ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ

“ПРОЦЕСС ВЕКА” ЗАВЕРШИЛСЯ ОПРАВДАНИЕМ О ДЖЕЙ СИМПСОНА, ОТЕЛЛО НАШИХ ДНЕЙ

1

День 3 октября 1995 года стал праздником для всей чернокожей Америки. В этот день был вынесен оправдательный приговор Оренталу Джеймсу Симпсону, известному каждому американцу как “О Джей” (OJ – сокращение для orange juice – “апельсиновый сок”). Симпсон обвинялся в зверском убийстве своей бывшей супруги, Николь Браун Симпсон, и ее друга, Рональда Голдмана. Убийство было совершено в ночь с 12 на 13 июня 1994 года во дворе дома Николь. На ее теле были многочисленные раны, свидетельствовавшие о том, что убийца издевался над своей жертвой перед тем, как перерезать ей горло от уха до уха. Место преступления было буквально залито кровью.

“Когда он приходит в бешенство, мне становится страшно… В нем появляется что-то животное. Все его жилы напрягаются. Его глаза абсолютно черные, холодные, как у животного…” – Америка узнала “темную сторону” отношений этой знаменитой и красивой пары, когда по ТВ была прокручена запись телефонного звонка Николь в полицию. Симпсон ломился в ее дверь. По многочисленным свидетельствам, он был подлинным семейным тираном, жестоко избивал Николь и ревновал ее к каждому встречному. Николь призналась однажды подруге, что его проблемы с женщинами и жестокость в обращении с ними, видимо, связаны с тем, что его отец был геем, из-за чего у О Джея развился комплекс неполноценности. После развода он не оставлял Николь в покое, окружив ее шпионами, доносившими ему обо всех мужчинах, с которыми она общалась. Николь явно предчувствовала свою участь, незадолго до гибели составив завещание и приведя в порядок все свои бумаги.

Симпсон питал страсть к простым девушкам, которые принадлежали бы ему безраздельно, могли быть его собственностью. 35-леняя Николь, большая часть сознательной жизни которой прошла в садо-мазохистской любовной афере с “самим О Джеем”, до встречи с ним была официанткой. По злой иронии, Рон Голдман, с которым она была убита, тоже был официантом. Он работал в ресторане, где Николь с Симпсоном любили бывать еще до развода. Они не были любовниками; в тот вечер Рон зашел к ней, чтобы вернуть очки, накануне забытые в ресторане ее матерью.

Все улики, вещдоки и результаты экспертиз говорили о том, что убийцей был никто иной, как мистер Апельсиновый сок, задержанный 17 июня 1994 года как основной и единственный подозреваемый. было бы естественно ожидать, что он получит пожизненный срок (в Калифорнии отменена смертная казнь). Но не тут-то было! В случае Симпсона известная поговорка “не пойман – не вор” должна звучать так: “пойман – но не вор!”

Симпсон – черный американец (то, что здесь деликатно называется “African-American”), но со светлой кожей. Свое негритянское происхождение он воспринимал как родовую травму. Он хотел быть белым человеком. Став “звездой”, он купил громадный особняк в Brentwood, самом престижном и дорогом белом районе Лос-Анджелеса, столицы американского шоу-бизнеса. Он посещал исключительно белые клубы. Ближайшее окружение О Джея и большинство его друзей были белыми. Свою первую чернокожую жену Маргарет он сменил на белую Николь. Он был горд, что у него с Николь белые дети, Сидни и Джастин. Все это могло быть основанием для того, чтобы чернокожее меньшинство сочло его предателем своей расы. Однако, повторив бессмертный подвиг ревнивого мавра Отелло из шекспировской трагедии, Симпсон стал настоящим героем для каждого черного американца.

2

Дэвид Леттерман, в очередной раз дежурно отшучиваясь на тему суда над Симпсоном в своем “Позднем Шоу” на CBS, изрек: “Я вот тут размышлял над тем, что у меня есть общего с О Джеем. Мне 48 лет, как и ему! Но на этом наше сходство, пожалуй, и заканчивается!” Искать сходство между Симпсоном и кем-либо еще бесполезно. В прошлом – звезда футбольной команды “Buffalo Bills”, он был одним из немногих чернокожих знаменитостей, успешно продолживших свою спортивную карьеру в шоу-бизнесе, снимаясь в фильмах и рекламе, появляясь в различных телешоу, ведя популярные программы типа нашей “Утренней гимнастики” или “Спортивной разминки”. Короче говоря – “Отдых в рабочий полдник”. (Или – “Полдник в рабочий отдых?” Я уже забыл!)

