СУЕТА ВОКРУГ ПИРОГА. ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ПРЕДВЫБОРНЫХ ПРОГРАММ

Читая программы ведущих избирательных объединений, нельзя не обратить внимание на то, что проблемы институциональных изменений в экономической сфере, и в первую очередь вопросы преобразования отношений собственности (о которых в основном и пойдет разговор), не являются сильным местом в большинстве из них. Исключение, может быть, составляет только программа объединения «ЯБЛоко».

Одна из основных причин этого видится в неспособности (а отчасти и в сознательном нежелании) дать объективную оценку результатов приватизации и характера сложившейся к настоящему времени системы отношений собственности.

Эта оценка является почти у всех по-своему односторонней (если не предвзятой) и, как правило, раскрывающей далеко не все сущностные характеристики отношений собственности в «новой России». Общим местом всех программ, вне зависимости от политических ориентаций их авторов, выступает лишь признание лежащего на поверхности факта экономической неэффективности приватизированного сектора экономики.

При этом партии и движения преимущественно либеральной ориентации (прежде всего НДР и ДВР), признавая неэффективность созданной системы отношений собственности в силу неизбежной якобы быстроты приватизационных процедур на начальных этапах, считают, что в принципе уже заложена необходимая здоровая основа для «движения вперед», требуется лишь некоторая корректировка.

Движения «традиционалистского» плана (КРО и идейно близкие к нему структуры, а также часть левой оппозиции), акцентируя внимание на конъюнктурно-политической подоплеке поспешности проведенной приватизации, считают сложившуюся систему не только неэффективной, но и сильно криминализированной, отвечающей интересам узкой группы собственников, сращенных с определенными лобби внутри госаппарата. «На практике политизация идеи приватизации привела к криминализации экономики, нарастанию хаоса, падению эффективности производства», – говорится в программе КРО.

ФЕНОМЕН РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО СЕКТОРА

Система отношений собственности, сложившаяся в результате «российской модели» приватизации, конечно, не может стать в обозримой перспективе «здоровой основой» ни для чего нормального и здорового, но и не раскрывается достаточно полно во многом справедливыми декларациями критиков либеральной экономической политики.

Большее приближение к пониманию ее сущности наблюдается в программе объединения «ЯБЛоко»: «В результате реализованного варианта приватизации родился феномен российского «частного» сектора, где смешаны элементы коллективной, криминальной и собственно частной собственности». Государству не удается «сбросить» бремя поддержания крупнейших промышленных предприятий; нет роста реальной экономической свободы хозяйствующих субъектов; происходящие системные преобразования ведут к консервации и даже усугублению монополизма.

Можно сказать шире – возник феномен не только российского частного сектора, но и всей системы отношений собственности. Современная Россия – переходное образование, не имеющее непосредственных аналогов в мировой экономике, соединившее в себе элементы частных и государственно-капиталистических отношений с осколками советской экономической системы, слегка дополненными наследием самоуправленческих моделей «рыночного социализма». Такой причудливый конгломерат, сформировавшийся в условиях навязывания обществу поспешных и во многом разрушительных преобразований, характеризуется глубокими деформациями и неэффективным характером отношений собственности. «Капитализацию» российской экономики на стоит преувеличивать. Выросшие на наиболее лакомых кусках государственного имущества анклавы крупного капитала (банковские, финансовые и иные структуры, успешно «скупившие» контрольные пакеты принадлежавших работникам предприятий высоколиквидных акций сырьевых и некоторых других отраслей) не определяют погоду в экономике. Преобладающая часть менее ликвидных акций (обрабатывающая промышленность) по-прежнему сильно распылена, что было предопределено доминирующим вторым вариантом приватизации, предоставившим контрольные пакеты трудовым коллективам. Поэтому в данном секторе главные события еще впереди. Причем в принципе возможны два основных варианта их развития.

Продолжение нынешнего курса экономической политики, ведущее к деградации преобладающей части промышленного потенциала страны, надолго закрепит своеобразный status quo, «депрессивную структуру собственности» («ЯБЛоко») в не связанных с экспортом отраслях.

Если же изменение стратегических ориентиров экономической политики позволит активизировать национальный капитал и изменить инвестиционный климат, то в соответствующих отраслях также начнется перераспределение собственности в направлении «от труда к капиталу». И оно, скорее всего, будет также происходить по уже известному сценарию, в борьбе корпоративных групп и лобби.

