“МЫ С РОССИЕЙ В ОДНОМ ОКОПЕ”

БЕСЕДА С ЧЛЕНОМ ОБЩЕАРАБСКОГО РУКОВОДСТВА БААС

д-ром ЭЛИАСОМ ФАРАХОМ

Со времени этой беседы прошло ровно два года. Обычно для политического интервью это целая эпоха. Но поскольку разговор шел в Багдаде, где стрелки политических часов как бы застыли в конце февраля 1991 года, ее актуальность почти не изменилась. Все в Ираке – от политических лозунгов до причесок дикторов на ТВ – соответствует моде шести-семилетней давности. Город обшарпанных машин, устаревших компьютеров, старомодных людей. В этом есть своя прелесть – “что пройдет, то будет мило”, сказал Пушкин. Политическое ретро тоже может вызвать слезу умиления, недаром столь популярны ныне разного рода “Новости дня” образца 30-х – 40-х.

Итак, жарким майским утром 1995 года я подъехал к длинному двухэтажному дому, где располагается Высшая партийная школа Партии арабского социалистического возрождения (Баас). Меня провели в кабинет руководителя этого идеологического штаба, украшенный большим портретом основателя партии Мишеля Афляка – русоволосого господина с лицом типичного французского профессора. Его земляк и сподвижник – д-р Элиас Фарах приветствовал меня и указал на кожаный диван. Его маленький рост, редкие светлые волосы на голове и очки с толстыми стеклами делали его похожим не на арабского политического деятеля, какими мы привыкли представлять их себе, а на добродушного завсегдатая пивной где-нибудь в средней Европе. Тем не менее, узнав, что я не владею французским (он для него, сирийского христианина, едва ли не родной), он заговорил по-арабски.

Рассказав в двух словах, что я работаю над книгой о политическом режиме Саддама Хусейна в контексте его биографии, а также политической и культурной истории Ирака, я попросил г-на Фараха ответить на мои вопросы.

Особый интерес для меня представляют история партии БААС и ее основные идеологические принципы. А поскольку Вы являетесь членом общеарабского руководства БААС, я сосредоточусь, в основном, на вопросах истории и сегодняшнего положения партии, если Вы будете столь любезны и согласитесь на них ответить…

В каком году и при каких обстоятельствах господин Хусейн вступил в партию БААС?

– Саддам Хусейн вступил в партию где-то в конце 1956 года. В это время Ирак находился в очень сильной колониальной зависимости. был учрежден Багдадский пакт с участием Ирака, Ирана и Турции. Он находился под влиянием Англии и Америки. Багдад был тогда синонимом империалистического влияния, вместо того чтобы быть символом арабского единства и национального освобождения. В это время, в Египте, Сирии и Ливане все поднимались против колониализма и хотели соединить арабский народ. По предложению президента Насера, которое было принято властями Сирии, эти страны решили объединиться в 1958 году. Молодежь поколения Саддама Хусейна искала дорогу, чтобы найти свое место в этой народной борьбе. В 1958 году, спустя пять месяцев после объединения Сирии и Египта, монархический режим в Ираке был свергнут.

В БААС есть атеисты?

– Нет, только верующие. В партии есть разные люди, если можно так выразиться, верующие в разной степени. Но практически партия против атеизма. Какая вера – неважно.

Каким образом партия воспитывает идеологически своих членов?

– Три основные задачи: единство арабских народов, свобода, социализм.

В каких странах, кроме Ирака и Сирии, партия Баас занимает сильные позиции?

– В каждой арабской стране есть баасистская партия. Можно сказать, что в каждой стране роль БААС или возрастает, или падает, в зависимости от условий в этой стране. Например, в Судане партия как организация очень сильна. Но общественная ситуация в Судане не дает ей возможности показать это. И в Йемене, в Алжире, в Иордании, в Мавритании, в Египте есть много людей, поддерживающих наши идеи. В Организации Освобождения Палестины на баасистских позициях стоит Фронт арабского освобождения. Партия имеет организации не только в арабских странах, но и в Европе, в Америке.