Америка любит своих спортсменов гораздо больше, чем любая другая страна. Спортсмены здесь часто становились не только символами физического совершенства, но и духовными вождями, носителями морально-нравственных идеалов. Спортсмен, в представлении американцев, – безусловно положительный герой. Симпсон был таким положительным героем. Не важно, что он не мог связать двух слов и не обладал решительно никакими актерскими талантами. Достаточно того, что он бегал быстрее других и имел настолько большой череп, что ему пришлось заказывать индивидуальную каску. Пресса с самого начала души в нем не чаяла и приписала ему некую магическую харизму, которую стали “замечать” в нем и многочисленные фэны. Сам О Джей, страдающий ярко выраженной манией величия, ни на минуту не сомневался в собственной исключительности, чуть ли не с детства купаясь в лучах славы и с видимым удовольствием исполняя роль секс-символа. Его тщеславие не знало границ, и если его не узнавали где-либо, он чувствовал себя уязвленным, повышая голос до тех пор, пока люди не начинали обращать на него внимание. Будучи сугубо американской “звездой”, он не любил Европу, где его никто не знал в лицо.

О Джей – первая американская “звезда” такого масштаба, обвиненная в умышленном убийстве за последние 70 лет. До него был знаменитый комедийный актер немого кино, толстяк Фэтти Арбакл, известный в 20-е годы не меньше Чарли Чаплина. Карьера Фэтти бесславно оборвалась после того, как он был осужден за убийство молодой девушки, которой он засунул в вагину бутылку кока-колы во время оргии в St. Francis Hotel в Сан-Франциско. Один из американских символов был посрамлен. До этого никто не использовал кока-колу в столь неблаговидных целях, кока-кола никогда еще не была орудием убийства!

Когда появились первые сообщения об убийстве Николь и аресте О Джея, Америка наотрез отказалась верить в его виновность. Заслуженный спортсмен, герой “Рабочего полдника” не мог запятнать свою безупречную репутацию таким средневековым зверством! Суд над О Джеем, названный впоследствии “процессом века”, стал одним из самых громких, скандальных и, в конечном счете, абсурдных дел в истории американского “правосудия”, вошел во все школьные учебники и пособия для студентов-юристов и обошелся американским налогоплательщикам в $8.000.000. Этот изматывающий процесс, длившийся более девяти месяцев и уже начавший казаться бесконечным, доказал, что, будучи “звездой”-мультимиллионером в Америке 90-х годов, можно всегда “выйти сухим из воды” (вернее, из лужи крови).

Симпсон позаботился о том, чтобы обеспечить себя защитой десятка самых первоклассных (и, соответственно, самых дорогих) адвокатов, названных прессой “Dream Team”. “Командой мечты” предводительствовали Роберт Шапиро и Джонни Кокран, которые еще до суда были друзьями Симпсона. Но даже “по большой дружбе” адвокат такого уровня стоит как минимум $400 в час. По разным данным, О Джей выложил за услуги адвокатов в общей сложности от 8 до $20.000.000 (в “Нью-Йорк Таймс” была приведена сумма в $10.000.000). Шапиро стал “звездой”, защищая нескольких знаменитых убийц. Благодаря своим связям, он считается одной из самых влиятельных фигур в “высшем обществе” Америки. Он ведет настолько активную светскую жизнь, что многие репортеры задаются вопросом: “А когда же он работает?” Кокран имел среди своих клиентов Майкла Джексона, обвиненного в 1993 году в развращении 13-летнего мальчика. Это благодаря Кокрану Джексону удалось “замять” это дело без всякого суда, заплатив семье мальчика, по разным источникам, от 10 до 25.000.000$. (Можно только догадываться, какой гонорар получил сам Кокран). Как выяснили досужие репортеры, Кокран по крайней мере дважды набрасывался с кулаками на свою первую жену, которая позднее отсудила у него значительную часть состояния и только что опубликовала свою автобиографию.

“Команда мечты” с самого начала отстаивала полную невиновность Симпсона. Убийство, по версии защиты, было совершено “по ошибке” неким мистическим убийцей, работающим на Колумбийскую наркомафию, которого так и не удалось поймать, несмотря на солидное вознаграждение, объявленное за его поимку. На самом деле наркомафия якобы собиралась свести счеты с Фэй Резник, подругой Николь, автором бестселлера “Николь Браун Симпсон: Дневник прерванной жизни”, в котором она приводит многочисленные свидетельства вины Симпсона. Чтобы дискредитировать Резник, адвокаты О Джея представили ее заядлой наркоманкой, отвлекая таким образом внимание суда от пристрастия самого Симпсона к кокаину, ЛСД и speed’y.

