ПРАВЛЕНИЕ ЧЕРНОМЫРДИНА. ТРЕТИЙ АКТ ВСЕ ТОЙ ЖЕ ДРАМЫ

Уход крутых “реформаторов” из политики тогда уже, в конце 1992 года, означал на деле крушение политики Ельцина, который их привел. И, отказываясь признать неудачи, Ельцин сделал так, чтобы “уходя, они не ушли”. Когда уходил Гайдар, у него было несколько сильных заместителей, фигур достаточно авторитетных, чтобы занять пост премьера. Что же делает Ельцин? Он выдвигает в премьеры не Хижу, не Скокова, но Черномырдина, человека достаточно среднего по своим деловым качествам, но достаточно легко управляемого. Мало того – при нем с тех пор всегда находится комиссар, “главный идеолог реформ”. Сначала это был сам Гайдар, который уходил и возвращался, теперь Чубайс, повышенный в первые вице-премьеры. Уверен, Черномырдин перед своим назначением имел с Ельциным обязывающий разговор о “неизменности курса реформ”. Дальнейшее показало: Черномырдин – это Гайдар сегодня.

Черномырдин если сам не проводит линию “реформаторов”, то позволяет это делать Чубайсу. В правительстве роли расписаны, все при деле. Черномырдин занимается “Газпромом”, Чубайс – приватизацией и финансами, Сосковец – сбором недоимок с промышленности и латанием всяческих дыр, возглавляя комиссию по “решению оперативных вопросов”. Дыр все больше, латать все труднее, но это, похоже, для правительства не самый больной вопрос.

То, что делает сейчас Чубайс, уже напоминает почти агонию. Человек понимает, что конец близок, и с ожесточенной энергией напоследок раздает собственность налево и направо под любым видом. Его основная задача – сделать этот процесс необратимым. Любой ценой, не заботясь о последствиях. Чубайс – фанатик. Он напоминает генерала, который, зная уже, что война проиграна, посылает в окопы 14-летних мальчишек.

Заметим, кстати, распродают все очень дешево, чуть не задаром. Ведь философия приватизации по Чубайсу – это прежде всего именно раздача, продажа за бесценок, хотя и не всем, а преимущественно директорам и их челяди. Появится, мол, хозяин, потом в результате нескольких перепродаж участок земли или завод обретет состоятельного и рачительного владельца… Но это все вилами на воде писано. Где он сейчас – хозяин с инвестициями? Наши бизнесмены, ни на грош (и вполне справедливо) не доверяя этому правительству, предпочитают хранить свои капиталы на Западе, а иностранцы своими капиталами рисковать тоже и по той же самой причине не спешат. Так что пока все перепродается, цена падает, риск покупок растет, все играют, спекулируют, а реального хозяина, собственника как не было, так и нет. Более того, реальный предприниматель, желающий вложить свои деньги в серьезное дело (прежде всего в производство), сегодня чувствует себя на практике хуже, чем при Рыжкове, и не многим лучше, чем в эпоху застоя и даже до нее.

Итак, “политика реформ” меняется на словах, но не на деле. К чему же мы пришли? Живем все хуже и хуже. Половина граждан – за чертой бедности. Половина производства стоит. Безработица перевалила через отметку в 13 процентов. Образование, здравоохранение, наука, культура разваливаются. А “реформаторы” успокаивают: дескать, и в 1992 году пугали, и в 1993 году, и в 1995 году, а мы все держимся. И революции никакой, смотри ты, не случилось. Ну, так, постреляли немножко из танков по парламенту… Держимся! Из народа сделали коллективного Буратино: зарыли в землю национальное достояние – и ждите, люди добрые, когда прорастет. Вот и ждем.

Да, накопленный в прошлом запас прочности оказался чрезвычайно велик – четвертый год не можем проесть. Но осталось совсем-совсем немного. Возьмем, к примеру, нашу банковскую систему. Ведь это – головка сыра: снаружи она кажется целой, но внутри-то вся изъедена. Дыру, конечно, не просто увидеть: возьмите баланс любого банка, все сходится, полный ажур. Дыра заполнена выданными кредитами. Вот только кто их возвратит и когда? “Иных уж нет, а те далече”. Не в тюрьме, конечно – за бугром. А нищим госпредприятиям возвращать просто нечем. Ну, и сколько вся эта гора дутых обещаний и обязательств продержится?