В свое время сила коммунистов была в том, что у них был Интернационал, Коминтерн. Есть ли попытка создать такого рода организацию на основе БААС, чтобы она осуществляла руководство во всемирном масштабе арабским движением?

– Это есть. Штаб-квартира сейчас находится в Багдаде.

В свое время, до войны, с помощью Коминтерна Сталин мог осуществлять любые акции в любой точке мира. Способна ли БААС осуществлять политические акции в таком масштабе? В арабских странах.

– Мы сейчас находимся в здании школы подготовки партийных кадров. Этот институт основан в 1969 году. Мы читаем здесь лекции обо всех мировых революциях. Самая главная тема – советский пример. Знаем все ошибки КПСС и хорошие стороны. Если будем делать все, что делал Советский Союз, который замкнулся в себе и угрожал всему миру, мы придем к тем же результатам.

Делается ли в Ираке что-то для того, чтобы уберечь партию от превращения в партию чиновников? Если это правящая партия, значит, туда стремятся люди, чтобы занять хорошие места. КПСС стала партией карьеристов. Сначала это была революционная партия, а в процессе перерождения она стала партией чиновничества, бюрократической партией. Как уберечь правящую партию от такого перерождения?

– В Советском Союзе был один вирус, одна болезнь – власть, а у нас две болезни – власть и нефть. Мы с самого начала стали делать прививку против этих болезней, против злоупотребления властью и против обогащения. можно сказать, что мы имели 50 процентов успеха.

С 1968 года у нас есть журнал, который старается учить членов партии, как уберечься от этих болезней. История революции – это история каждодневной борьбы. Партия всегда занята боевой подготовкой, как на войне. Главный фактор, касающийся именно Вашей книги – это характер Саддама Хусейна. Саддам Хусейн не относится к своим делам как представитель власти, но как человек из народа и как боец в партии. Он хочет воплотить в своей каждодневной работе надежды народа. Это как подушка, на которую кладет свою голову Саддам Хусейн, когда спит. Он думает о народе больше, чем о власти.

Какие из арабских стран в настоящее время, по Вашему мнению, можно назвать дружественными Ираку? Просьба перечислить их в приоритетном порядке.

– Наша дружба с народами, потому что дружба с этими государствами носит преходящий характер, потому что они под влиянием американцев или Израиля.

С Йеменом у Вас сейчас отношения хорошие?

– Не очень плохие и не очень хорошие. С Оманом – то же самое. С Катаром – лучше. С Эмиратами – никаких отношений. С Бахрейном – тоже. Хотя Эмираты ведут себя лучше, чем Кувейт и Саудовская Аравия. С Египтом есть тенденция вернуть хорошие отношения. Тунис – сейчас лучше.

Сейчас перспективы арабского единства очень слабые, я так понимаю?

– Все зависит от продолжения нашей блокады. Когда она кончится, тогда можно будет вернуться к идее объединения.

Насколько долговременны перспективы у монархических режимов Персидского залива, долго ли, считает Ирак, просуществуют монархии в странах Аравийского полуострова?

– Они сохранятся до тех пор, пока у них есть нефть, как только кончатся запасы нефти, их влияние ослабнет.

Значит, сегодня перспективы у этих режимов хорошие, пока с нефтью все в порядке? Но ведь в Иране тоже была нефть, это было очень богатое государство, но шах потерял власть. Вот, скажем, в Саудовской Аравии есть нефть, но это не всегда связано со стабильностью власти. То, что произошло в Иране, может произойти и в арабских монархиях?

