“ТРЕТИЙ МИР” ЗА ПОЛЯРНЫМ КРУГОМ

В России демократия западного образца не имеет созидательного начала. Об этом догадывался еще Герцен, который задолго до Февральской революции – первого эксперимента по внедрению западной модели демократии в Росиии – писал: “Демократия, по преимуществу, – это борьба, отрицание иерархии, общественной неправды, развившейся в прошедшем, очистительный огонь, который сожжет отжившие формы, и, разумеется, потухнет, когда сжигаемое кончится. Демократия не может ничего создать, это не ее дело, она будет нелепостью после смерти последнего врага. Демократы только знают, чего они не хотят, чего они хотят – они не знают”.

У нынешней, “демократической”, власти нет никаких достижений, за исключением мифов и абстракций. “Финансовая стабилизация”, на продолжении которой настаивают пришедшие в правительство молодые “либеральные реформаторы”, достигнута исключительно за счет многомесячной невыплаты зарплат, пенсий, социальных пособий. “Ликвидация дефицита” обернулась разрушением отечественной промышленности и наполнением рынка низкосортными “колониальными” товарами, к тому же недоступными подавляющей массе населения. Устанавливаемый в законодательном порядке “прожиточный минимум” не обеспечивает удовлетворения самых элементарных потребностей, не позволяет заплатить за лекарства и медицинское обслуживание, которое во все большей степени становится платным.

Правительственные деятели вновь и вновь подтверждают: “генеральный курс реформ” остается неизменным. В чем суть этого курса? Это превращение России в отсталую, полуколониальную страну “третьего мира”, экономика которой ориентирована на экспорт сырья, а бюджет пополняется главным образом за счет внутренних и внешних заимствований. В основе этих схем лежит классический “неолиберальный” постулат: “Меньше государства – больше рынка”. Иными словами: дорогу сильным и пусть неудачник плачет!

Мне возражают: а что во всем этом плохого? Люди живут и в странах “третьего мира”, и подчас не хуже, чем в России. Имперское величие “не по карману” современному российскому государству, пора начать жить в соответствии с экономическими реалиями.

Дело, однако, в том, что вышеуказанная схема развития экономики в России, в отличие от Боливии, Мексики или Бразилии, в долгосрочной перспектив работать не сможет. Нельзя бесконечно долго жить в долг, ничего не созидая, а только продавая за рубеж сырье и ресурсы. Ресурсы не беспредельны, а по долгам придется платить. Уже сегодня внешний долг страны составляет более 13О млрд долларов, а внутренний достигает более 500 трлн рублей. Таким образом, только в виде ПРОЦЕНТОВ ПО ДОЛГАМ государство должно выплатить в 1997 году около 200 трлн рублей в год при том, что реально в бюджет поступает не более 280 трлн рублей.

Поклонники правительственного курса заявляют: от долгов еще никто не умирал, долг может быть отсрочен, реструктурирован, наконец, просто списан, как это не раз бывало со странами “третьего мира”. Газа и нефти в России хватит еще на десятки лет, а там, глядишь, будет преодолен бюджетный кризис, и появятся средства для каких-то “точечных вливаний” (термин Якова Уринсона) в несырьевые сектора экономики.

Есть, однако, еше один вид задолженности, который сводит на нет ценность данной аргументации. Эта задолженность – ОТСРОЧЕННЫЕ ВЛОЖЕНИЯ В СОДЕРЖАНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ. Россия – не Гаити и не Мальдивские острова, мы живем на гигантской территории с границей протяженностью 61 тыс. км в окружении соседей, многие из которых отнюдь не питают к нам дружественных чувств, а иные, типа небезызвестных талибов, не считают нужным скрывать свои претензии на мировое господство. Содержание армии, пограничных войск для России – не вопрос престижа, влияния на международной арене, а жизненная необходимость. Это вопрос экономической безопасности. Но для этого средств у государства уже не хватает. Не хватает многократно. Это признал недавно и “гражданский” министр обороны Родионов, который назвал себя министром разваливающейся и умирающей армии.

Но это еще не все. Государство должно содержать всю систему жизнеобеспечения: электроснабжения, теплоснабжения, водоснабжения в условиях, когда подавляющее большинство населения просто не в состоянии оплачивать стоимость коммунальных услуг. Нет для этого средств и в бюджете.