Еще одна тема, на которую так любит поговорить нынешнее правительство, – борьба с инфляцией. Так, как оно с ней борется, не только большого, но и никакого ума не требует: не платить никому – ни предприятию за госзаказ, ни доктору или библиотекарю зарплату. Теперь вот ввели “валютный коридор”. Уж если вы такие ученые, такие смелые, то должны бы знать: “валютный коридор” вводится тогда, когда реформируемая экономика идет на подъем. А наши правители пошли еще дальше и вовсе зафиксировали курс рубля. И привязали его не к чему-нибудь – к американскому доллару. Это же вообще сумасшедший дом: чуть не все внутренние нужды страны обслуживает чужая валюта. Где еще это в мире видано? Хочется также спросить горе-реформаторов: сколько, к примеру, продержится та же американская экономика, если американские банки будут кредитовать американские предприятия под 150 процентов годовых (как у нас) вместо 6-8? И концы с концами правительство сегодня сводит уже даже не за счет замораживания зарплаты в бюджетной сфере. А за счет невыплаты пенсий. И как же у них язык при этом поворачивается говорить, что начался подъем экономики?

А инфляция никуда не делась. Она только стала долларовой, что при нынешнем господстве доллара в российской экономике даже гораздо страшнее. Зато, выезжая за рубеж, можно похвалиться: Москва теперь – один из самых (если не самый) дорогих городов мира. Цены в наших совершенно обычных магазинах, ресторанах, на бензоколонках, предприятиях обслуживания такие же, как в самых шикарных парижских, нью-йоркских или токийских.

Правительство говорит, что уделяет много внимания социальным вопросам. Но как? Создали фонд медицинского страхования, повесили на него львиную долю медицинских забот – и назвали “внебюджетным”, т.е. отделили от государства. А пенсионный фонд? Спохватились, когда пошли задержки с выплатой пенсий на месяц-два. А что значит – пенсионеру не платят пенсию? Он просто-напросто умирает. И вспомнили об этом, и “обнаружили” многотриллионную дыру в пенсионном фонде только тогда, когда старики и старухи стали уже перегораживать автотрассы, чтобы привлечь к себе внимание. Нет сомнения – правительство хочет просто-напросто уйти от этих проблем, они ему совершенно не нужны. Оно занято лишь выборами, да и то только для устройства своей будущей судьбы.

Посмотрите, как странно, у нас не хватает уже административных зданий. Правительство РСФСР в свое время помещалось в небольшом особняке на Делегатской улице, потом уживалось вместе с Верховным Советом в Белом доме – теперь заняло и весь Белый дом, и Старую площадь. И вместе с тем все серьезные проблемы отдаются кому-то на сторону, на откуп: вы, мол, приватизировались, вы и решайте и не мешайте нам обслуживать самих себя. Себя – не страну! Правительство, а значит, и государство, уходит от решения государственных проблем. Сбрасывает их, например, на региональные власти, а в результате растет напряженность в отношениях Центра и провинции, разваливается страна. Центр ведь лишь распределяет, ограничивает, запрещает, интригует, но на деле почти не помогает никому.

Общеэкономическая ситуация ухудшается, кризис может разразиться уже скоро – хорошо еще, если не до президентских выборов. В этом, собственно, и весь вопрос: произойдет ли смена элиты, которая находится у власти, до полного развала и коллапса в экономике или же после него, с конфликтами и потрясениями, вплоть до вооруженной борьбы за власть. Ведь всегда остается, за что бороться: за то, что можно продавать и продавать, и делить, и распределять, и вновь делить – страна, как известно, большая.

В нашей нынешней экономике не заложены, к сожалению, элементы системы, способной к самовыживанию. То, что было – загублено. А что “создано” взамен? Никаких потенциальных “точек роста”, никаких механизмов саморегуляции, никакого простора для реальной, созидательной частной инициативы, ничего, что может остановить раскрутку спирали экономического хаоса. Сегодня наша экономика – это организм в состоянии реанимации: достаточно пережать несколько трубочек, и все. Вопрос только один – когда? Когда кончится питание, когда медсестре надоест дежурить или просто кто-то ошибется…

