“ЕСЛИ Я ОСТАНУСЬ ЖИВ – ВЫ ПРОИГРАЛИ”

МАРКИЗ ДЕ САД С БОЛЬШОЙ ЧЕРКИЗОВСКОЙ

Это происшествие должно было бы потрясти всю страну, спровоцировать массовые митинги, привести к отставке должностных лиц и членов правительства. В свое время по подобному сценарию развивались события в маленькой Бельгии после того, как достоянием гласности стали факты о том, что маньяк-педофил в течение нескольких лет с особой жестокостью безнаказанно насиловал несовершеннолетних девочек. ТАМ общественность потребовала незамедлительной отставки руководителей полиции и министра внутренних дел. Но это ТАМ…

А здесь, в России, все завершилось определением московского городского суда, гласящим: “Карпова Дмитрия Николаевича освободить от уголовной ответственности за совершенные в состоянии невменяемости общественно опасные деяния… и направить на принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением”.

БУНТАРЬ В РОССИИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ БУНТАРЬ

Есть такая странная черта русской натуры – любим мы разного рода бунтарей, разрушителей, ниспровергателей. С приходом демократии мы, естественно, возлюбили борцов с ненавистной Системой.

В числе “бунтарей” – волею судеб и средств массовой информации – оказался в конце 80-х гг. и некий воспитатель старшей группы детского дома № 8 города Москвы Дмитрий Николаевич Карпов. Он усиленно занимался с педагогически запущенными детьми, препятствовал направлению их в специнтернаты, добивался снятия диагноза “олигофрения”. Справедливости ради следует сказать, что этот диагноз, подобно печально известному в свое время диагнозу “вялотекущая шизофрения”, поломал не одну человеческую судьбу. Впрочем, о профессиональной некомпетентности и бездушии психиатров речь у нас еще впереди.

Карпов утверждал, что администрация детского дома без достаточных оснований переводит некоторых детей в специнтернаты для умственно отсталых, доказывая, что они могут воспитываться в обычном детском доме. Вообще, обстановка в детских домах ему не нравилась. И он убежден, что именно он, Дмитрий Карпов, способен ее радикально изменить.

О “педагоге-новаторе” с восторгом писали газеты и журналы, о нем снимались телепрограммы. Все это, естественно, не вызывало ответных восторгов у администрации детского дома, где трудился Карпов, и она решила избавиться от нового “педагогического дарования”. Правда, оказалось это делом не простым. Карпов то уходил “по собственному желанию”, то – после очередной публикации в прессе – возвращался… по просьбе администрации.

“НАС ВЕДЕТ КРЫСОЛОВ ЗА СОБОЙ”

В конце-концов Карпов из детского дома все же ушел. Как будто “по собственному желанию”. Случилось это в 1989 г. Но – и здесь начинается настоящая фантасмагория – ушел он не один. Вместе с собой он увел 11 детей. Куда? Зачем? На каком юридическом основании? Этого никто не знал, и соответствующих вопросов никто не задавал. Он ушел, и дети пошли за ним. Такая вот современная легенда о Крысолове…

Троим из этих детей повезло: на них было оформлено попечительство, в результате чего “педагог-новатор” остался с 8 воспитанниками. Поскитавшись по разным “углам”, они поселились в санаторно-лесной школе в поселке Томилино Московской области, а затем переехали в гостиницу “Измайлово”. Впоследствии по официальному распоряжению был основан частный детский дом “Альфа”, директором которого стал Дмитрий Карпов. В 1993 г. этому детскому дому было предоставлено пустующее здание бывшего детского сада по адресу: Большая Черкизовская, 28.

В “первый в России независимый детский дом” зачастили бизнесмены, политики, многочисленные спонсоры, русские и даже зарубежные. И к каждому из них Карпов находил свой особый подход, каждого смог расположить к себе, убедить, очаровать.”Педагог-новатор” оказался еще и мастером человеческого общения – качество редкое и ценное в наше рыночное время. В результате недостатка средств у Карпова не наблюдалось – на полученные от спонсоров деньги он приобрел не только несколько иномарок, но и, как впоследствии выяснилось, значительное количество оружия: револьверы зарубежного производства, обрез, изготовленный из винтовки системы Мосина, а также различные боеприпасы.

Дом на Большой Черкизовской неоднократно посещали различные делегации и журналисты. Внешне там все было благопристойно. Дети ни на что не жаловались. Если же кто и обращал внимание на синяки и шишки, следовало стандартное объяснение типа: “Упал с лестницы”. И ни у кого не возникало элементарных вопросов. Почему, например, в детском доме отсутствует врач и какой-либо обслуживающий персонал? К кому, собственно, должны обращаться девочки-подростки со своими, скажем так, физиологическими проблемами периода полового созревания? К доброму “дяде Диме”?