3

Бегство Симпсона из Лос-Анджелеса 17 июня 1994 года, на следующий день после похорон Николь, (с пистолетом, документами, $8.000 наличными и искусственной бородой) защитники представили как отчаянный поступок обезумевшего от горя супруга, собиравшегося совершить самоубийство, в доказательство чего была зачитана “предсмертная записка” Симпсона с проклятиями в адрес “истинного убийцы” и клятвами о вечной любви к Николь. Наличие искусственной бороды было объяснено желанием О Джея свозить своих детей в Диснейленд, чтобы отвлечь их от мыслей об убитой матери. (Неизвестно, что было для него важнее: самоубийство или Диснейленд, как одно могло быть связано с другим и при чем тут борода. Репортеры язвили, что на самом деле О Джей хотел отвезти детей в подарок Майклу Джексону). Все эти версии были настолько неправдоподобны, что напоминали те дешевые фильмы, в которых снимался Симпсон. Даже некоторые адвокаты О Джея не могли сдержать смеха, выслушивая их. Но Шапиро и Кокран “врали, как нанятые”, исправно отрабатывая свои миллионные гонорары и сохраняя при этом абсолютно серьезный вид.

В показаниях сестер Ширли и Кармелиты, дочери Арнеллы, сына Джэйсона и матери Юнис Симпсон предстал любящим и заботливым братом, отцом и сыном. Близкий друг Симпсона Рон Шипп, по свидетельству которого О Джей признался ему, что видел во сне, как он убивает Николь, был объявлен пьяницей и лгуном. Среди доводов в защиту Симпсона самым смешным был тот, что на момент совершения убийства он был не в состоянии его совершить, так как находился в крайне плохой физической форме по причине хронического артрита и ревматизма. (Здоровенный атлет-физкультурник, за две недели до этого демонстрировавший мускулатуру в спортивной программе на телеканале “Playboy”, “был не в состоянии”?!)

Адвокаты смогли сделать невероятное. По результатам социологического опроса, в начале суда 36% опрошенных сказали, что Симпсон не виновен, в то время, как 46% были убеждены в его вине. Но, так как “настоящий” убийца так и не был найден, а все улики и показания говорили о том, что Николь и ее друг были убиты О Джеем, общественное мнение стало меняться. Спустя полгода новый опрос показал, что только 21% по-прежнему верили в невиновность Симпсона, в то время, как 67% считали его виновным.

Изменив тактику, “команда мечты” сделала упор на “расизме” полиции, прокуратуры и свидетелей обвинения. “Мы не только использовали “расовую карту”, мы вытащили ее с самого низа колоды!” – признался Шапиро на следующий день после окончания суда в интервью на ABS. Настоящим “подарком” для защиты Симпсона стал следователь Марк Форман, основной свидетель обвинения, уличенный в откровенном расизме. “Хороший негр – это мертвый негр!” – любимая поговорка Формана, называющего всех чернокожих неграми (“nigger” – самое страшное ругательство для черных американцев). Для Джонни Кокрана этого было достаточно, чтобы превратить О Джея из обвиняемого в убийстве двух белых людей в жертву белого расизма, а суд над Симпсоном – в суд над Марком Форманом, которого Кокран для пущей убедительности назвал Гитлером и обвинил в том, что тот подкинул в дом О Джея окровавленную перчатку и подтасовал остальные улики и свидетельства.

Работу обвинения, прокурорской стороны, можно было точнее всего охарактеризовать, перефразировав шахматную формулу “белые начинают и… проигрывают!” Контраста между черным большинством среди защиты Симпсона и подавляющим белым большинством обвинения (за исключением чернокожего прокурора Кристофера Дардена) нельзя было не заметить. Естественно, что это дало Джонни Кокрану еще одну возможность представить весь суд над Симпсоном как расистский. Стараниями Кокрана О Джей, который до этого фактически отказался от своей расы, а потом скомпрометировал ее как никто иной, превратился в символ борьбы за права чернокожих, наряду с Мартином Лютером Кингом и Малкольмом Эксом.