Но основная проблема состоит в том, что переходный период нельзя искусственно сократить. Переход от планово-распределительной системы к экономике, основывающейся на рыночных механизмах и преобладании частной собственности, имеет определенную объективную продолжительность. Из опыта некоторых восточноевропейских стран ясно, что продолжительность эта измеряется не менее чем десятилетием. А для России, с ее тотальным огосударствлением перед началом реформ и утяжеленной структурой экономики, она должна быть еще значительнее.

Подмена кропотливой работы по демонополизации, созданию конкурентной среды, рыночной инфраструктуры, предпосылок для постепенного перехода госимущества к новым эффективным собственникам «кавалерийской атакой» российских либерал-реформаторов на государственную собственность привела лишь к появлению разнообразных «неэффективных инвесторов». Зато она решила другие важные для правительства задачи: сняла с государства большую часть ответственности за дальнейшую судьбу национальной экономики и положила начало перераспределению госсобственности в пользу новых элитных групп.

Сам же переходный период институциональных изменений, вопреки утверждениям архитекторов реформ, не сократился (это, по моему глубокому убеждению, невозможно в принципе), а приобрел иные, значительно более искаженные формы, когда за вроде бы рыночным фасадом происходят номенклатурно-корпоративные перераспределительные процессы, ведущие к замене государственного монополизма монополизмом «частных» структур.

Поэтому проблема не сводится только к внесению отдельных «технических» корректив в экономическую политику, которые позволят повысить эффективность приватизированных предприятий и институтов рыночной инфраструктуры. Дело в общем-то даже не в том, что эти коррективы в рамках различных программных установок ведут к разным результатам (к тому же далеко не обязательно тем, которые декларируются в программах), а скорее в том, что процесс формирования эффективных собственников, невозможный без реальной конкурентной среды, затянется на долгие годы.

Что же касается оптимизма практически всех, в том числе идейно противостоящих друг другу партий и движений, относительно быстродейственности своих рецептов выхода из институционального кризиса, то его можно трактовать по-разному.

Конечно, при поверхностном взгляде можно предположить, что все они впадают в грех выдавания желаемого за действительное, вытекающий даже не только из идеологической зашоренности, но и из упрощенных представлений о существующей ситуации, недооценки сложности и длительности переходного периода институциональных преобразований.

Однако более логично предположить, что все достаточно хорошо понимают истинное положение вещей. Идет борьба за электорат: “мы (и только мы), честные профессионалы, знаем, как исправить положение”. Желательно к тому же быстро.

Не будем забывать и о том, что в борьбе этой «правят бал» не столько теории, идеи, сколько интересы. У каждого – свои, кровные, корпоративные. Интересы усиления либо тех или иных из ныне доминирующих элитных групп, либо, напротив, находящихся сейчас на периферии. Поэтому и предлагаемые различными программами рецепты следует понимать и как заявку того или иного лобби на свою долю «пирога» в процессе дальнейшего перераспределения собственности. Заявка же должна быть преподнесена в красивой упаковке и выглядеть убедительно.

“КОРРЕКТИРОВКА ЧИСТО ЛИБЕРАЛЬНЫХ ОРИЕНТИРОВ”

Доминирующая сегодня в экономике ветвь «партии власти» в лице НДР, и это вполне закономерно, устраняется от содержательного анализа результатов преобразования отношений собственности, последовательно продолжая стратегическую линию «отца российской приватизации».

Правительственные эксперты, задним числом соглашаясь с некоторыми оценками критиков российской модели приватизации, утверждают, что возникшие проблемы и диспропорции исчезнут в ходе дальнейшего рыночного развития.

«Движение вперед» понимается идеологами НДР как продолжение «широкомасштабной приватизации», поскольку, с их точки зрения, государство не в состоянии обеспечить эффективность принадлежащих ему предприятий и в перспективе должно передать их частному капиталу.

Провозглашенная НДР корректировка чисто либеральных ориентиров парадоксальным образом усматривается в отказе от акцента на фискальной роли приватизации, увеличении доли выручки от продаж, передаваемой самим приватизируемым предприятиям. Такой подход на деле ведет к увеличению разрыва в финансовом состоянии предприятий различных секторов экономики, ограничивая возможности государства маневрировать ресурсами в целях проведения активной структурной политики.

Весьма своеобразно и понимание смешанной экономики. Она видится экспертам НДР лишь как неизбежное промежуточное состояние, поскольку частный капитал еще не готов принять существенно большую долю национального богатства, и пока «только смешанная экономика в состоянии обеспечить привычный для населения страны уровень социальной однородности и реализовать принцип неухудшения социальной защищенности».