И я уверен, что люди, находящиеся у власти, в правительстве, все это прекрасно понимают. Только для них это вопрос далеко не главный. Озабочены они совсем другим. Сколько времени они останутся еще у власти – это раз. Как защитить себя, когда они от этой власти будут отлучены, – это два. Есть разные варианты, разные возможности. Самое простое – накопить ценности, которые сложно отобрать: счета в западных банках, недвижимость за границей. Но это не гарантирует личной безопасности. Все-таки главное для них: хочется как можно дольше пробыть наверху. Еще много нефти, цветных металлов и разного чего другого осталось в России. Им кажется: вывозить можно десятилетиями. Поэтому власть защищает себя от перемен, жестоко подавляя и уничтожая конкурентов. Для этого созданы целые ведомства и структуры под руководством по-своему незаурядных людей, которые, может быть, могли бы при ином раскладе принести стране немалую пользу. Но перед ними поставлена иная задача: спасение верхушки. И Президент сегодня не столько гарант Конституции, сколько заложник сформированной им же самим команды, у которой уже сформировался свой собственный интерес.

В чем нельзя отказать нашим нынешним лидерам – так это в колоссальном инстинкте власти. За власть они борются не на жизнь, а на смерть. Потому что власть – это то единственное, что у них реально есть. И, борясь за власть, они вовсе не считают себя ненужными стране, действуя по принципу: “Что хорошо для меня, то хорошо и для страны”.

Очень помогает правительству удивительная терпимость российского человека, его способность ко всему привыкать, мириться с самыми тяжелыми обстоятельствами. При нашем-то уровне жизни, преступности, демографии, экологии – в любой стране мира были бы уже самые разрушительные потрясения, социальные взрывы. А у нас больные и старики умирают, на улицах грабят и убивают в открытую, врываются в квартиры, и все тихо. Как в том старом анекдоте, когда лектор из ЦК КПСС говорит рабочим, что если будет тяжело, придется через одного вешать, а у него спрашивают только одно: как, веревку самим приносить или в месткоме дадут?

Это шутка. Горькая шутка. А всерьез давайте подумаем хотя бы только об одном аспекте реформ – их социальной цене. За время реформ рождаемость упала почти в 2 раза. Если за точку отсчета принять показатели 1986 года, то к 1995-му российская нация потеряла неродившимися 6 миллионов человек (!). Общая смертность в то же время выросла в 1,5 раза. Число преждевременно умерших приближается к 3 миллионам. Такую демографическую катастрофу, воистину трагическую по своим масштабу и скорости, человечество в ХХ веке наблюдает впервые. Даже во времена сталинских репрессий, как показывают расчеты, интенсивность уничтожения населения была существенно ниже. Ничего подобного с российским народом не было ни к годы первой, ни в годы второй мировой войны. Итак, 9 миллионов жизней мы потеряли только “бескровным путем”. А если прибавить Чечню, расстрел парламента, потери от роста преступности, дорожных и производственных катастроф, и многие-многие другие…

Однако тем, кто всю политику свою строит на российской терпимости, следовало бы, думаю, вспомнить мысль Бердяева об извечной противоречивости российского характера. Народ наш, конечно, “всечеловечный”, “сострадательный”, “государственный”. Но это и “народ, из которого постоянно выходила вольница, вольное казачество, бунты Стеньки Разина и Пугачева, анархическая идеология”.

Говорить о серьезных реформах сегодня, при этой конкретной власти – просто наивно. Она к ним не способна. По многим соображениям: по своей дееспособности, по уровню профессионализма, по элементарной чистоте рук. Люди в правительстве зашли настолько далеко, что уже не могут повернуть назад. Они ведь тогда должны признать, что путь, по которому они – с такими жертвами! – вели страну, был ложным. Они должны признать, что почти все делалось неправильно. Но этого они, конечно, никогда не сделают. Поэтому при нынешней власти и не может быть никаких перемен к лучшему. А добиться их могут только люди, свободные от содеянного властями в последние пять лет. Люди, не участвовавшие в этом хаосе, в этом бедламе, что представляет собой сегодняшняя российская жизнь.

КАКИЕ ЖЕ НАМ НУЖНЫ РЕФОРМЫ? ЧТО ЕЩЕ МОЖНО СДЕЛАТЬ

Самое главное для всех нас, для всей страны – понять цель реформ. Во имя чего эти все реформы? Вот первый вопрос. А потом уже идут все другие: о стратегии, тактике, приоритетных направлениях и т.п. Начинать реформы нужно с понимания того, что они делаются для человека, для российского гражданина, во имя него – и только него. Я убежден: любые реформы заведомо неверны, если проводятся не во имя и для блага граждан страны, а ради каких-то других целей.