4

Несмотря на наличие неоспоримых доказательств вины Симпсона, обвинение видимо уступило защите. Основная фигура обвинения, прокурор Марша Кларк, пожалуй, была идеальной мишенью для ненависти черных американцев. Всегда слегка взвинченная и истеричная, с изможденным лицом, изуродованным пластическими операциями, с нечеловечески-кукольным вздернутым носиком, она похожа на сестру Майкла Джексона. Бывший танцовщице Кларк не везет в личной жизни. Ее первый муж был “случайно” застрелен другом, которого “случайно” защищал на суде вездесущий Боб Шапиро. Со вторым мужем она развелась за три дня до начала суда над Симпсоном, ставшего звездным часом ее карьеры, свидетельство чему – только что вышедшая биография Кларк, ставшая бестселлером. По манере поведения Марши можно было бы заподозрить в ней наркоманку. Кажется, она была озабочена своей внешностью, прической и очередным нарядом, и тем, как она выглядит на ТВ, больше, чем доказательством вины Симпсона. Понятно, что все были актерами на этом суде – и Симпсон, и прокуроры, и адвокаты, и свидетели, и судья Ланс Ито, – но Марша Кларк была самым худшим актером. Удивительно, что репортерам удалось нарыть компромат даже на судью. Его любимым развлечением в студенческие годы было бегать голым по общежитию, выкрикивая “Банзай! Банзай!” Вряд ли об этом можно будет узнать из его автобиографии, которая должна выйти в ближайшее время на волне “бума О Джея”.

Одна из основ американской системы правосудия – институт присяжных заседателей, существовавший и в дореволюционной России. В каждом судебном процессе участвуют 12 судей “из народа” и 12 “дублеров”, готовых в любой момент заменить заболевших или выбывших по каким-либо иным причинам судей. Все равны перед законом: согласно общественной повинности, каждый американец может быть вызван в суд в качестве присяжного заседателя, он освобождается от работы, но не получает никакого вознаграждения за время, проведенное в суде. Адреса и фамилии наугад выбираются из документов налоговой службы. Вряд ли кто-либо испытывает энтузиазм по поводу этой системы, но отказаться от судебной повинности здесь также сложно, как избежать службы в армии в России. Мне искренне жаль тех несчастных, кому пришлось провести 9 месяцев на “процессе века”. По свидетельствам некоторых из них, большинство судей настолько устали, что в их психике стали появляться серьезные отклонения. Люди мечтали только об одном: чтобы эта экзекуция побыстрее закончилась, и они могли продолжить нормальную жизнь.

По закону, Симпсон мог быть признан виновным в случае, если все 12 присяжных судей согласились бы с этим решением. Если хотя бы один из судей признал бы его невиновным, весь процесс должен был бы повториться по новой. Задача обвинения была в том, чтобы убедить присяжных судей в виновности Симпсона. И обвинение с этой задачей не справилось. 3 октября 1995 года в 13:00 был зачитан оправдательный приговор, снявший с О Джея все обвинения.

В чем преимущества системы присяжных заседателей? Считается, что судьи “из народа” объективны в силу того, что никто из них не связан ни с обвиняемым, ни с обвинением, ни с защитой. Но были ли объективны люди, решавшие судьбу О Джея? И кто были эти люди? По данным “Нью-Йорк Таймс”, среди них были 8 черных женщин и 1 черный мужчина, 1 латиноамериканец и только 2 белые женщины. Таким образом, 83% суда присяжных составляли темнокожие американцы. Можно ли было рассчитывать на объективность такого суда? Неужели кто-то думал, что черные “сдадут” своего героического мавра-физкультурника и поддержат белую истеричку Маршу Кларк с ее кукольным носиком и “Гитлера” Марка Формана?

Когда зачитывался приговор, все камеры нацелились на О Джея. Его лицо и фигура были напряжены до придела. После того, как слова “not guilty” (“не виновен”) были произнесены, он передернулся в какой-то судороге и вздохнул с облегчением. В тот же момент в зале раздались вопли. Вопль восторга и ликования был издан чернокожими сторонниками Симпсона и членами его семьи, вопль отчаяния исходил от белых свидетелей обвинения и родственников жертв.

