ЯДЕРНАЯ КНОПКА ВЫБОРОВ

Болезнь Президента открыла в российской политике ящик Пандорры. Дело даже не столько в том, что, когда Б.Ельцин на некоторое время оказался “за скобками” российской политики в ЦКБ, многие крупные российские политики решили, что пришел их час, и, полагая, что власть не долго пробудет “около тела Ельцина” (как откровенничала “Комсомольская правда” за 5 ноября), кое-кто начал сбрасывать маски и примеривать на себя “корону Российской империи”.

“КОЗЫРЯЙ!”

Тут-то мотивы и расчеты просматриваются вполне, хотя игроки и не показывают своих карт.

Так, не удивительно, что особую активность в период болезни Б.Ельцина проявила команда премьера, воспользовавшегося недомоганием Ельцина, чтобы повести собственную кадровую игру – например, в Центробанке, где удалось “свалить” несговорчивую Т.Парамонову и заменить ее близким премьеру С.Дубининым – бывшим и.о. министра финансов, жертвой президентской реакции на “черный вторник”. Бывший директор ФСБ С.Степашин получил назначение в аппарат правительства, где стал руководителем Административного департамента, занимающегося контактами Кабинета министров с силовыми ведомствами. Информационные и иные ресурсы кабинета от этого, конечно же, не уменьшились. Премьер откровенно спешил взять под свой присмотр и основные силовые ведомства, инициировал борьбу за “ядерную кнопку”, вмешался в кадровую политику Президента в Минобороны, а также, кстати, в Министерстве иностранных дел. Любопытно, что перед состоявшейся в предыдущий вторник очередной встречей премьера и Президента В.Черномырдин счел необходимым съездить в Тулу, где местная администрация по-прежнему активно поддерживает идею НДР (губернатор Севрюгин), и “заодно” посетил элитную Тульскую воздушно-десантную дивизию.

Активно играл премьер и на партийно-политическом поле. Здесь он также действовал “по-христиански” – помогал обиженным, униженным и оскорбленным. Резкие высказывания президента в адрес коммунистов накануне его визита во Францию, а затем в США не помешали В.Черномырдину встретиться с Г.Зюгановым, непримиримым противником Б.Ельцина. В течение ноября завязавшаяся интрига продолжается – в ряде мест кандидаты “Нашего дома” снимаются в пользу кандидатов КПРФ, без, разумеется, публичной огласки.

ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ЧАХОТКА

Сами по себе эти контакты и усилия вполне рационально объяснимы – в конце концов должен же кто-то брать на себя ответственность, улаживать возможные источники конфликтов, то есть контролировать порядок и стабильность в стране. Понятно, что и таких доброхотов, которые готовы взвалить на себя груз ответственности за страну, то есть власть, тоже немало, и они хотят как можно надежнее держать мешок с властью в своих руках и не подпускать к нему соперников. Человек есть человек.

Главное, однако, состоит, по нашему мнению, в том, что суть проблем, обнаженных болезнью Президента, не в борьбе персональных амбиций, а в назревании тотального обвала российской демократии – болезнь Президента дала толчок для нового обострения ее хронической болезни – кризиса власти. Эта болезнь в 1993 году привела к кровавому столкновению представительной и исполнительной властей, а затем была загнана вглубь и продолжала свою разрушительную работу, итогом которой стало развитие конфликта внутри самого исполнительного механизма.

Причины обострения политических немочей России очевидны – курс, взятый кремлевскими верхами еще в 1991 году, оказался выгоден лишь крайне узкому слою “элиты в элите” – отечественным “компрадорам”. Этот курс вошел в противоречие с политическими ценностями, институтами и настроениями, опираясь на которые пришла к власти команда Ельцина.

Политика, проводимая в ущерб подавляющему большинству россиян и ведущая к разбазариванию и закабалению России, включая ту часть элиты, которая была выдвинута национальным производительным капиталом (песковы, каданниковы, бехи, стародубцевы и прочие), требует жесткой авторитарной системы власти. Между тем проводники этого курса вынуждены жить и действовать в условиях худо-бедно, но действующих демократических учреждений и процедур.

