Ваше отношение к существованию комиссии по информационным спорам

1. Ваше отношение к существованию комиссии по информационным спорам при Президенте России?

2. Не считаете ли Вы эту комиссию разновидностью скрытой цензуры?

Михаил ДЕГТЯРЬ (“Репортер”, РТВ)

5

5

Марк ДЕЙЧ (Радио “Свобода”)

0

8

Андрей КАРАУЛОВ (“Момент истины”, РТВ)

0

0

Сергей ЛОМАКИН (“Новости ИТА”, ОРТ)

7

1

Николай СВАНИДЗЕ (“Подробности”, РТВ)

8

5

Михаил ДЕГТЯРЬ:

1. Любую идею у нас умеют извратить, довести до абсурда. В любой цивилизованной стране должен существовать некий надзирающий орган, в задачу которого входит контроль за соблюдением этических норм средствами массовой информации. Подчеркиваю: этических норм. Если комиссия Венгерова создавалась для этого, то подобный факт следовало бы приветствовать. Но, как известно, от идеи до ее реализации – дистанция огромного размера. Меня настораживает состав комиссии. Скажем, мне трудно представить в образе борца за нравственность и истинную чистоту прессы известинца Юрия Феофанова, одного из когорты экс-публицистов от КПСС. Да, этот человек научился выживать при любом строе, но это не значит, что он хорош в роли третейского судьи. Если остальные члены комиссии под стать Феофанову, то я должен выразить большие сомнения в эффективности работы сего собрания.

2. В ответе на первый вопрос я высказал свои опасения. Если они имеют под собой основания, то тогда, разумеется, можно говорить и о цензуре.

Марк ДЕЙЧ:

1. Я присутствовал на нескольких заседаниях этой комиссии и должен сказать, что в первую очередь меня настораживает ее состав. С одной стороны, это зубр и профессионал Юрий Феофанов, с другой – какая-то неизвестная молоденькая девица, принимающая участие в заседаниях на правах полноправного члена комиссии. Этот возрастной разброс, дистанция в опыте и профессионализме членов комиссии меня весьма озадачивают. Эти люди изначально в силу указанных мною причин будут давать различные оценки одним и тем же явлениям.

Есть еще одно обстоятельство, которое меня смущает. Я в принципе не очень хорошо понимаю назначение этой комиссии. Что она, собственно говоря, должна делать? Кого судить, какие споры решать? Должен существовать единый критерий – Закон о средствах массовой информации, на основании которого и следует решать все вопросы, связанные со СМИ. Зачем в этом случае нужна комиссия? Она, по сути, не легитимна, не обладает никакими правами и в принципе не может ими обладать, однако получается, что на практике комиссия берет на себя право выносить какие-то заключения, давать рекомендации. Это мне кажется абсолютно неправильным, поскольку, повторяю, журналист должен отвечать только перед своим средством массовой информации, а уже с газеты или журнала нужно спрашивать в соответствии с Законом о СМИ. Существование же каких-либо комиссий законом не предусмотрено.

2. По-видимому, можно относиться к комиссии как к орудию цензуры. На одном из заседаний комиссии, на котором я присутствовал, молодую журналистку обвинили в том, что она, дескать, нехорошо написала об обстановке в кулуарах Государственной Думы. Журналистка, на мой взгляд, написала с юмором, достаточно изящно, но этого-то и не поняли ни члены комиссии, ни те юристы, которых пригласили в качестве экспертов. В результате в отношении журналистки и информационного агентства, которое она представляла, было вынесено нечто вроде обвинительного решения, за которым последовало лишение журналистки аккредитации парламентского корреспондента. В этом я и усматриваю действия цензуры. Это и есть результат существования таких, повторяю, совершенно не легитимных комиссий.

Андрей КАРАУЛОВ:

1. Я никак не отношусь к факту существования этой комиссии.

2. Соответственно: я не считаю комиссию разновидностью скрытой цензуры. Если вас заинтересуют конкретные адреса цензоров, обращайтесь.

Сергей ЛОМАКИН:

1. Гладко было на бумаге, но забыли про овраги… Все именно так, как у нас обычно и бывает. Идею создания комиссии я поддерживаю, другое дело, как оценивать конкретные плоды ее деятельности. Мелкие придирки, бюрократическое крючкотворство – едва ли это то, что ждали от комиссии, получившей высокий ранг президентской.

2. Мне не кажется, что сегодня можно говорить о цензуре применительно к этой комиссии. Если и надо искать цензуру, то не там…

Николай СВАНИДЗЕ:

1. У нас в стране ситуация со средствами массовой информации и цензурой очень сложная. Цензура фактически отсутствует в принципе. Это иногда пахнет беспределом чисто морального, нравственного порядка. Думаю, комиссия, подобная той, о которой мы сейчас говорим, должна следить за чистотой прессы. Разумеется, политические симпатии и антипатии того или иного СМИ мы оставляем за скобками, это не предмет разбирательств на комиссии.

2. Наверное, можно говорить, что комиссия представляет собой скрытую форму цензуры. Но, будь моя воля, я бы даже добавил жесткости в работе комиссии. Именно из-за того, что члены комиссии опасаются обвинений в давлении на прессу, в цензурировании, КПД комиссии весьма низок.

Подготовила

Мария ДМИТРИЕВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СТРАЖИ ДЕМОКРАТИИ ПЕРЕБОРЩИЛИ
ЗАГАДОЧНЫЙ ПЕТР СТОЛЫПИН
Музыканты Red Hot Chili Peppers…
Made in China – сделано в Китае
БЛЕСК И НИЩЕТА РОССИЙСКИХ ВЫБОРОВ
ПРИЕХАЛИ. ШИРОКА СТРАНА МОЯ В МАРАЗМЕ
ШАРИКИ В РУКАХ
МУДРЫЕ СОВЕТЫ monsier ПАНУРГА
АКИМ САЛБИЕВ: Я ПРОЖИВУ БЕЗ ТУСОВКИ, И ОНА ПРОЖИВЕТ БЕЗ МЕНЯ
ШЕСТАЯ ДУМА. ПРОГНОЗ НА ОБОЗРИМЫЙ ПЕРИОД
КТО ПОСЛЕ ЧУБАЙСА
ДУМА – НОВАЯ. БУДЕТ ЛИ НОВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ?
Модус-Цитаты
“НОВЫЙ КУРС” – ПО НАЕЗЖЕННОЙ КОЛЕЕ ИЛИ В НЕИЗВЕДАННОМ НАПРАВЛЕНИИ?
ПОЖАР ВО ВРЕМЯ МАСКАРАДА
МАКЕДОНИЯ: ЗАБЫТЫЙ СОЮЗНИК РОССИИ НА БАЛКАНАХ?
Цитаты–50
Новое средство безналичного платежа
РИТМИЧНЫЙ БЛЕСК “РУССКОГО ЗОЛОТА”
ФЕДОР ШАЛЯПИН: “ЗОЛОТОЕ ДНО” “БЕЛЫХ ПЯТЕН”
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИТОГИ ГОДА


««« »»»