Сразу после оглашения вердикта прошли две пресс-конференции – черных победителей (“команды мечты”), и белых побежденных (обвинителей). Сын О Джея от первого брака, здоровенных амбал Джэйсон зачитал послание своего отца, в котором говорилось, что он “никогда не собирался совершить, не смог бы совершить, и не совершал” того, в чем его обвиняли. Победителей не судят, и никто из журналистов не задал вопрос о том, кто же все-таки убил Николь Браун Симпсон и Рона Голдмана. Но Кокрана спросили, какую роль в этом процессе сыграли миллионы Симпсона, потраченные им на защиту. “Мне жаль тех граждан, кто не в состоянии обеспечить себе подобную квалифицированную защиту”, – цинично ответил Кокран.

Пресс-конференция обвинения напоминала похоронную процессию, было сказано много слов о “блестящей, первоклассной работе прокуратуры” и о том, что “правосудие не было соблюдено”. Марша Кларк и Кристофер Дарден лили горючие слезы за компанию с Фредом Голдманом, отцом убитого Рональда. Кларк, выглядевшей еще более изможденно и неприглядно, чем обычно, высказывала соболезнования, как будто она была родственницей жертв, а не бездарной актрисой-прокуроршей, завалившей весь спектакль.

5

Тем временем О Джей, покинув здание суда свободным человеком, мчался в белом микроавтобусе Ford Bronco в сторону своего особняка, где он не был 16 месяцев. Его преследовали вертолеты нескольких телекомпаний, которые вели прямую трансляцию, позволявшую миллионам американцев следить за перемещением Симпсона. Практически все 78 каналов местного ТВ изменили запланированную программу, вещая исключительно на тему О Джея. Такого ажиотажа Америка, кажется, еще не знала!

В течение десяти минут, пока зачитывался приговор, с 13:00 до 13:10, жизнь в стране остановилась. Все американцы, включая президента (по свидетельству “Нью-Йорк Таймс”), прекратили свою работу и припали к экранам телевизоров. Оглашение приговора снизило до минимума даже биржевую активность и количество телефонных звонков.

В тот день мне, белому человеку, было страшно выходить на улицу, где неистовствовали толпы возбужденных и агрессивных чернокожих парней и латино, выкрикивавших “O.J.’s fucking free!”, “Not guilty!”, “He fucked’em!”, “He did it!” или просто скандируя “О ДЖЕЙ! О ДЖЕЙ! О ДЖЕЙ!” Не думаю, что они верили в невиновность Симпсона, но его оправдание и освобождение они восприняли как победу над “Властью Белых”. Их агрессивность была направлена прежде всего на белых прохожих, мало кто из которых разделял их радость и энтузиазм. В то же время многие белые с нескрываемым негодованием обсуждали неграмотность и предвзятость судей и несправедливость приговора. Многие женщины рыдали в отчаянии.

“Я не верю в невиновность Симпсона, но считаю, что оправдательный приговор был единственно возможным в этом процессе, – сказала Камилл Паглия, лесбиянка-феминистка, одна из самых авторитетных социологов Америки. – Судьи приняли самое оптимальное и интеллигентное решение”. Неизвестно, что могло бы произойти, если бы Симпсон был признан виновным. Многие чернокожие до сих пор не могут забыть и простить осуждения другого своего идола – Майка Тайсона, недавно вышедшего из тюрьмы, отсидев три года за изнасилование. Вряд ли бы удалось избежать социального взрыва и негритянских бунтов типа тех, что случились в 1992 году в Лос-Анджелесе после вынесения оправдательного приговора четырем полицейским, избившим до полусмерти чернокожего Родни Кинга. Тогда в течение нескольких дней толпы чернокожих разгромили и разграбили сотни магазинов, поджигали машины и автобусы.

Однако оправдательный приговор не только не охладил накал страстей и эмоций, но довел их до некой социально опасной отметки. Америка, где расизм – традиционно самая болезненная тема, сейчас опять раскололась на два лагеря. По опросу, проведенному 3 октября, 27% американцев были согласны с приговором Симпсону и 73% были против него. Это приблизительно соответствует процентному соотношению между чернокожим меньшинством и белым большинством.

Вечером того же дня все газеты вышли двойным тиражом с портретами О Джея на первых полосах. Ажиотаж вокруг Симпсона несколько поутих 4 октября в связи с визитом в Нью-Йорк Папы Римского Иоанна-Павла II. Кажется, они удачно дополняли друг друга: днем все телевидение обслуживало Белого Бога, но уж зато ночью безраздельно принадлежало Черному Дьяволу. Для миллионов американцев суд над Симпсоном заменил все мыльные оперы и детективы вместе взятые, он стал частью их жизни. Он до сих пор занимает их умы и сердца, будоражит их сны и фантазии. Живя здесь, невозможно было игнорировать события, происходившие в лос-анджелесском суде.