Но это еще не все. В законе говорится, что все дети в нашей стране имеют право на бесплатное среднее образование. В какой мере реализовывалось это право в детском доме Дмитрия Карпова? Как выяснилось впоследствии – ни в какой. Сегодня бывшие воспитанники “Альфы” остались без среднего образования, а значит, путь в высшие учебные заведения для них закрыт. Но главное: на каком юридическом основании дети были переданы, наподобие крепостных, в полное распоряжение частному лицу, не занимавшему на тот момент никакой официальной должности? Это не просто бездушие, это преступление. Или должностные лица из РОНО исходили из “классического” постулата: “нет человека – нет проблем”?

“АВТОРИТЕТ” И САТАНИСТ

Давно известно, что абсолютная власть развращает абсолютно. Будучи для своих воспитанников царем, богом и воинским начальником в одном лице, Карпов почувствовал себя не “тварью дрожащей”, но личностью, которая “право имеет”. Обстановка в детдоме со временем стала напоминать то ли тоталитарную секту, то ли тюремную “пресс-хату”, то ли концентрационный лагерь. За малейшее неповиновение “Диме” (так называли Карпова его воспитанники) следовали избиения ремнем, металлической пряжкой от ремня, обломками бильярдного кия, эбонитовыми и металлическими палками и даже имитация расстрела из боевого оружия. Впоследствии к этому присоединилось сексуальное насилие.

Сухие строки судебного протокола как нельзя более полно передают атмосферу, царившую в заведении “педагога-новатора”:

“В апреле 1992 года Карпов Д.Н., находясь в своем номере в гостинице “Альфа” туристическо-гостиничного комплекса “Измайлово”, совершил насильственный половой акт с несовершеннолетней О.Ж. 1980 г.р. На просьбы потерпевшей не делать этого не реагировал, ударил ее несколько раз по лицу. О.Ж. была вынуждена подчиниться Карпову, так как боялась его. После этого Карпов Д.Н. в помещении детского дома по адресу: г.Москва, ул.Б.Черкизовская, д.28, вплоть до своего задержания, неоднократно совершал с ней насильственные половые акты, в том числе и в извращенной форме…

20 сентября 1994 года Карпов Д.Н., находясь в указанном детском доме, позвал в свою комнату воспитанницу Ю.С. 1980 г.р., где сказал ей, что хочет сделать ей подарок на день рождения. После чего, заведомо зная о ее несовершеннолетнем возрасте и имея намерение совершить со своей воспитанницей половой акт, закрыл дверь комнаты на ключ, привязал руки Ю.С. к кровати, заклеил ей рот лейкопластырем и совершил насильственный половой акт. После этого Карпов неоднократно совершал с Ю.С. насильственные половые акты, в том числе в извращенной форме…

Имея пневматическое ружье, Карпов Д.Н. несколько раз стрелял из него в воспитанницу Н.Ч., в результате чего причинил последней множественные рубцы округлой и овальной формы диаметром около 0,5 см, общим количеством ТРИДЦАТЬ (! – выделено мною – А.К.) в области передней и задней поверхности туловища, верхних и нижних конечностей… Карпов Д.Н. отвел воспитанницу Н.Ч. в подвальное помещение детского дома, где, заставив ее полностью раздеться, привязал руки к трубе, после чего заставил всех воспитанниц избивать потерпевшую. Затем Карпов прижег живот Н.Ч. сигаретой, а также поджигал волосы в интимном месте. После чего Карпов отвел Н.Ч. в гостиную комнату, где посадил ее в ящик комода, продержав ее там несколько часов. После этого, вытащив воспитанницу из ящика, заставил ее в присутствии остальных брать в рот половые органы воспитанников, а затем лизать ягодицы у всех воспитанниц. После этого Н.Ч. считалась “опущенной” и жила отдельно от других воспитанников…

Наказывая воспитанника М.Г., Карпов избил его и заставил ввести себе в анальное отверстие рукоятку от швабры, а потом взять в рот половые органы других воспитанников. Данное происходило в присутствии воспитанниц. После этого наказания М.Г. считался “опущенным” и жил в нежилом помещении детского дома.”