Последние слова вообще являются кощунством, хотя бы потому, что именно действия сменявших друг друга «реформаторских» правительств привели страну к критической социальной поляризации и ликвидации социальных гарантий.

Но наибольшее недоумение вызывает сохраняющаяся у этого «центристского» блока ставка на сугубо частнопредпринимательскую экономику, утверждение о заведомой неэффективности государственной собственности. Непредвзятому аналитику ясно, что вопрос о сравнительной эффективности различных форм собственности в современной России при отсутствии нормальных условий для развития любой из форм, при отсутствии конкурентной среды вообще не имеет удовлетворительного решения. Более того, смешанная экономика – не пройденный этап, а современная реальность экономически развитых стран, сформировавшаяся в результате конкуренции и взаимодействия различных форм собственности (определяющих наиболее адекватные ниши для каждой из них), а также действия всеобъемлющей системы государственных, общественных и корпоративных механизмов регулирования.

Поэтому слова о корректировке чисто либеральных ориентиров приватизации, упоминания о смешанной экономике представляются не более чем фиговым листком для прикрытия практически неизменного курса.

Адепты данного курса полагают, что после того, как собственность будет несколько раз перепродана, а ряд предприятий обанкротится, возникнут мощные частные корпорации, способные осуществить капиталистическую модернизацию России. Но необходимо иметь в виду, что перераспределение собственности не будет направляться ни пресловутой «невидимой рукой» рынка, ни осознанной общегосударственной экономической политикой. Не будучи порождены рынком, не ощущая действенного контроля со стороны федерального правительства, российские финансовые и другие «капиталистические» группы будут продолжать корпоративное распределение «по силе» на основе межгрупповой борьбы.

Этот процесс будет в очень большой степени определяться внеэкономическими факторами, и вряд ли в обозримом будущем будет сопровождаться ростом эффективности использования объектов собственности.

ДРУГИЕ ОРИЕНТИРЫ

Экономическая программа объединения «ЯБЛоко», претендующая на роль одной из наиболее профессиональных и грамотных предвыборных программ, весьма комплексно подходит к проблеме институциональных преобразований в российской экономике. Она выгодно отличается от линии «партии власти», давая реалистическую оценку произошедших изменений в отношениях собственности и предлагая ряд вполне обоснованных и необходимых мер по изменению «идеологии» и «технологии» приватизации.

Однако, анализируя концепцию институциональных преобразований объединения «ЯБЛоко», следует четко разделить предлагаемые в ней конкретные меры и механизмы и те цели, которые ставятся им перед российской экономикой.

Исходя из в принципе верного тезиса о том, что «формирование ложного стереотипа коллективной собственности на предприятия еще долго будет мешать экономическому оживлению в России», авторы программы требуют внести в процесс приватизации ряд важных корректив, содействующих естественному развитию рыночных отношений, давно предлагаемых конструктивными критиками «чубайсовщины»: /p>

– переходить к приватизации предприятий по индивидуально разработанным планам;

– отказаться от форсированной смены титула собственности, перейти к созданию частной собственности через промежуточные формы: трастовое управление по контракту, механизмы банкротства, аренду земли и т. д.;

– содействовать постепенному перераспределению акций в направлении от трудовых коллективов и государства к институциональным инвесторам.

То есть мы видим нормальный рыночный подход к приватизации, основывающийся на индивидуализации процедур и постепенности, применяемый в большинстве стран.

Сами по себе заявленные здесь методы и процедуры представляются достаточно бесспорными и действительно полезными с точки зрения повышения эффективности деятельности приватизированных предприятий и создания более эффективной структуры собственности там, где приватизация еще предстоит.

Однако известная идеологическая предвзятость авторов программы, выраженная в тезисе о сокращении государственного вмешательства в экономику приводит их к провозглашению весьма спорной цели быстрого создания в России эффективного и почти что всеобъемлющего частного сектора.

Парадигма институциональных преобразований «ЯБЛока» оказалась как бы даже более «либеральной», нежели у правительственных экономистов. Основной акцент в ней сделан на преодолении негативных последствий «номенклатурной приватизации», корпоративизма, необходимости скорейшего запуска механизмов рыночного саморегулирования экономики, отказе от идеологии системных преобразований «сверху».