Регулярно смотря за завтраком очередной репортаж об О Джее, я постоянно вспоминал фильм Джона Уотерса “Serial Mom” (“Мама – серийная убийца”; 1994) о добропорядочной американке, терроризировавшей всех соседей и совершившей серию беспричинных и жестоких убийств, но оправданной судом, несмотря на наличие всех улик и свидетельских показаний против нее. “Серийная мама” Уотерса в исполнении Кэтлин Тернер, воплотившая в себе характер миллионов белых американских домохозяек, – это такой же символ, как О Джей Симпсон, ставший вдруг воплощением миллионов черных американцев. Америка держится на “серийных мамах” и поклонниках Симпсона. Осудить “серийную маму”, совершавшую убийства под властью каких-то темных, неконтролируемых инстинктов и психосексуальных комплексов, – означало бы осудить в ее лице миллионы миддл-классовых белых домохозяек, чьи собственные комплексы и инстинкты остались нереализованными и чьи симпатии были на ее стороне. Осудить О Джея означало бы осудить миллионы черных американцев, мечтающих о такой же карьере и славе, о таком же состоянии, позволяющем вести образ жизни этакого царька, окружившего себя многочисленными белыми прихлебателями (челядью!), и о такой же белой красавице-жене, которую можно было бы безнаказанно бить и, если захочется, даже убить, чтобы не вякала!

Известность Симпсона до суда не шла ни в какое сравнение с его нынешней славой, многочисленные свидетельства которой – плакаты, майки, значки, часы и прочие сувениры с изображением О Джея, и даже поздравительные открытки с его улыбающейся физиономией и подписью “I DID IT!” Из положительного героя с довольно легкомысленной репутацией он превратился в фольклорного персонажа типа нашего Штирлица, в живую легенду, круто замешанную на деньгах, сексе, животной жестокости и, конечно, расе.

В течение 474 дней, проведенных Симпсоном в тюрьме, он получил более 31.800 писем от своих поклонников. В тюрьме же им была написана книга “Я хочу рассказать вам…”, которая принесла ему более миллиона долларов, моментально став бестселлером, как и десятки других наспех состряпанных книг, посвященных “процессу века”. Реклама, которую он получал в течение последних 16 месяцев, была колоссальной. Ни один политик, ни одни другая “звезда” шоу-бизнеса не упоминалась в прессе такое количество раз. Каждая солидная газета, теле- и радиокомпания делала ежедневный отчет из зала суда. Ни одно телешоу не обходилось без дежурных шуток на тему О Джея.

“Можно писать и говорить об О Джее до бесконечности, но людям все равно будет этого мало!” – сказал один из многочисленной армии “экспертов” по “процессу века”. Масс-медиа сделали на Симпсоне такие бабки, которых они не делали ни на ком другом, ни на одном другом событии или преступлении, каким бы жестоким и кровавым оно ни было. Конечно, хваленое американское правосудие потерпело на этом процессе полное фиаско, но сам Симпсон и пресса сколотили более чем солидный капитал.

“Ну что ж, кажется, О Джей выиграл свой самый продолжительный матч! – сказал Дэвид Леттерман в день окончания суда. – У него наверняка накопилось много дел. Первым делом ему нужно изменить сообщение на автоответчике: “Я не могу подойти к телефону, но я не в тюрьме! О Джей”. Потом принять душ, разобрать бардак, убить Маршу Кларк и всех остальных своих обидчиков, выбросить из холодильника испортившиеся за год продукты, расплатиться с адвокатами… Но каково ему будет так вот запросто сходить в ресторан чтобы съесть чизбургер?”

6

По мнению “экспертов”, основной проблемой Симпсона отныне будет его собственная безопасность, на обеспечение которой ему придется тратить как минимум 500.000 долларов в год. Посему, ему лучше всего “лечь на дно”, уйти в тень по крайней мере на пару лет. Он вряд ли, как прежде, будет вхож в великосветское общество, и ему никогда не удастся восстановить свою репутацию и продолжить карьеру в шоу-бизнесе. Он закрыт отныне и для рекламного бизнеса, так как вряд ли найдется фирма, желающая рекламировать свою продукцию с помощью типа, который обвинялся в двойном зверском убийстве и жестоком обращении со своей женой (еще когда она была жива!). Такие прогнозы высказывались в день оглашения оправдательного приговора.