Методы воспитания “талантливого педагога”, при всем их изуверстве, имели свою систему. Система эта аналогична той, что применяется в тюрьмах и “на зоне” уголовными авторитетами по отношению к другим заключенным. Цель – довести человека до состояния робота, готового беспрекословно выполнять все указания “авторитета”. Контингент, таким образом, делится на три группы: изгоев-”опущенных”, тех, кто мирится с насилием и принимает навязанные правила игры, и, наконец, “особо приближенных” к авторитету. Из таких “особо приближенных” Карпов создал свою сатанинскую секту “Триаду”. Ее участники принесли своему хозяину клятву верности на крови и поклялись отомстить за него в том случае, если с ним что-нибудь произойдет. Случай не замедлил представиться.

15 марта 1995 г. Карпов вместе с одним из своих воспитанников и двумя сотрудниками автобазы отправились осмотреть земельный участок под дачный домик в деревне Хмелево Владимирской области. После совместной пьянки между ними завязалась драка, верх в которой одержали Карпов и его воспитанник, благо в детском доме “боевой подготовке” уделялось особое внимание. Сотрудники автобазы были насильственно доставлены в здание детского дома и брошены в оборудованную там “камеру пыток”. Воспитанники подвергли их изощренным издевательствам, угрожая убийством из обреза, зверски избивая, в том числе металлическими палками. В результате обоим были нанесены многочисленные телесные повреждения. Все это Карпов записываль на видеопленку. Самое удивительное в этой истории состоит в том, что ни один из потерпевших не обратился с заявлением в милицию! Более того, никто из них так и не явился на суд в качестве свидетеля! Страх перед Карповым, к тому времени уже арестованным, оказался у них сильнее, чем опасение быть привлеченными к уголовной ответственности за отказ от свидетельских показаний! По их словам, они опасались не только за себя, но и за свои семьи. Но то – здоровенные мужики! Представьте теперь, в каком состоянии находились – и находятся до сих пор – несовершеннолетние девочки – воспитанницы Карпова!

Следующей “боевой операцией” сатанинской секты должно было стать похищение и убийство сына одного из зарубежных спонсоров детского дома. Заподозрив, что Карпов расходует получаемые средства отнюдь не на нужды детей, этот спонсор вознамерился прекратить пожертвования. Предполагалось похитить и убить ребенка, а затем имитировать его активный розыск, результатом которого должен быть выход на след будто бы похитившей мальчика в целях получения выкупа преступной группировки. Этот выкуп в итоге должен был оказаться в руках Карпова. Данный план не осуществился лишь вследствие бегства одного из воспитанников.

В “архиве” Карпова обнаружены записанные им видеосюжеты, напоминающие самые мрачные экранизации романов маркиза де Сада. В чердачном помещении на веревках висят подвешенные куклы с оторванными конечностями, испачканными красной краской. На полу комнаты – воспитанники, имитирующие трупы. На них – следы крови и насильственной смерти. На чердаке “оживает” подвешенный “вампир”, которого изображает один из воспитанников. На столе лежит “труп”, накрытый белой простыней со следами зубов “вампира” на теле. В изголовье “трупа” – мясо, зелень, фрукты, столовый прибор. Голос Карпова за кадром: “Кушать подано, господа!” Два воспитанника, переодетые в женские платья, изображают кукол…

ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ – ОСВОБОДИТЬ!

Возникает вопрос: почему же никто из воспитанников “Альфы”, несмотря на систематические истязания, не обратился в милицию? Причина, увы, банальна: “педагогу-новатору” удалось до такой степени затерроризировать детдомовцев, что расплата за “предательство” казалась им неизбежной. Карпов заявлял, что он “достанет их из-под земли” и что даже если он будет посажен в тюрьму, он расправится с отступниками, когда выйдет на свободу. Причем в этом случае легкой смерти он им не обещал. “Если я умру или буду убит, – говорил он, – считайте, что вы выиграли. Но если я останусь жив – вы проиграли”.

У воспитанников сформировался образ Карпова как человека с неограниченными возможностями и властью. Ситуация, в которой они оказались, представлялась им безвыходной.

И все же в карьере садиста наступил перерыв (о ее окончании говорить, увы, рано). В октябре 1996 г. одна из его воспитанниц, уже упоминавшаяся Н.Ч., бежала из детского дома и обратилась к известной тележурналистке, которая записала ее рассказ на видеопленку. После этого садист-насильник, несмотря на оказанное им ожесточенное сопротивление, был задержан московским РУОП.

Но на этом фантасмагория не закончилась. Проведенная в хорошо известном своими диагнозами с советских времен институте им. Сербского психиатрическая экспертиза установила, что, оказывается, “выявленные у Карпова нарушения сексуальности оказывали существенное влияние на его поведение в исследуемой ситуации”. В заключении врачей говорится, что “с 1988 г. у Карпова развилось временное болезненное расстройство психической деятельности в форме декомпенсации психопатии”. В настоящее же время “Карпов Д.Н. не может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими” и “нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа”.