Еще не было прецедентов, чтобы государство “третьего мира” существовало на столь северных широтах, как в России. Модели МВФ могут худо-бедно воплощаться в странах с жарким климатом, где не требуется гигантских капиталовложений в системы энерго- и теплоснабжения для населения. Они частично реализуемы в странах Африки и Латинской Америки, где круглый год лето и с пальм падают кокосы, манго и бананы – иногда прямо на голову. В Бразилии – стране, которая представлена для России чуть ли не в качестве модели экономического развития, огромная часть населения живет в фавелах, бараках, хижинах, где нет ни воды, ни канализации, ни электричества. В таких условиях, быть может и можно как-то просуществовать в Рио, но совершенно невозможно не только в Норильске или в Якутске, но и в Астрахани. Между тем в нашей стране основные фонды не обновляются: на теплоэлектростанциях изнашиваются котлы, турбины, трубопроводы, все чаще выходят из строя городские системы водоснабжения и канализации, что уже сегодня приводит к массовым эпидемиям, таким как, например, эпидемия вирусного гепатита на Сахалине или эпидемия дизентерии в Кузбассе.

Готовящаяся реструктуризация естественных монополий только обострит ситуацию с поддержанием систем жизнеобеспечения, поскольку по существу “реформаторы” воспроизводят старые проекты их фактического раздробления, что лишь ослабит государственный контроль над деятельностью монополистов и неизбежно повлечет за собой увеличение тарифов. Планируемая “жилищно-коммунальная реформа”, вне всякого сомнения, обернется лишь повышением цен на коммунальные услуги, хаосом и неразберихой. В истории российских “либеральных реформ” еще не было случая, когда “демонополизация” приводила бы к росту объемов производства или качества услуг: ярчайший тому пример – раздробление нефтяной промышленности.

Проблема российской экономики заключается сегодня даже не в том, что иностранный капитал не придет в Россию в условиях экономического хаоса, отсутствия четких правил игры и политической нестабильности. Может, и придет. Чтобы строить на нашей земле опасные, “грязные”, экологически вредные производства. Кто-то скажет, ну и пусть, нам не привыкать, будем работать в противогазах. Тем более, уже сегодня целые районы России стали зонами экологической катастрофы. Но никакие западные компании не будут вкладывать ресурсы в инфраструктуру и системы жизнеобеспечения населения. Частные предприятия, будь то российские, зарубежные или совместные, не в состоянии сами заниматься обновлением инфраструктуры систем жизнеобеспечения. И никакой рынок “сам по себе” о них не позаботится. Как не позаботится он и о развитии здравоохранения: между тем уже сегодня количество инфекционных заболеваний, по сравнению с советским периодом, возросло в десятки раз.

Можно вспомнить про Китай, который добился существенных успехов в привлечении западных инвестиций. И хотя в этой стране климат значительно мягче, чем в России, на каждый доллар привлеченных инвестиций китайцы вкладывали два доллара в развитие своей инфраструкутры. Россия сегодня не вкладывает практически ничего.

Никто, разумеется, не заинтересован в социальном протесте с применением насилия. Но если такой протест начнется, то его непосредственной причиной станет именно выход из строя систем жизнеобеспечения. Нечто подобное мы уже наблюдаем в Приморье: отключение электроэнергии и – “темный” русский бунт – бессмысленный и беспощадный – во всех проявлениях.

Даже регионы, обладающие огромными природными ресурсами, находятся сегодня на грани катастрофы. В Якутии добывается более 90 процентов всех российских алмазов. Недавно республику посетил Чубайс, и что же он увидел? Остановленную ГРЭС, где нет топлива, дома на сваях, которые разрушаются, огромный котлован в центре Якутска – результат аварии на линии теплоснабжения. Богатейшая республика не в состоянии содержать саму себя. Причин две: огромные вложения в инфраструктуру и неразбериха на всех уровнях, и коррумпированность чиновников, делающие убыточной добычу алмазов.

Вопрос уже не в том, сможем ли мы остановить процесс падения производства. И даже прогнозируемый оптимистами из правительственной команды рост в доли процента уже не способен изменить ситуацию. Нам кратно недостает средств в бюджете. Бюджет США – один триллион долларов – 6 квадрильонов рублей. В 15 раз больше, чем в России. Это при сопоставимой территории и численности населения и ЛУЧШИХ климатических условиях.