Так что же сейчас больше всего нужно российскому человеку? Думаю, наш народ отнюдь не мечтает о том “народовластии”, которое сейчас пропагандируют. И вовсе не хочет у нас каждая кухарка управлять государством. Наши граждане хотят от государства совершенно конкретных вещей: высокой социальной защищенности, защиты своей жизни, здоровья, собственности, права на достойную оплату своего труда. Испокон веков мы привыкли быть гражданами великого государства, это у нас уже в крови. В советское время государство было хотя и тоталитарное, но с высокой степенью социальной защищенности граждан, и народ привык к этому за десятилетия. И от реформ он ждет, чтобы они эту защищенность по крайней мере хотя бы сохранили. Не рвется у нас народ к государственному кормилу, не хочет участвовать в решении глобальных государственных проблем. Может быть, поэтому у нас такая низкая активность на выборах. Народ хочет сильной власти, чтобы государство его защищало, чтобы было оно великой державой. И лидером этой державы народ хочет видеть “хозяина” – в хорошем понимании этого слова, т.е. заботливого, ответственного, умелого и твердого политика. Вот исходя из этого, и надо делать реформы. Совершенно другие.

Но просто начать все сначала сегодня уже нельзя. Невозможно вернуться в те неплохие стартовые условия, которые были еще в 1990-1991 годах. Идет ведь уже пятый год разрушительных реформ. Сегодня мы должны отчетливо понимать: со всеми натяжками Госкомстата промышленное производство упало более чем в 2 раза. И даже если со следующего года наш валовой национальный продукт будет расти на 10-12 процентов в год (а это чрезвычайно высокий, редкий темп роста), восстанавливать производство до уровня 1989 года нам придется как минимум 8-10 лет. Даже если к власти придут другие, новые – незамаранные, высокопрофессиональные, честные – одним словом, совершенно замечательные люди.

Так что же они смогут сделать? Многое смогут. Прежде всего, необходимо привести реформы в систему, выделить главное. На все сразу не хватит денег ни при каких обстоятельствах. Но есть, считаю, две путеводные звезды России, два главных ее ориентира: ОБРАЗОВАННОСТЬ И ОРГАНИЗОВАННОСТЬ. Нужно любыми средствами сохранять и сохранить нашу образованность. Иначе мы окончательно развалимся и просто уйдем с исторической арены. Дети, школы – на это ведь не так много требуется денег. Нужно поддерживать высшее образование и фундаментальную науку, восстанавливать систему здравоохранения, беречь и развивать нашу культуру. Россия всегда была одной из самых высокообразованных, самых одаренных наций в мире. Столько великий людей “на душу населения” не дала, наверное, ни одна страна в мире. Но нам никогда не хватало организованности. Может быть, из-за нашего богатства, из-за широты размаха души. Мы, к сожалению, проспали тот момент, когда судьба нации стала определяться уже не ее природными богатствами или только человеческой одаренностью, но прежде всего организованностью. Это как в обыденной жизни, если проследить, например, за судьбой детей из школьного класса, то выясняется, что наибольшего успеха добиваются, как правило, отнюдь не самые сильные, самые здоровые ребята, а те худенькие, в очках, незаметные, жившие в трудностях, мучительных сомнениях, т.е. вовсе не те, кто был Богом наделен всем. Вот поэтому-то на первое место в мире по многим показателям и вышла маленькая Япония, расположенная на островах, без полезных ископаемых – ущербность заставляла ее самоорганизовываться. Никакого другого выхода у нее не было. Нет его и у нас.

КАК УСТРОЕНА РОССИЯ, ЧТО НАМ СЕГОДНЯ НУЖНО

Мы все сегодня надеемся, что живем хотя и не в совсем демократическом государстве, но все-таки… Но я часто говорил себе: мы всегда, по сути, жили при монархе и живем при монархе. Россия никогда не переставала быть монархией, менялся только способ передачи власти и правление: при царях – наследственное, при генеральных секретарях – как правило, пожизненное. Да еще менялась терминология. Теперь вот нам дано право выбирать себе царя ( хотя у царя есть право отсрочить выборы).