Иными словами, утверждается, что Карпов был невменяем, отчета в своих действиях не отдавал, а потому привлеченным к уголовной ответственности быть не может. Помещение же Карпова в больницу общего типа фактически означает для него освобождение. Для него, обладавшего, по словам воспитанников, незаурядными актерскими способностями, не составит труда через месяц-другой убедить медперсонал в своем полном выздоровлении.

Здесь я сделаю небольшое лирическое отступление. Я практикующий адвокат, а не психиатр. Мне трудно в полной мере оценить доказательное значение такого, допустим, фрагмента из заключения экспертов: “Дисгармоничность личностного развития с диффузностью в настоящем возрасте полоролевой идентификации, а также такие его личностные особенности, как неустойчивость поведения, эмоциональная неустойчивость, раздражительность, склонность к самовзвинчиванию в сочетании с аффективной ригидностью; тенденция к фиксации на фрустрирующих обстоятельствах; выраженные особенности сферы влечений, которые в сочетании с эгоцентризмом, преобладанием ориентации на собственные внутренние критерии и побуждения, затруднение установления зрелых равноценных взаимоотношений с вынужденным компенсаторным поиском особой подростковой микросреды, проявление игровых компонентов в поведении при занятии лидирующей и отчасти подавляющей позиции по отношению к окружающим, могли найти отражение в инкриминируемых Карпову Д.Н. действиях”.

На мой непросвещенный взгляд, все эти качества, равно как и отмечаемые экспертами “обидчивость, упрямство, протест, бравада, эпатаж, нерешительность, неуверенность в себе, ранимость, обидчивость, сенситивность, склонность к фантазированию”, присущи значительному числу людей, которых мы все считаем вполне здоровыми. А уж такие “перлы” из экспертного заключения, как “интеллект в пределах полученного образования”, заставляют усомниться не только в научной компетентности, но и в элементарной образованности “ученых мужей” из института им. Сербского. Не странно ли полагать, что интеллект определяется полученным образованием? Кромвель, Наполеон, Кулибин, Эдисон, Бухарин, Сталин – все эти такие разные люди не получили серьезного образования. Но неужели на этой основе уважаемые ученые из института им. Сербского станут отрицать их интеллект?

Мне важно понять другое. Действительно ли Карпов в период совершения своих действий был настолько невменяем, что не осознавал их общественную опасность? Чтобы ответить на этот основной, подчеркиваю, ОСНОВНОЙ вопрос, совсем необязательно быть психиатром. Дело в том, что в 1988 г., уже работая педагогом, Карпов проходил медицинское обследование. Диагноз: “Астеноневротический синдром. Сердечно-сосудистая дистония”. Вот он – настоящий диагноз 1988 г.! Поставлен он специалистом, который в это время наблюдал Карпова. Ни о какой психопатии, характеризуемой как “СТОЙКАЯ (выделено мною. – А.К.) аномалия личности”, нет и речи. Почему же через десять лет задним числом ставится другой диагноз? Если бы Карпов в 1988 г. был психопатом, да еще в состоянии декомпенсации, неужели бы специалист этого не заметил? И каким же образом администрация детского дома могла так долго держать такого “психопата” на работе с детьми? Да и уволен он был по причине, ничего общего не имеющей с психическими расстройствами! Дурдом получается какой-то, а не детдом!

Далее. Каким образом, находясь в состоянии глубочайшей психологической декомпенсации с аффективными проявлениями, Карпов ухитрялся общаться – и необычайно успешно! – с тележурналистами, бизнесменами, госчиновниками высокого ранга? Каким образом все эти люди не заметили, что имеют дело с НЕВМЕНЯЕМЫМ маньяком? Если Карпов не отдавал отчета в своих действиях и их социальной опасности, то почему же он эти действия тщательно СКРЫВАЛ, неделями репетируя со своими воспитанниками “показательные выступления” перед прибытием очередной комиссии? Не кажется ли вам более правдоподобной следующая версия: “педагог” был вменяем, просто он умело обвел всех вокруг пальца и сделал это из страха разоблачения именно потому, что ПРЕКРАСНО ОСОЗНАВАЛ ПОСЛЕДСТВИЯ И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНУЮ ОПАСНОСТЬ СВОИХ ДЕЙСТВИЙ? Эта версия находит подтверждение в заключении Независимой психиатрической ассоциации России, в котором говорится, что в случае Карпова можно говорить “об аморальном социальном явлении, а не о психической патологии”.