Правда, чем дальше, тем больше искажая и извращая их. Так, российская демократия, возникшая на волне демократического подъема и кризиса “тоталитарной” модели, была в 1993 году значительно модифицирована и подогнана к нуждам проводимого курса, превращающего страну в сырьевой придаток Запада, однако тогда еще не вся демократическая черемуха была сорвана и брошена в окошко нефтегазовых монополий. Ныне же мы вступаем, по-видимому, в действительно решающую стадию кризиса российской демократии, из которого она либо выкарабкается и выздоровеет, либо вновь в России на десятилетия установится бессмысленный и беспощадный авторитаризм как политическая оболочка для “трубы”, становящейся каркасом для российской экономики.

Дело в том, что с октября 1993 года противоречие между курсом и системой продолжало свое разрушительное действие. Ныне кризис власти охватил “ветви” самой исполнительной машины. В частности, друг от друга отделились и вступили в конфликт: а) “демократическая”, публично-политическая составляющая исполнительной власти в лице “всенародно” избираемого Президента и б) рутинно-бюрократический механизм управления, созданный самим же Президентом по номенклатурному принципу и теперь стремящийся окончательно эмансипироваться от остатков демократического контроля.

НЕ ВЛАСТЬ НУЖНА. ВЫБОРЫ НЕ НУЖНЫ

Так, хотя для премьера болезнь Президента и стала поводом для усиления своих властных позиций и ресурсов, вряд ли это было самоцелью. Основное направление событиям задает сегодня не прямой контроль над теми или другими ведомствами, а демократическая процедура выборов, “право выбирать начальника”, как называет российскую демократию И.Клямкин.

У той части общества, которая стоит за премьером, выборы вызвали “зубовный скрежет” с того момента, когда Ельцин провозгласил свое решение добиваться их обязательного проведения в сроки, положенные по Конституции. Уже весной текущего года крупнейшие финансовые структуры экспортно-импортной ориентации (в лице своих представителей, таких как О.Бойко, президент “Национального кредита”, А.Смоленский, глава Столичного банка сбережений) выразили свое “фе” этому плану, заявив, что выборы угрожают стабильности.

Последующие усилия премьера адаптироваться к ситуации, возглавив “партию власти”, как известно, успехом не увенчались. Движение НДР быстро выросло, но сразу же попало в ситуацию кризиса, а политическое влияние В.Черномырдина, достигнув своего потолка в дни буденновских событий, постепенно, но неуклонно падало.

Зашла, в частности, в тупик линия, проводившаяся премьером в Чечне. От премьера начали дистанцироваться лидеры региональных элит (например, заместитель В.Черномырдина по НДР самарский губернатор К.Титов). Серьезные неудачи постигли движение премьера на региональных выборах (в Свердловской области, в Волгограде). После кризиса на рынке межбанковских кредитов ухудшились отношения правительства с деловыми кругами. Федеральное собрание начало проверку деятельности Госкомимущества и взяло под контроль проект бюджета на 1996 год. Неоднократно в минувшем месяце Президент публично высказывал неудовлетворенность работой правительства. В то же время ЦИК выдвинул против В.Черномырдина обвинение в том, что тот использует свои служебные поездки для незаконной предвыборной агитации. Впрочем, чем дальше, тем яснее стала вырисовываться и безнадежная ситуация для НДР на грядущих выборах.

Если на все вышеперечисленное наложится еще и поражение “партии власти” на выборах, то рассчитывать на продолжение своей политической карьеры Виктор Степанович не сможет ни в каком случае. Вокруг него и так сложилась атмосфера постоянной напряженности, угрозы отставки в любой момент. Парламентские выборы, на которых НДР мог бы получить не больше 15% голосов в лучшем случае, явно не добавили бы легитимности нынешнему правительству и, более того, облегчили бы Президенту постановку вопроса о смене премьера и серьезном изменении политического и социально-экономического курса. Напротив, затяжка парламентских выборов на неопределенный срок, в течение которого премьер постепенно перетягивал бы на себя властные полномочия, вполне устраивала В.Черномырдина. Впрочем, на публике премьер всегда высказывался за то, чтобы провести это “муторное и дорогостоящее дело” 17 декабря и по существующим правилам.

