ТРЕТЬЯ “ФРАНЧЕСКА” БОРИСА ПОКРОВСКОГО

В юбилейный рахманиновский год его одноактная опера “Франческа да Римини” снова вернулась на сцену Большого театра. Написанная в 1904 году на сюжет V песни “Ада” из “Божественной комедии” Данте, она впервые увидела свет рампы Большого театра 19 января 1906 г. Дирижировал автор. Работая над оперой, С.Рахманинов рассчитывал, что в ней главные партии будут петь Ф.Шаляпин – Ланчотто и А.Нежданова – Франческа. Но не случилось. Их исполнили певцы Г.Бакланов и Н.Салина, которыми композитор остался доволен.

Постановщик нынешнего спектакля Б.Покровский третий раз обращается к “Франческе”. В первый раз он поставил оперу в филиале ГАБТа в 1956 г., затем возобновил ее в 1973 г. на основной сцене. Как говорит сам режиссер, сегодняшняя постановка “не имеет ничего общего с работами 1956 и 1973 годов. Если раньше я воспринимал музыку Рахманинова сквозь призму оперной эстетики Чайковского, то теперь я нахожу и выявляю в музыке иное: ее особую театральность, переданную средствами симфонического развития”.

Главным героем спектакля становится музыка, а следовательно, и дирижер. Гаснет свет, в темноте луч прожектора высвечивает фигуру дирижера, который на специальном подиуме поднимается над оркестровой ямой. Взмах палочки, и зазвучала музыка, вводя нас в мир героев Данте и Рахманинова. Дирижер – хозяин спектакля, он начинает, развивает и заканчивает его, каждый раз в оркестровых сольных эпизодах поднимаясь над оркестром. В эту минуту ничто не отвлекает от музыкальной драмы Рахманинова, в которой воплощены основные состояния человеческой души: любовь и страдание, радость и смерть, уродство и красота, зло и добро.

А.Чистяков прекрасно справился с партитурой композитора и режиссерским замыслом Покровского. Он соединил в единое целое симфоническое и театральное начало оперы. С каждым новым спектаклем оркестр под его управлением звучит ярче, насыщеннее, богаче в своих оттенках и психологических характеристиках героев.

Более интересной и подходящей для оперы, чем в предыдущих постановках, выглядит сценография С.Бархина. Хорошо выполнены Врата Ада, Огненный круг, как один из кругов Ада, и стена Света. Но в дизайне Дворца Малатесты Ланчотто много излишеств: повсюду разбросаны красивые ткани, висят занавеси, зачем-то стоят жаровни с бутафорскими язычками пламени. Пытаясь создать атмосферу Возрождения, художник, на мой взгляд, слишком обытовил сценографию, что пошло вразрез с симфоническим звучанием спектакля.

В режиссуре Покровского покоряет скульптурность и пластичность мизансцен, четкая выстроенность взаимоотношений персонажей. Но чрезмерная увлеченность мимическими сценами страдающих в Аду грешников несколько выбивает из общей симфонической стилистики постановки и вносит элементы монотонности в происходящее на сцене. Покровский много и тщательно работал с солистами. Но не все смогли воплотить предложенное режиссером. Франческа и Паоло в исполнении М.Мещеряковой и В.Таращенко несколько анемичны и бесстрастны в своих чувствах, да и в вокальном отношении они не всегда убедительны. В первую очередь это относится к В.Таращенко. Он по возрасту не подходит для молодого красавца Паоло, да и вокальная партия кажется сложноватой для него. Все внимание певца приковано к палочке дирижера – тут уж не до чувств. И.Бикулова и С.Мавнуков внешне больше соответствуют персонажам Данте. Они молоды, красивы, достоверны в своей взаимной любви. Но небогатые вокальные данные препятствуют созданию подлинных героев Рахманинова.

Безусловная удача спектакля – образ уродливого и жестокого мужа Франчески и брата Паоло, властителя Римини Ланчотто Малатесты, созданный С.Мурзаевым и Ю.Веденеевым. Они разные, но едины в своих страданиях и коварстве. У певцов большие, летящие в зал голоса, способные передавать всю гамму сложнейших чувств и настроений Ланчотто. Их отличная дикция доносит до слушателей каждое слово. Ланчотто С.Мурзаева злобен и коварен. Точно найдена пластика хромого, желчного человека. Он словно страшная черная птица кружит вокруг Франчески, страдая и завидуя брату, которого любит его жена.

С каждой новой работой в Большом театре Ю.Веденеев все более раскрывается как певец и актер. Его Малатеста глубок и значителен. Сколько затаенной злобы во взгляде всесильного властителя Римини на Франческу, настороженности и желания увидеть признаки ее измены. Вдруг он закрывает глаза, словно не в силах больше видеть красоту, ему не принадлежащую. Понимаешь, что меч, то и дело оказывающийся в руках Ланчотто, не может не поразить Франческу и Паоло, их большую и красивую любовь.

Несмотря на все недочеты первых представлений, рождение новой “Франчески”состоялось. Работа Большого театра стала значительным событием московской театральной жизни. Хочется, чтобы она понравилась и Петербургу, куда в скором времени отправится на гастроли театр.

Елизавета ДЮКИНА.

Фото Мероба МЕРОБОВА.

На снимке: сцена из спектакля.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ПОД СКРИПОК ПЕРЕЛИВЫ, ПОД ЗАВЫВАНЬЕ ВЬЮГИ…”
РУМЫНСКИЙ ГЛИНКА
ПАНТАЛОНЫ ОТ СЕЛИН ДИОН НЕ СОСТОЯЛИСЬ
Невзоров. Слова
Анонсище
МАЙКЛ ДЖЕКСОН В ПЛАТЬЕ АРАБСКОЙ ЖЕНЩИНЫ
600 СЕКУНД ПОСЛЕ ВОЙНЫ
ЖЕМЧУЖИНА У МОРЯ, НО НЕ ОДЕССА…
ГДЕ ГИТАРА СУКАЧЕВА?
ДОСТОЙНО ВСТРЕТИМ “ПРАЗДНИК! ПРАЗДНИК!”
Коротко
Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ДИМА!
У НАС НЕ КАК В БРИТАНИИ
“МГК”: СКАЖИ “ДА!”
НОЭЛ ГЭЛЛАХЕР ВСТРЕТИЛСЯ С ДИЕГО МАРАДОНОЙ
ОНА ПРЕКРАСНА – СПОРУ НЕТ
ИЗ ДОСЬЕ КОЛЛЕКЦИОНЕРА
Уикенд
Новости
Плагиате Мадонны
ВМЕСТО КУЛЬТУРЫ – ИНФРАСТРУКТУРА?
ТАК ПОСТУПАЮТ НЕЧЕСТНЫЕ ДЯДИ
ДЖАЙЛЗУ МАРТИНУ НЕ НУЖНО ИМЯ ОТЦА
ВЛАД СТАШЕВСКИЙ: НАДО УМЕТЬ ВОВРЕМЯ ПРИВЕСТИ В СИСТЕМУ СВОИ ЛЮБОВНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ
КАТЯ ЛЕЛЬ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ТАК НЕ БЫВАЕТ…
ТРИ ТЕНОРА ЛЮБЯТ ФУТБОЛ
КАК Я ОБЫГРАЛ ФОМЕНКО ЗА ЗВАНИЕ “САМОГО БОЛТЛИВОГО ТЕЛЕВЕДУЩЕГО”
УЛАНОВА
ПАСТОР РИЧИ ФЮРЕЙ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В МУЗЫКУ


««« »»»