“Эксперты”, видимо, совсем забыли пример Майкла Джексона, которому также предсказывали крах карьеры. Самопровозглашенный “King of Pop” показал, как можно манипулировать прессой и “общественным мнением” и как легко купить их расположение. Джексон, как ни в чем не бывало, продолжает экспериментировать со своей внешностью, не слезает с экрана и газетных полос и рассказывает в интервью, что “ничего этого не было”, что он по-прежнему любит детей, хотя регулярно занимается сексом со своей горячо любимой супругой Лизой Мари, которая выглядит настолько мужественней, чем сам Джексон, что, кажется, вполне могла бы носить его на руках и называться мужем. Примечательно, что в одном из его последних видео (в качестве вызова, видимо) мальчик кричит в исступлении: “I love you, Michael!” И это – в стране, где педофилия традиционно считается одним из самых страшных преступлений!

Ни у одного здравомыслящего человека нет сомнений, что любой “простой смертный” американец на месте Джексона отправился бы за решетку на несколько лет, а на месте О Джея получил бы “вышку” – смертный приговор или пожизненный срок. Но откупившийся от всех этих проблем О Джей, как и Майкл Джексон, вовсе не собирался “ложиться на дно” и прощаться со своей карьерой. Уже на следующий день после окончания суда Симпсон дал телефонное интервью Ларри Кингу на CNN. В довольно агрессивных выражениях он высказал свое негодование по поводу тех “лживых измышлений”, которые были высказаны о нем за последние 16 месяцев на суде и в прессе. Ларри Кинг и Джонни Кокран, которые были в прямом эфире, так и сияли от счастья: Кокран – из гордости за своего чернокожего клиента, Кинг – из гордости за очередную свою журналистскую удачу.

Сейчас Симпсон может с легкостью увеличить свой капитал в десятки, если не в сотни раз, только за счет гонораров за интервью на кабельных телеканалах по системе “pay-per-view” (“плати за просмотр”), как сделал в августе 1995 года вернувшийся на ринг Майк Тайсон, заработавший $25.000.000 за 90-секундный поединок. Еще до оглашения оправдательного вердикта, агенты О Джея вели переговоры с несколькими телекомпаниями. Максимальная сумма, предложенная ему, составила 50 миллионов долларов. Весной этого года О Джей получил несколько сот тысяч дохода от телефонной линии, позвонив на которую каждый желающий мог за вполне умеренную плату $2,5 услышать запись его голоса: “Привет, это О Джей! Спасибо за использование “Апельсиновой линии”. Я благодарен все моим поклонникам за поддержку”. Сейчас ведутся переговоры об издании второй книги Симпсона, минимальная сумма контракта за которую составляет $5.000.000. Уже выпущены 3.000 нумерованных и подписанных О Джеем копий книги в подарочном варианте, в переплете из голубого кожзаменителя и такой же коробке. Весь тираж будет продан в ближайшее время с телеаукциона. Стартовая цена каждого экземпляра – $250… И это – только начало!..

Больше, чем любая другая страна, Америка любит не только своих спортсменов, но и своих убийц. Киллеры здесь всегда притягивали к себе “нездоровое” внимание толпы и прессы, становились героями. И чем больше жертв на счету убийцы, чем ужасней совершенные им убийства, тем громче его имя, ярче его героический ореол. “Дело Симпсона” – очередное тому подтверждение.

Герой Америки, где один из самых популярных фильмов – “Natural Born Killers” Оливера Стоуна, – “человек с ружьем”, будь то Арнольд Шварценнегер, Сильвестр Сталлоне или новомодный Антонио Бандерас, чей имидж трансформировался из чувственного юноши, заклинающего “Fuck me! Fuck me!” в фильмах Альмодовара, в мачо- ‘he-man’a с перекошенной зверской физиономией и ружьем наголо. О Джей, знаменитый по полицейским боевикам Дэвида Цукера “Naked Gun” (“Из документов полиции”; 1988) и “Naked Gin-II” (“Запах страха”; 1991), в реальной жизни “обнажив свое оружие”, стал суперзвездой. Некоторые обозреватели сейчас задаются вопросом: сколько денег можно заработать на двойном убийстве? У О Джея есть блестящая возможность ответить на этот вопрос.

7

Убийство на почве ревности – старо, как сам мир. Но преступление, совершенное Симпсоном, стало для большинства белых американок самым веским аргументом против межрасовых браков.