Убежден, что, к сожалению, сегодня в России никакая полнокровно демократическая система функционировать не будет. К ней можно прийти, к ней должно идти, я сам убежденный сторонник правового демократического государства, в котором три ветки власти друг друга уравновешивают. Но это в нормальной стране, при здоровой экономике, в успокоенном обществе и при более или менее сносных условиях жизни.

Сейчас Россия не может организоваться “снизу”. Ей нужен “царь” – президент, который бы начал реорганизацию сверху, подобрал бы хорошую команду. Так всегда было и, похоже, будет в России. Политику всегда определяло первое лицо, никакой не тайный совет и никакое не Политбюро.

Вот поэтому так и важны нам сегодня выборы – парламентские и особенно президентские.

Мне кажется, сегодня большая часть нашего народа уже понимает, что “царь” не тот. Поэтому его ближайшее окружение не остановится ни перед чем, чтобы выборы оттянуть, перенести под законным или полузаконным предлогом, завалить конкурентов, подтасовать результаты. Тут, кстати, очень важно, в чьих руках Центризбирком, в чьей руке “зажата” счетная палочка.

Нынешняя власть демократических выборов не допустит, если не будет заранее уверена, что победит. А уверенности нет. Значит, будут отсрочки. Будет обработка мозгов примерно в таком духе: лучше уж Ельцин, к которому все привыкли, чем кто-то, который неизвестно что еще натворит. Может быть, эти настроения даже усилятся из-за недостатка достойных претендентов. Ведь достаточно одного-двух серьезных конкурентов нейтрализовать, и образуется вакуум. Способов много – от падений с моста до вываливания в грязи и в компромате.

Некоторые думают, что все это превращает выборы в парламент просто в пустую формальность, фарс. Но на деле думские выборы – очень важный этап возрождения и демократизации нашего общества. За власть никто не будет бороться в одиночку. Бороться будут партии, движения, выдвигать лидеров, зарабатывать очки, политический авторитет. Дума для многих – только ступенька, плацдарм. Это первый этап гонки, первый этап выборов президента. Президентская карта будет разыгрываться между партиями, прошедшими в Думу. Допускаю, конечно, что новым президентом может стать не обязательно депутат новой Думы, но поддерживать его обязательно будет либо одна, либо блок думских партий. Поэтому-то так отчаянно и борются сегодня за места в новой Думы, что ее выборы предшествуют президентским.

Можно достаточно определенно предсказать результаты думских выборов. Первыми, вероятнее всего, будут коммунисты. Во всяком обществе, где происходит расслоение на бедных и богатых, становятся популярными коммунистические идеи. В Америке с коммунистической идеей Франклин Рузвельт боролся путем перераспределения капитала между богатыми и бедными, повышения пособий по безработице, минимальной зарплаты и пенсий до прожиточного минимума. А наше государство лишь взращивает коммунистическую идею, отбросив уже больше половины граждан за черту выживания.

Коммунисты, видимо, будут сейчас приходить к власти повсеместно, в региональных законодательных собраниях, даже проводить своих людей в губернаторы. Но это, заметим, уже не совсем “те” коммунисты. Они отнюдь не те, которые были и остались убежденными фанатиками-коммунистами. Они другие: это коммунисты с большой натяжкой. По аналогии с “новыми русскими” – это “новые коммунисты”. То, что они опираются на некую массу убежденных рядовых коммунистов, на их ностальгию по временам социализма, – другое дело. Думается, “новые коммунисты” сегодня просто лицемерят. Программа КПРФ и программа КПСС – это небо и земля. Они, “новые коммунисты”, уже и частную собственность допускают, они прагматики. А что сделаешь? Против жизни не попрешь!

Но если выбирать, какой начальник для российской глубинки лучше – демократ из 1991 года, последовательный, убежденный сторонник приватизации, всеобщей либерализации, жесткой монетаристской политики, бездефицитного бюджета и т.п. или прагматик-коммунист? Кто лучше? Положа руку на сердце – конечно, коммунисты. Пусть уж они приходят, если другие еще опаснее, чем они. По принципу, так сказать, наименьшего зла.