Однако невозможно объяснить простой случайностью то, что в именно в период болезни Президента произошел кризис избирательной кампании, толчок которому был дан в конце октября в связи с отказом Центризбиркома в регистрации блоку “ЯБЛоко”. Этот отказ повлек за собой целую цепь событий, создавших благоприятную почву для постановки вопроса о переносе парламентских выборов под предлогом несовершенства избирательного закона. Особенно обострилась ситуация, когда Верховный Суд направил соответствующий иск в КС, а к “политическим малькам”, инициировавшим начало пересмотра избирательного закона, примкнули и фигуры более крупного калибра – спикеры обеих палат российского парламента.

Любопытно, кстати, как менялось отношение КС к этому запросу. Сначала чуткий к политическим веяниям председатель КС сам намекал на то, что суд возьмется за дело, только давайте. Но вот Президент начал выздоравливать и вникать в политические процессы, твердо заявил о намерении провести парламентские выборы 17 декабря, и, по сообщениям прессы, КС уже берется за дело “без всякого энтузиазма”.

Конфликт вышеуказанных начал политики – публичного и бюрократического – не стал бы столь заметен, если бы не приближение парламентских и особенно президентских выборов. К президентским выборам Б.Ельцин, зависящий от воли “демоса”, не может подойти со своим прежним политическим имиджем – старые имиджи Президента (борец с привилегиями комноменклатуры, лидер радикальных демократов, борец с угрозой “коммуно-фашистской реставрации”, “стабилизатор”) скомпрометированы, а идеи, на которые они опирались, ныне выходят из моды. Общество “полевело” и требует нового политического курса. Президент может рассчитывать на успех на выборах лишь в том случае, если он сумеет подойти к ним с популярной молодой командой, в отношении которой он будет играть роль гаранта ее сохранения.

Отсюда – острота схватки, развернувшейся между линией Черномырдина и линией Ельцина в период болезни последнего. Сон разума, как известно, рождает чудовищ.

Алексей ЕЛЫМАНОВ,

Андрей РЯБОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СУДЬБА ЛЕТОПИСЦА
В то время как воспрянувшие духом сторонники коммунистической…
“ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ХРАПЫ” ВЛАДИМИРА ПРЕСНЯКОВА-СТ.
ЛОВЛЯ БЛОХ ВСЕМ ГОСУДАРСТВОМ
РОССИЙСКОМУ НАЦИОНАЛЬНОМУ ОРКЕСТРУ – 5 ЛЕТ
И ВНОВЬ КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ
ПРАГМАТИК ВАЛЕРИЙ НИКУЛИН
“ПАРТИИ ВЛАСТИ” ВЫБОРЫ НЕ СТРАШНЫ?
СУЕТА ВОКРУГ ПИРОГА. ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ПРЕДВЫБОРНЫХ ПРОГРАММ
ГОСУДАРСТВУ НЕ ДО КУЛЬТУРЫ
НЕ НАСКАНДАЛИШЬ – НЕ ВЫБЕРУТ?
ОБРАЩЕНИЕ К БЛОКУ
ПРАВЛЕНИЕ ЧЕРНОМЫРДИНА. ТРЕТИЙ АКТ ВСЕ ТОЙ ЖЕ ДРАМЫ
TOP TEN ВЕЛИКОБРИТАНИИ
НЕДЕЛЯ ВЫСОКОЙ МОДЫ: ОТ NINA RICCI ДО РОССИЙСКИХ ДИЗАЙНЕРОВ
ДОСТОЙНОЕ ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО ЕСТЬ И В СТОЛИЦЕ РОССИИ
Видео-44
РОССИЙСКИЕ КОММУНИСТЫ: БРАК С ДЕМОКРАТИЕЙ
ЛЕНИН И ТЕПЕРЬ…
ЧЕЧНЕ НУЖНЫ НЕ БОМБЫ, А КНИГИ
“МОЕ ОТЕЧЕСТВО”: ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ
Болезнь президента
РУБЛЬ ДЛЯ ГУБЕРНАТОРА
“Стабилизация”, но при этом и “глубокий спад”
“ОБНАЖЕННЫЕ” ROLLING STONES
“РУССКИЙ ВОПРОС” В РОССИИ


««« »»»