Такая установка, на наш взгляд, не адекватна реальным условиям современной России. Коренной вопрос экономической реформы в России – не «формирование института частной собственности», а создание цивилизованных институциональных условий для предпринимательства в целях развития национальной экономики.

Сверхмонополизация важнейших секторов хозяйства, отсутствие по-настоящему конкурентной среды и четкой спецификации прав собственности, продолжение межгрупповой борьбы за свой «кусок пирога», хаос и беспредел, царящие на финансовом и фондовом рынках, не позволяют надеяться на скорую активизацию действенных механизмов саморазвития и саморегулирования в российской экономике. Учитывая также высокую степень «мафизации» экономики и узкогрупповой, непредпринимательский по сути менталитет крупных «частных» собственников, все это означает, что никакая серьезная модернизация в России невозможна без решающей роли государства.

О решающей роли государства в проведении институциональных преобразований сегодня говорят многие партии и движения «левоцентристской» и патриотической ориентации.

Выход видится им в усилении роли государства сразу в нескольких аспектах: как гаранта наведения порядка в экономике и обществе, как фактора преодоления «групповщины» и восстановления управляемости экономики, как стратегического инвестора в приоритетных отраслях и как инструмента для эффективного подбора негосударственных институциональных инвесторов.

Но целостной программы действий у них тоже не просматривается. Даже в весьма фундаментальной экономической программе КРО раздел, посвященный преобразованию отношений собственности, достаточно схематичен и нисколько не оригинален: наведение порядка в государственном секторе экономики, повышение эффективности использования государственной собственности через процедуры траста и административной и имущественной ответственности управляющих; проведение приватизации только исходя из прагматических критериев повышения эффективности; пересмотр решений о приватизации, нарушающих закон и нанесших ущерб государству и обществу.

Кроме того, на этом фоне довольно странно выглядит популистское по сути предложение о расширении прав трудовых коллективов и законодательном закреплении участия трудящихся в управлении.

Главное же состоит в том, что никто сегодня не в состоянии убедительно ответить на вопрос о том, как остановить непрекращающийся передел собственности и начать созидательные институциональные преобразования, не подменяя при этом рыночные механизмы диктатом государства, но, напротив, формируя и «цивилизуя» последние «сверху», мерами государственной экономической политики. А чтобы это стало возможным, кардинальные изменения должна претерпеть вся система российской государственности.

Александр ТЮРИН, кандидат экономических наук


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НЕДЕЛЯ ВЫСОКОЙ МОДЫ: ОТ NINA RICCI ДО РОССИЙСКИХ ДИЗАЙНЕРОВ
ДОСТОЙНОЕ ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО ЕСТЬ И В СТОЛИЦЕ РОССИИ
Видео-44
РОССИЙСКИЕ КОММУНИСТЫ: БРАК С ДЕМОКРАТИЕЙ
ЛЕНИН И ТЕПЕРЬ…
ЧЕЧНЕ НУЖНЫ НЕ БОМБЫ, А КНИГИ
“МОЕ ОТЕЧЕСТВО”: ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ
Болезнь президента
ЯДЕРНАЯ КНОПКА ВЫБОРОВ
“Стабилизация”, но при этом и “глубокий спад”
РУБЛЬ ДЛЯ ГУБЕРНАТОРА
“РУССКИЙ ВОПРОС” В РОССИИ
“ОБНАЖЕННЫЕ” ROLLING STONES
В то время как воспрянувшие духом сторонники коммунистической…
СУДЬБА ЛЕТОПИСЦА
ЛОВЛЯ БЛОХ ВСЕМ ГОСУДАРСТВОМ
“ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ХРАПЫ” ВЛАДИМИРА ПРЕСНЯКОВА-СТ.
И ВНОВЬ КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ
РОССИЙСКОМУ НАЦИОНАЛЬНОМУ ОРКЕСТРУ – 5 ЛЕТ
“ПАРТИИ ВЛАСТИ” ВЫБОРЫ НЕ СТРАШНЫ?
ПРАГМАТИК ВАЛЕРИЙ НИКУЛИН
ГОСУДАРСТВУ НЕ ДО КУЛЬТУРЫ
НЕ НАСКАНДАЛИШЬ – НЕ ВЫБЕРУТ?
ОБРАЩЕНИЕ К БЛОКУ
ПРАВЛЕНИЕ ЧЕРНОМЫРДИНА. ТРЕТИЙ АКТ ВСЕ ТОЙ ЖЕ ДРАМЫ
TOP TEN ВЕЛИКОБРИТАНИИ


««« »»»