Народ на самом деле тоскует не по какой-нибудь партии. Он ждет сильной руки, сильной власти. Он видит это, например, в генерале Лебеде (меньше знают его коллегу по Конгрессу русских общин Скокова), а от Лебедя ждут: придет мужик, мудрого наломает, но наведет порядок, вытурит казнокрадов, заставит милицию работать, прижмет преступников и т.д. Ведь преступность растет, проникает во все сферы, задевает уже каждого… Поэтому, кстати, и военные пошли на выборы. Военные – люди, которые привыкли служить государству, жить в сильном государстве. И могут стать для избирателей олицетворением порядка. Но идут они во власть законным путем, поэтому смешны все эти разговоры о “заговоре военных”, о “военном перевороте”. Однако наведение порядка есть условие необходимое, но далеко недостаточное. Хватит ли военным профессионализма в экономике, знания основных тенденций научно-технического прогресса, понимания механики общественной жизни, глобальности мышления? И смогут ли они решать внешнеполитические вопросы?

Мне кажется, что, по сравнению с прошлыми выборами, народ, что называется, поумнел. Он не верит больше повально Жириновскому. Этот политик, скорее всего, опять пройдет в Думу, но, думаю, не соберет больше 5-7 процентов. То, что очень многие люди проголосуют за коммунистов, понятно: коммунисты должны хотя бы согласно своим принципам строить социально защищенное общество. А большинство остальных партий вряд ли могут претендовать на серьезные симпатии избирателей. Кроме того, у коммунистов самые сильные организации на местах. Ничего удивительного – была же правящая партия КПСС, насчитывавшая 20 миллионов человек. Попробовали люди демократии – плохо. Куда опять идти? Естественно, в КПРФ. И у этой партии масса активистов, которые не за деньги работают, а за идею… А за какую еще идею работать? За идею “ЯБЛока”? Что это? Что значит – “ЯБЛоко”? Сам Явлинский способен вызывать личные симпатии, привлекать внимание журналистов: рассудительный, хороший экономист. Но как организатор партии, движения он, естественно, проигрывает Зюганову. Неплохо было бы Зюганова, Лебедя и Явлинского – да в одну упряжку. Жалко, политические амбиции мешают. И получается как у Крылова – лебедь, рак да щука.

Так что главный, по моему мнению, вопрос сейчас – не в политической окраске будущего лидера. Беда будет, если придет “царь” неумный – потому что только умный способен сегодня возродить Россию, неумный просто лишь ускорит разрушительные процессы, порожденный нынешними псевдореформами. И срок “неумного царя” будет скорее всего недолог, его похоронят общественные катаклизмы. Следовательно, главное сейчас – выбрать именно умного “царя”, и хочется верить, что на сей раз мы это сделаем.

Но перед “выборами царя” каждый политик будет стремиться завоевать место под солнцем. Нас ждут выборы в Государственную Думу.

ЧЕМ ДОЛЖНЫ ЗАНЯТЬСЯ НОВАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА И ЕЕ ДЕПУТАТЫ

Многие кандидаты в депутаты сейчас радостно обещают: вот выберут нас – мы в первый же день начнем пересматривать Конституцию и отправлять в отставку правительство. В Конституции, конечно, есть и перекосы “под Ельцина”, и не очень логичные места. Но я бы, по крайней мере, не начинал с ее ревизии. Задача новой Думы, уверен, не в этом.

То же самое касается и отставки правительства. В чем ее смысл? Ну, отправит Дума в отставку министров (если, конечно, президент не отправит саму Думу в отставку). Новое правительство опять же будет формировать президент. На состав правительства Дума вряд ли сможет оказать сколько-нибудь значительное влияние. Как, кстати говоря, и на всю российскую политику.

Мое мнение: основная задача Думы – не позволить окончательно разрешить экономику России до президентских выборов. Максимально защитить граждан страны, принять, наконец, закон о борьбе с оргпреступностью, поднять минимальные зарплату и пенсию выше прожиточного минимума, т.е. прекратить геноцид против собственного народа, остановить массовое уничтожение нации. Необходимо также делать все, чтобы срочно реанимировать наше среднее и высшее образование, здравоохранение, науку, культуру. Нищенское существование работников в этих сферах, постоянные задержки зарплаты фактически уничтожают как класс наших врачей, учителей, библиотекарей, ученых.

Дума должна также довести страну до президентских выборов, сделать так, чтобы они состоялись в назначенный срок.