– В Иране низвергли шахский режим, потому что там имелась сильная антишахская структура с крепким руководством, была в народе вера в это руководство. В монархиях залива нет демократических традиций, нет слоев населения, которые могли бы организованно выступить за изменение режима. Реальные надежды на изменения можно связывать только с будущим. Когда блокада кончится и Ирак вернет свое влияние на арабский мир, может быть, это воздействует на остальные народы, и ситуация изменится к лучшему не через переворот, а благодаря политическому влиянию.

Как представляет себе руководство БААС эволюцию политического режима в России сегодня?

– Я думаю, что в России сейчас происходят не просто реформы. Происходит глубокое изменение. Это желание вернуть культурное лицо прежней России. Коммунистический режим показал нам одну сторону характера русского народа, а сейчас пытаются явить нам остальные его черты.

Как представляет себе руководство Ирака сегодня перспективы участия России в мировой политике? Она будет идти в обозе Америки, или это будет самостоятельная националистическая политика?

– Я лично думаю, что свобода – это не только обретение независимости. Независимость – это борьба. Конечно, России придется бороться, чтобы отстоять свою независимость. Неизбежно будут неудачи и жертвы в борьбе за независимую политику, но, в конечном итоге, она сформируется, поэтому мы думаем, что мы с Россией в одном окопе.

Дело в том, что сейчас у нас есть два основных направления: прозападное и националистическое. В парламенте, как известно, националисты составляют большинство. Но в руках западников находится вся реальная власть. Сегодня становится еще очевидней, что у “западников” сокращается электорат. Если в ближайшие годы к власти придут националисты, их цель – воссоздание империи и формирование политического блока в мировом масштабе против Америки. В такой перспективе возможно возникновение таких же противоречий, как между Сирией и Ираком сегодня. И тогда вы будете выступать уже против гегемонии России. Возможно ли воссоздание второго центра силы, который вас тоже не будет устраивать?

– Я не думаю, что у вас есть перспективы построения новой империи.

Никто не думал в 1917 году, что большевики восстановят империю, когда они сначала принялись разрушать государство.

– Тогда была общая мировая тенденция решать все вопросы во всемирном масштабе, и путь большевиков был одним из таких решений. Наши времена не позволяют думать о таких перспективах. Славянские центробежные тенденции являются реакцией на то, что у них не было национальных перспектив. Национальность без демократии, без мирового возрождения – невозможна.

Думаю, что единственная гарантия стабилизации в России – вести переговоры между социалистическими, национальными и демократическими силами. Чтобы подготовить новый этап. Ибо я думаю, что кризисные явления преходящи, что это реакция на то, что было раньше. Это не новый путь.

В России именно националистам Ирак представляется образцом в настоящее время. Но как только они придут к власти, они будут преследовать уже только свои интересы. К вам приезжал Жириновский. Его знаменитая фраза о том, что он мечтает о том времени, когда русские солдаты омоют сапоги в волнах Индийского океана, не всем нравится на юге от границ России.

– Мы сказали г-ну Жириновскому, что в России должен вестись диалог между социалистическими силами, националистическими и демократическими. А это заявление Жириновского показывает, что он верит в насилие. На мой взгляд, когда у человека добрые намерения, он не будет так говорить. Мы тоже имеем отношение к демократической тенденции, которая сильна и в России.

Как представляет себе руководство Ирака основных союзников страны в период после отмены санкций и нормализации положения вокруг Ирака?

– Это самый простой вопрос, потому что с сегодняшнего дня уже видны позиции тех, кто будет нашими союзниками, как Россия и Франция или любая страна, которая хочет преследовать свои интересы в большей степени, чем защищать американские.

Насколько я понимаю, Ирак не испытывает враждебности по отношению к Америке и к американскому образу жизни. По телевидению все время идут американские фильмы, я почти не вижу других, только американские. Если, допустим, завтра президент Америки скажет, что прекращает конфронтацию с Ираком, то возможна ли тесная дружба Ирака с Америкой?