Поразительно, но в обществе, несмотря на то, что приводимые мной факты достаточно известны, сегодня не присутствует ощущения надвигающейся катастрофы. В августе 1917 года, после 6 месяцев нахождения у власти российских “демократов первого призыва”, неизбежность катастрофы ощущали все: и сами члены Временного правительства, и большевики, и генерал Корнилов; последний в своем воззвании от 27 августа с горечью констатировал: “Великая Родина наша умирает. Близок час кончины”. Сегодня, если послушать иных правительственных деятелей и представителей СМИ, можно сделать вывод, что близок час всеобщего процветания.

Примерно 7 процентов российского населения действительно процветают. К ним относятся не только представители “семибанкирщины” и правительственные чиновники, но и многие работники средств массовой информации, прежде всего – телевидения. Эти люди действительно стали жить в несколько раз лучше, чем в советские времена, и их стало в несколько раз больше. И в этом – огромная трагедия. Сытый голодного не разумеет. Мир телевидения – это предельно замкнутый, кастовый мир, живущий по своим законам в собственной, оторванной от российской действительности реальности, ретранслирующий с помощью новейших технологий вкусы и предпочтения очень узкой касты, не связанной с российскими национальными интересами, на все российское общество.

В качестве “стандарта для России” телевидение активно пропагандирует жизнь героев латиноамериканских сериалов. Но Россия никогда не сможет жить, как Мексика или Бразилия. Я утверждаю это как экономист, а не только как политик. Не сможет не только потому, что она изначально “обречена на величие”, не только потому, что обязана стремиться к сохранению своего влияния на процессы, происходящие на других континентах, не только потому, что ей предначертана особая роль в истории человечества. Сама модель экономики стран “третьего мира”, ориентированная на “свободную игру рыночных сил” и минимизацию государственного вмешательства в экономику, не приемлема для России.

Россия – страна с огромной территорией и резко континентальным климатом, требующая колоссальных капиталовложений для поддержания инфраструктуры систем жизнеобеспечения. Насаждать здесь “импортные” социально-экономические модели, созданные для стран с иной историей и культурой, а главное – с другим климатом – значит, вести Россию к форсированной катастрофе.

Мартин ШАККУМ,

Президент Фонда “Реформа”, Председатель Социалистической народной партии России


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СНПР – НА СТОРОНЕ ОБЕЗДОЛЕННЫХ. ВЕСТИ ИЗ БАШКИРИИ
Дорогая редакция!
ПРОДАЖА ЗЕМЛИ ЕСТЬ ПРОДАЖА ЛИЧНОСТИ…
КНИГИ НАШЕЙ СУДЬБЫ
ПРОДАЕТСЯ РОССИЯ: МНОГО В НЕЙ ЛЕСОВ, МОРЕЙ И РЕК
БОЛЬШОЙ СЕКВЕСТР ДЛЯ “МАЛЕНЬКОЙ” КОМПАНИИ
Подписание мирного договора и окончание четырехсотлетней войны
ВЫЖИМАЙТЕ ВСЕ СОКИ!
“В ЭТОЙ ЖИЗНИ УМЕРЕТЬ НЕТРУДНО…”
НЕ СУЕТИТЕСЬ, ГОСПОДА!
СКОЛЬЗКИЙ УГОРЬ ИЗ ТЕПЛЫХ МОРЕЙ
К ОКОНЧАНИЮ ЧЕТЫРЕХСОТЛЕТНЕЙ ВОЙНЫ
“ИНТЕГРАСТЫ” ПРОТИВ “ПЕДОКРАТОВ”
ЗАКАЛЯЙТЕ, ЧТОБЫ БЫЛ ТОМАТ ЗДОРОВ!
ЧИХ…
“МЫ С РОССИЕЙ В ОДНОМ ОКОПЕ”
ПОД ГНЕТОМ ВЛАСТИ РОКОВОЙ…
“НЕ СЛЫШНО НА ПАЛУБЕ ПЕСЕН…”
ИДЕТ ОХОТА НА ЛЮДЕЙ
БЫТИЕ ОПРЕДЕЛЯЕТ ЗНАНИЕ? ВЫБОР: ДЕНЬГИ ИЛИ ОБРАЗОВАНИЕ
ВРЕМЯ ПОЛУРАСПАДА НАЦИИ
ДЕМОКРАТ И БОЛЬШЕВИК, ПОТРЕБЛЯЙТЕ БОРЩЕВИК!
КАК БЫ РЕФОРМАТОР. О Б.НЕМЦОВЕ – ИЗ НИЖНЕГО НОВГОРОДА


««« »»»