Как вести себя в Думе вашему депутату? На этот счет я выработал для себя ряд четких правил. Во-первых, я считаю, что избиратели – совершенно однозначно! – должны иметь право знать, как и за что голосует выбранный ими депутат, и иметь право его отозвать, если его поведение их не устраивает. И процедура отзыва должна быть как можно проще. Я не помню за последние годы ни одного случая отзыва депутатов. Что же, все довольны? А ведь, судя по нынешней Думе, депутаты очень быстро забывают, что они – народные избранники. Многие вообще, по-моему, забывают, для чего они в Думе, что за ними стоит конкретный избирательный округ. А тот, кто избран по одномандатному округу, просто обязан помнить о своих конкретных избирателях и защищать именно их интересы.

Есть и другой немаловажный вопрос – переход депутатов из фракции во фракцию. Некоторые думают: дескать, выбирали человека по одному партийному списку, а он перебежал – нехорошо. Верно – есть несколько стран, где депутат парламента не может “изменить” своему первоначальному партсписку, это называется “императивный мандат”. Может быть, это и хорошо для стран со стабильной политической системой. Но у нас… Вот, представьте себе, я – депутат от такой-то партии, прошел в Думу. И вижу, что партия меняет курс, а мои убеждения остались прежними – что делать? Очень часто фракции в Думе меняют позицию под воздействием лидера, меняется и политическая ситуация, расклад сил. Поэтому я за право депутатов переходить в другие фракции. Ведь если такой возможности нет, то роль отдельного депутата, по сути, сводится к нулю. Голосуют тогда только лидеры фракций. Им это очень удобно – между собой договариваться и управлять остальными депутатами. Но если не иметь права на собственное мнение и собственный голос, зачем идти тогда в депутаты?

Я за другое ограничение для депутата: никакой коммерции. Более того, чтобы полноценно выполнять свои обязанности, депутат, думаю, должен оставить все прочие работы и дела. Если он этого не делает, считаю, это проявление неуважения к своим избирателям, к народу. Очень многие депутаты сейчас просто в Думу не ходят, занимаются своими собственными делами – какие же они народные избранники?

Мартин ШАККУМ,

кандидат в депутаты Государственной Думы от избирательного блока “Мое Отечество”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СУДЬБА ЛЕТОПИСЦА
В то время как воспрянувшие духом сторонники коммунистической…
“ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ХРАПЫ” ВЛАДИМИРА ПРЕСНЯКОВА-СТ.
ЛОВЛЯ БЛОХ ВСЕМ ГОСУДАРСТВОМ
РОССИЙСКОМУ НАЦИОНАЛЬНОМУ ОРКЕСТРУ – 5 ЛЕТ
И ВНОВЬ КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ
ПРАГМАТИК ВАЛЕРИЙ НИКУЛИН
“ПАРТИИ ВЛАСТИ” ВЫБОРЫ НЕ СТРАШНЫ?
НЕ НАСКАНДАЛИШЬ – НЕ ВЫБЕРУТ?
СУЕТА ВОКРУГ ПИРОГА. ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ПРЕДВЫБОРНЫХ ПРОГРАММ
ГОСУДАРСТВУ НЕ ДО КУЛЬТУРЫ
TOP TEN ВЕЛИКОБРИТАНИИ
ОБРАЩЕНИЕ К БЛОКУ
ДОСТОЙНОЕ ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО ЕСТЬ И В СТОЛИЦЕ РОССИИ
Видео-44
НЕДЕЛЯ ВЫСОКОЙ МОДЫ: ОТ NINA RICCI ДО РОССИЙСКИХ ДИЗАЙНЕРОВ
ЛЕНИН И ТЕПЕРЬ…
ЧЕЧНЕ НУЖНЫ НЕ БОМБЫ, А КНИГИ
РОССИЙСКИЕ КОММУНИСТЫ: БРАК С ДЕМОКРАТИЕЙ
Болезнь президента
ЯДЕРНАЯ КНОПКА ВЫБОРОВ
“МОЕ ОТЕЧЕСТВО”: ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ
РУБЛЬ ДЛЯ ГУБЕРНАТОРА
“Стабилизация”, но при этом и “глубокий спад”
“ОБНАЖЕННЫЕ” ROLLING STONES
“РУССКИЙ ВОПРОС” В РОССИИ


««« »»»