“Я бы не рискнула выходить замуж за этого парня!” – сказала мне знакомая секс-бомба Дэна, редактор популярного порножурнала “Leg Show”. Но я уверен, что 48-летний Апельсиновый Сок, сильный и сексапильный красавец-мавр, – не только выгодная, но и желанная партия для любой белой красавицы, особенно, если она слегка подвержена садо-мазохистским фантазиям. Ведь О Джей богат, знаменит, холост (вернее, вдовец, по причине одной неприятной истории, приключившейся с его супругой).

КТО НА НОВЕНЬКУЮ?

Ярослав МОГУТИН (Нью-Йорк)


Ярослав Могутин

Собкор «Нового Взгляда» в США

Один комментарий

  • Tehanu Tehanu :

    Я раньше слышала про дело О. Дж. Симпсона, но подробно не вдавалась. Прочитала небольшую статейку на Вики, но так и не поняла: раз почти все уверены, что он сделал это, так в чем проблема?!
    И вот, на новой популярности Джуса, волной поднявшейся из-за нового сериала Americfn Crime Story (первый сезон которого посвящен О-Джею), я вновь начала поиск информации и, к счастью, наткнулась на данную статью. Большое спасибо за расписанные подробности и всякие мелочи, с которыми это запутанное дело становится понятнее. Хорошая и интересная статья.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ВОЛШЕБНЫЙ ПЕТУХ
ВЕРНУТЬ СОБСТВЕННОСТЬ
Сольную программу русских и цыганских романсов…
А ЗАЧЕМ ЗАБИРАЛИ?
ИЗ ЮБИЛЕЙНОЙ ХРОНИКИ
ПО ЧЕМ КИЛОГРАММ СТИХОВ
КОНЦЕРТ ИЗ ЦИКЛА “ПЯТЬ СТОЛЕТИЙ ВИОЛОНЧЕЛЬНОЙ МУЗЫКИ”
СЕРЬЕЗНЫЙ РОМАНТИК ТАТЬЯНА ПОПОВА
ИРИНА БОГАЧЕВА – ОПЕРНАЯ КЛАССИКА
КОНГРЕСС РУССКИХ ОБЩИН В РЕГИОНАХ
ТРИО “РЕЛИКТ” – “ЛЮБЛЮ ДО РАДОСТИ И БОЛИ…”
С момента распада СССР в российской экономике произошел мощный всплеск
ГРОЗЯЩАЯ КАТАСТРОФА – НУЖНО ЛИ С НЕЙ БОРОТЬСЯ?
“РУССКАЯ ГОЛГОФА” – ТРИПТИХ ДУХОВНЫХ ПЕСНОПЕНИЙ
ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛИЗАЦИЯ. ЦЕЛЬ ИЛИ СРЕДСТВО?
УСПЕХИ ХРИСТИАНСКОЙ МУЗЫКИ В АМЕРИКЕ
С “КАНТУС-ФИРМУС” ВЫСТУПАЕТ ТОТ, КТО УСПЕЕТ ПЕРВЫМ
ГОСУДАРСТВУ НЕ ДО КУЛЬТУРЫ
НОВОСТИ ЛИЦЕНЗИОННОГО ВИДЕОРЫНКА
ИВАН СОКОЛОВ ЗАПИСЫВАЕТ УСТВОЛЬСКУЮ
НАЛОГОВАЯ РЕФОРМА. ЛУЧШЕ МЕНЬШЕ, ДА ЛУЧШЕ?
ТРАЦИЦИИ “ЗВЕЗДНЫХ НОЧЕЙ” БЫЛИ СОБЛЮДЕНЫ
ГЛОРИЯ ЭСТЕФАН СПЕЛА ДЛЯ ПАПЫ РИМСКОГО
КОРОЛЕВСКИЕ ИГРЫ
МИХАИЛ РОЖКОВ – “ПАГАНИНИ РУССКОЙ БАЛАЛАЙКИ”
ВЕЛИКАЯ РОССИЯ – СИЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО – СВОБОДНЫЙ НАРОД. ЭТО МОЙ ВЫБОР. СДЕЛАЙТЕ СВОЙ
ПАПАША КОБЗОН И ЕГО МАФИЯ…
Перенос декабрьских выборов в депутаты Государственной Думы
МУЗЫКА ЛЮТОСЛАВСКОГО ВЕРНУЛАСЬ В РОССИЮ
ДЕФИЦИТ КУЛЬТУРЫ ИЛИ КУЛЬТУРА ДЕФИЦИТА?


««« »»»