– Конечно, да. Потому что Ирак не сам начал войну против Америки, и у него нет намерения напасть на нее. Но такого поворота со стороны Америки допустить невозможно, пока есть Израиль, а у нас есть нефть.

Внутреннего отторжения американского образа жизни в Ираке нет?

– Основная масса народа в арабских странах – не экстремисты.

Почему я спрашиваю об этом? Если говорить о русских националистах, то они испытывают отвращение к американскому образу жизни, они не будут счастливы от того, что американский президент начнет хвалить их. Они будут считать, что сделали что-то плохое.

– Я понимаю настроения националистов в России, им нужно время, чтобы определить свой путь. Потому что долгие годы подавлялась националистическая тенденция. Со времен Герцена до захвата власти марксистами узкая группа людей, настроенных в прозападном духе, стремилась к тому, чтобы господствовать над всей Россией. К тому же не учитывалось то обстоятельство, что значительная часть населения не принадлежала к европейской культуре, была далека от ее ценностей…

Я говорю об Америке как об империи зла в понимании наших националистов, чтобы понять разницу между арабским национализмом и русским.

– Мы поддерживаем не американский образ жизни, а арабский. Мы не против и не за американизм.

В России национализм воспринимает американский образ жизни как агрессивное начало, которое уничтожает национальную культуру и национальное своеобразие.

– Часто эти высказывания справедливы, потому что Америка склоняется к тому, чтобы принудить всех идти за нею во всем. Но это не в интересах Америки. Пусть американцы дадут возможность многообразного развития, тогда будет лучше для всех.

Беседовал Сергей ПЛЕХАНОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БЫТИЕ ОПРЕДЕЛЯЕТ ЗНАНИЕ? ВЫБОР: ДЕНЬГИ ИЛИ ОБРАЗОВАНИЕ
ДЕМОКРАТ И БОЛЬШЕВИК, ПОТРЕБЛЯЙТЕ БОРЩЕВИК!
СНПР – НА СТОРОНЕ ОБЕЗДОЛЕННЫХ. ВЕСТИ ИЗ БАШКИРИИ
ПРОДАЖА ЗЕМЛИ ЕСТЬ ПРОДАЖА ЛИЧНОСТИ…
ПРОДАЕТСЯ РОССИЯ: МНОГО В НЕЙ ЛЕСОВ, МОРЕЙ И РЕК
ИДЕТ ОХОТА НА ЛЮДЕЙ
Подписание мирного договора и окончание четырехсотлетней войны
ВРЕМЯ ПОЛУРАСПАДА НАЦИИ
“В ЭТОЙ ЖИЗНИ УМЕРЕТЬ НЕТРУДНО…”
КАК БЫ РЕФОРМАТОР. О Б.НЕМЦОВЕ – ИЗ НИЖНЕГО НОВГОРОДА
СКОЛЬЗКИЙ УГОРЬ ИЗ ТЕПЛЫХ МОРЕЙ
Дорогая редакция!
“ТРЕТИЙ МИР” ЗА ПОЛЯРНЫМ КРУГОМ
КНИГИ НАШЕЙ СУДЬБЫ
“ИНТЕГРАСТЫ” ПРОТИВ “ПЕДОКРАТОВ”
БОЛЬШОЙ СЕКВЕСТР ДЛЯ “МАЛЕНЬКОЙ” КОМПАНИИ
ЧИХ…
ВЫЖИМАЙТЕ ВСЕ СОКИ!
“НЕ СЛЫШНО НА ПАЛУБЕ ПЕСЕН…”
НЕ СУЕТИТЕСЬ, ГОСПОДА!
К ОКОНЧАНИЮ ЧЕТЫРЕХСОТЛЕТНЕЙ ВОЙНЫ
ЗАКАЛЯЙТЕ, ЧТОБЫ БЫЛ ТОМАТ ЗДОРОВ!
ПОД ГНЕТОМ ВЛАСТИ РОКОВОЙ…


««« »»»