-расчетной системы инвестиционной политики, в отношениях с третьими странами и международными организациями. Должен быть налажен информационный канал общения между государствами СНГ на единой основе. В создании Платежного союза Содружество серьезно отстает от требований жизни.

Современный этап внесет ясность, по какому сценарию пойдут интеграционные процессы в СНГ. Поэтому чрезвычайно важным моментом следует считать разработку программы стратегических действий России на последующие два временных этапа.

1997-2000 годы – внедрение приоритетных направлений многостороннего сотрудничества, особенно по товарообмену, межгосударственных ФПГ, совместных проектов, ТЭО и ТЭД с их программным обеспечением по развитию экономических структур на паритетных основах.

В эти годы должно сформироваться основное ядро стран СНГ (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия), которые будут в полной мере сотрудничать в социально-культурной, торгово-экономической и кооперационно-технологической сферах, вырабатывать взаимоприемлемые основы для успешного товарообмена между странами ближнего зарубежья. Возможно со значительной вероятностью присоединение к этому ядру СНГ и других государств (Таджикистан, Армения).

2000-2005 годы – цивилизованная, безболезненная реинтеграция с другими странами СНГ на принципах, объединяющих многочисленные народы, укрепления их суверенитета и социально-экономической мощи как единой социальной и политической общности. В этот период начнется полномасштабное осуществление двух– и многосторонних форм сотрудничества с учетом экономических преобразований и вхождение каждой из стран в рынки мирового сообщества.

Возможно, хотя весьма проблематично, присоединение к интеграционному ядру Украины, Узбекистана, Грузии и Молдавии. Особенно гибкой должна быть позиция по отношению к Украине. Скорее всего, будет с достаточной долей вероятности воспроизведен тип отношений свободной торговли, характерный ныне для Европейского союза и Европейской ассоциации, где происходит процесс сближения стран с разными темпами и разным уровнем интеграции.

Может быть, ряд других государств будет взаимодействовать в режимах зоны свободной торговли, Таможенного союза или на основе только экономического и военно-стратегического союза с Россией (Азербайджан, Туркменистан).

Таковы, на наш взгляд, складывающиеся политические и экономические предпочтения стран – участниц СНГ, и поэтому чрезвычайно важно не нарушить хрупкий баланс интересов и естественный процесс реинтеграции народов бывшего Союза, сознавая, что каждое государство только выиграет и серьезно укрепит свой политический и экономический статус в мировом сообществе, если будет выступать с единых позиций по ключевым вопросам мировой политики.

Наби ЗИЯДУЛЛАЕВ,

профессор, эксперт Госдумы РФ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЦЕНА ПОБЕДЫ В ПОЛИТИКЕ И ЭКОНОМИКЕ
СТАНИСЛАВ ШАТАЛИН О РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ
“АВТОМОБИЛЬНЫЙ КОРОЛЬ” ГЕНРИ ФОРД
ПАЛАТЫ ВЕРНУЛИСЬ НА НИКИТСКУЮ ЧЕРЕЗ ТРИ СТОЛЕТИЯ
БЕСПРАВНЫЕ МИНИСТЕРСТВА
КАК Я ИСКАЛ ПОДПИСАНТОВ
ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ: УМОЛЯЮ, НИ СЛОВА О “КУКЛАХ”!
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА: ПЯТОЕ КОЛЕСО В ТЕЛЕГЕ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ
ВЫЛУПИТСЯ ЛИ ИЗ ЛЕБЕДЯ РУЦКОЙ?
МОНСТР СТАНОВИТСЯ ЯГНЕНКОМ
Каковы шансы А.В.Коржакова
“ПОСОЛ СОВЕТСКОЙ МЫСЛИ” АНАТОЛИЙ ЛУНАЧАРСКИЙ
КТО СПАСЕТ “СУПЕРПРЕЗИДЕНТСКУЮ” РЕСПУБЛИКУ?
БОЛЬШЕВИЗМ И КОММУНИЗМ: ИНТЕРПРЕТАЦИИ В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ
ЗАЧЕМ ПРОДАВЩИЦЕ МИНИСТР?
ЕЩЕ НЕ ВСЕ ОБРЕЧЕНО


««« »»»