Но тогда возникает вопрос: зачем он все это делал? Да затем же, зачем уголовные “авторитеты” создают вокруг себя “специфическую микросреду”, действуя совершенно аналогичными методами. Для самоутверждения, для реализации “инстинкта власти”, одного из самых сильных в человеческой натуре. В полной мере реализовать этот инстинкт можно лишь в условиях полной безнаказанности. И такие условия Карпову были созданы! В том, что они были созданы, виноваты мы все.

Бывает, обстоятельства складываются так, что люди, подобные Карпову, идут, что называется, очень далеко. И тогда мы видим тиранов и диктаторов и их подручных – палачей, надзирателей и комендантов “всех бутырок и треблинок”. Может быть, смилуемся задним числом и посмертно реабилитируем садистов из ведомств Гиммлера и Ежова, комендантов нацистских лагерей и начальников ГУЛАГов, пыточных дел мастеров из “охранок” всего мира? А заодно уж и Чикатило, и Сливко, и Головкина – Фишера, и кровавого маньяка Владимира Муханкина, поблагодарившего суд “за справедливость” после вынесения ему смертного приговора. Последнему, кстати говоря, также был поставлен диагноз “психопатия с сексуальными извращениями”, что не помешало признать его ВМЕНЯЕМОСТЬ.

Отыщем в чертах этих “психопатов в стадии декомпенсации” такие черты, как “ранимость, обидчивость и неуверенность в себе”, в сочетании с “раздражительностью и склонностью к самовзвинчиванию”. А заодно запишем в невменяемые героя набоковской “Лолиты” Гумберта и выбросим эту книгу “на свалку литературы” (кому интересно читать о невменяемых?).

Все эти соображения и заставили меня как представителя интересов потерпевших настоять на проведении повторной экспертизы. Увы, ее заключение – точная калька с предыдущей. Да уж, сильны в институте им. Сербского корпоративные традиции! Правда, на этот раз ученые мужи рекомендуют направить Карпова в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Теперь бывшие воспитанники “Альфы” каждый день будут просыпаться в ожидании того “судного дня”, когда их бывший “воспитатель” выздоровеет. И, как обещал, сведет с ними счеты. “Если он выйдет, – размышляют они, – нам придется собраться и убить его. Ведь легкой смерти он нам не обещал”.

Будем ждать?

Анатолий КУЧЕРЕНА

директор адвокатского бюро “Аргумент”

Московской городской коллегии адвокатов


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


3 комментария

  • Артём Артём :

    А ко мне он приходил в самых страшных снах, вот только лет 8-10 как успокоился. последний раз был в шоке, что сняли фильм “Обитель”, ревел обе серии, но уверен, он по сей день может строить из себя психа, но это не так, он всё понимает. он обещал достать каждого из нас

  • Максим Максим :

    Артём, я тебя убъю, тварь. Ты предал нашего учителя. Готовься к долгой и мучительной смерти

  • Член Партії Член Партії :

    Тролі срані, залиште людей в спокої!

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Уважаемая редакция!
ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ
Как Вы оцениваете кадровые назначения в правительстве?
ВЯЧЕСЛАВ ВОРОБЬЕВ – КАНДИДАТ НА ВЫБОРАХ ГЛАВЫ АДМИНИСТРАЦИИ ДЕСНОГОРСКА
НЕЖДАННЫЙ УЛОВ
ДОЛЖНО ПРИЙТИ ПРАВИТЕЛЬСТВО НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ
Кризис был запрограммирован
СУМЕРКИ КУМИРОВ
ТРУДНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ НОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА
МАРТИН ШАККУМ: ОНИ ЖИВУТ В ДРУГОЙ СТРАНЕ
ОБРАЩЕНИЕ к трудовым коллективам, стачечным комитетам, профсоюзам, организациям и воинским подразделениям
БОГАТЫЕ ТОЖЕ ПЛАЧУТ. ЗОЛОТЫМИ СЛЕЗАМИ
АКЦИИ ПРОТЕСТА В РЕГИОНАХ РОССИИ
СНПР ПОДДЕРЖИВАЕТ ВЯЧЕСЛАВА ВОРОБЬЕВА
ВТОРОЙ ПАРАД СУВЕРЕНИТЕТОВ
КРЕПЧЕ ЗА БАРАНКУ ДЕРЖИСЬ…
КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ. ИЛИ НИЧЕГО
РЯБИНА-РЯБИНУШКА
С ГНЕВОМ И БОЛЬЮ!
Стихи
НАУЧНЫЙ ЗАКАЗ НОВОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ


««« »»»