ТРЕТЬЯ “ФРАНЧЕСКА” БОРИСА ПОКРОВСКОГО

В юбилейный рахманиновский год его одноактная опера “Франческа да Римини” снова вернулась на сцену Большого театра. Написанная в 1904 году на сюжет V песни “Ада” из “Божественной комедии” Данте, она впервые увидела свет рампы Большого театра 19 января 1906 г. Дирижировал автор. Работая над оперой, С.Рахманинов рассчитывал, что в ней главные партии будут петь Ф.Шаляпин – Ланчотто и А.Нежданова – Франческа. Но не случилось. Их исполнили певцы Г.Бакланов и Н.Салина, которыми композитор остался доволен.

Постановщик нынешнего спектакля Б.Покровский третий раз обращается к “Франческе”. В первый раз он поставил оперу в филиале ГАБТа в 1956 г., затем возобновил ее в 1973 г. на основной сцене. Как говорит сам режиссер, сегодняшняя постановка “не имеет ничего общего с работами 1956 и 1973 годов. Если раньше я воспринимал музыку Рахманинова сквозь призму оперной эстетики Чайковского, то теперь я нахожу и выявляю в музыке иное: ее особую театральность, переданную средствами симфонического развития”.

Главным героем спектакля становится музыка, а следовательно, и дирижер. Гаснет свет, в темноте луч прожектора высвечивает фигуру дирижера, который на специальном подиуме поднимается над оркестровой ямой. Взмах палочки, и зазвучала музыка, вводя нас в мир героев Данте и Рахманинова. Дирижер – хозяин спектакля, он начинает, развивает и заканчивает его, каждый раз в оркестровых сольных эпизодах поднимаясь над оркестром. В эту минуту ничто не отвлекает от музыкальной драмы Рахманинова, в которой воплощены основные состояния человеческой души: любовь и страдание, радость и смерть, уродство и красота, зло и добро.

А.Чистяков прекрасно справился с партитурой композитора и режиссерским замыслом Покровского. Он соединил в единое целое симфоническое и театральное начало оперы. С каждым новым спектаклем оркестр под его управлением звучит ярче, насыщеннее, богаче в своих оттенках и психологических характеристиках героев.

Более интересной и подходящей для оперы, чем в предыдущих постановках, выглядит сценография С.Бархина. Хорошо выполнены Врата Ада, Огненный круг, как один из кругов Ада, и стена Света. Но в дизайне Дворца Малатесты Ланчотто много излишеств: повсюду разбросаны красивые ткани, висят занавеси, зачем-то стоят жаровни с бутафорскими язычками пламени. Пытаясь создать атмосферу Возрождения, художник, на мой взгляд, слишком обытовил сценографию, что пошло вразрез с симфоническим звучанием спектакля.

В режиссуре Покровского покоряет скульптурность и пластичность мизансцен, четкая выстроенность взаимоотношений персонажей. Но чрезмерная увлеченность мимическими сценами страдающих в Аду грешников несколько выбивает из общей симфонической стилистики постановки и вносит элементы монотонности в происходящее на сцене. Покровский много и тщательно работал с солистами. Но не все смогли воплотить предложенное режиссером. Франческа и Паоло в исполнении М.Мещеряковой и В.Таращенко несколько анемичны и бесстрастны в своих чувствах, да и в вокальном отношении они не всегда убедительны. В первую очередь это относится к В.Таращенко. Он по возрасту не подходит для молодого красавца Паоло, да и вокальная партия кажется сложноватой для него. Все внимание певца приковано к палочке дирижера – тут уж не до чувств. И.Бикулова и С.Мавнуков внешне больше соответствуют персонажам Данте. Они молоды, красивы, достоверны в своей взаимной любви. Но небогатые вокальные данные препятствуют созданию подлинных героев Рахманинова.

Безусловная удача спектакля – образ уродливого и жестокого мужа Франчески и брата Паоло, властителя Римини Ланчотто Малатесты, созданный С.Мурзаевым и Ю.Веденеевым. Они разные, но едины в своих страданиях и коварстве. У певцов большие, летящие в зал голоса, способные передавать всю гамму сложнейших чувств и настроений Ланчотто. Их отличная дикция доносит до слушателей каждое слово. Ланчотто С.Мурзаева злобен и коварен. Точно найдена пластика хромого, желчного человека. Он словно страшная черная птица кружит вокруг Франчески, страдая и завидуя брату, которого любит его жена.

С каждой новой работой в Большом театре Ю.Веденеев все более раскрывается как певец и актер. Его Малатеста глубок и значителен. Сколько затаенной злобы во взгляде всесильного властителя Римини на Франческу, настороженности и желания увидеть признаки ее измены. Вдруг он закрывает глаза, словно не в силах больше видеть красоту, ему не принадлежащую. Понимаешь, что меч, то и дело оказывающийся в руках Ланчотто, не может не поразить Франческу и Паоло, их большую и красивую любовь.

Несмотря на все недочеты первых представлений, рождение новой “Франчески”состоялось. Работа Большого театра стала значительным событием московской театральной жизни. Хочется, чтобы она понравилась и Петербургу, куда в скором времени отправится на гастроли театр.

Елизавета ДЮКИНА.

Фото Мероба МЕРОБОВА.

На снимке: сцена из спектакля.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПАСТОР РИЧИ ФЮРЕЙ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В МУЗЫКУ
ОНА ПРЕКРАСНА – СПОРУ НЕТ
ПАНТАЛОНЫ ОТ СЕЛИН ДИОН НЕ СОСТОЯЛИСЬ
Новости
МАЙКЛ ДЖЕКСОН В ПЛАТЬЕ АРАБСКОЙ ЖЕНЩИНЫ
ТАК ПОСТУПАЮТ НЕЧЕСТНЫЕ ДЯДИ
ГДЕ ГИТАРА СУКАЧЕВА?
Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ДИМА!
УЛАНОВА
НОЭЛ ГЭЛЛАХЕР ВСТРЕТИЛСЯ С ДИЕГО МАРАДОНОЙ
РУМЫНСКИЙ ГЛИНКА
Уикенд
Анонсище
ВМЕСТО КУЛЬТУРЫ – ИНФРАСТРУКТУРА?
ЖЕМЧУЖИНА У МОРЯ, НО НЕ ОДЕССА…
ВЛАД СТАШЕВСКИЙ: НАДО УМЕТЬ ВОВРЕМЯ ПРИВЕСТИ В СИСТЕМУ СВОИ ЛЮБОВНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ
Коротко
ТАК НЕ БЫВАЕТ…
“МГК”: СКАЖИ “ДА!”
КАК Я ОБЫГРАЛ ФОМЕНКО ЗА ЗВАНИЕ “САМОГО БОЛТЛИВОГО ТЕЛЕВЕДУЩЕГО”
ИЗ ДОСЬЕ КОЛЛЕКЦИОНЕРА
“ПОД СКРИПОК ПЕРЕЛИВЫ, ПОД ЗАВЫВАНЬЕ ВЬЮГИ…”
Плагиате Мадонны
Невзоров. Слова
ДЖАЙЛЗУ МАРТИНУ НЕ НУЖНО ИМЯ ОТЦА
600 СЕКУНД ПОСЛЕ ВОЙНЫ
КАТЯ ЛЕЛЬ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ДОСТОЙНО ВСТРЕТИМ “ПРАЗДНИК! ПРАЗДНИК!”
ТРИ ТЕНОРА ЛЮБЯТ ФУТБОЛ
У НАС НЕ КАК В БРИТАНИИ


««« »»»