Новый курс Лужкова

Он не великий, а выдающийся

Осведомленный, ничем не замутненный источник поведал нам на днях, что в пиаровские структуры московской мэрии спущена новая директива. Лесть прежнего образца объявлена грубой. Мэр, говорят, наконец смекнул, что такое зализывание заставляет вспоминать о культе личности. Быстро же он это понял. С такой скоростью для решения многочисленных проблем государства российского ему понадобятся как минимум четыре президентских срока, и нет сомнений, что он себе такую возможность обеспечит.

Теперь, значит, надо действовать тоньше. В полном соответствии с бессмертным Шварцем: “Я старик честный, прямой и так и скажу вам, ваше величество: вы — гений!”. Или, как еще точнее у него же, “вы не великий, а всего-навсего выдающийся”. Переворот в умах, буря, сенсация, крамола, саморазоблачение, приближающееся по размаху к партийной самокритике 1956 года.

А то действительно, понимаешь, пересолили с этим засахариванием. Через каждую автобиографическую книжку лужковских замов или соратников красной нитью проходит мысль о том, что все они — лишь пальцы лужковского кулака, лишь скромные осуществители его божественных замыслов. Только что с солнцем его не сравнили, но солнце, как мы знаем из одного китайского панегирика председателю Мао, иной раз заходит, тогда как Лужков светит всегда. В общем, эту кампанию рассиропливания, говорят, велено притушить.

От кого исходит инициатива — сказать трудно. Не исключено, что от самого мэра, не давшего, однако, ни убрать с ТВЦ, ни реформировать программу Павла Горелова “Лицом к народу”. Лужков едва ли способен самостоятельно перекрыть такой источник наслаждений, как эти сладостные, истинно восточные панегирики, низвергающиеся на него днем и ночью. Тщась перещеголять друг друга в лести, барды и соратники градоначальника пока еще не объявили его заслугой только удачный выбор территории для закладки Москвы — единственно потому, что эту честь успел у него коварно перехватить тезка Долгорукий. Но Иосиф Кобзон уже предлагал к 850-летию города выпустить медаль с Долгоруким на аверсе и Лужковым на реверсе. Так что и к основателю Лужков благополучно приравнен.

Поскольку сотрудникам московской прессы будет довольно затруднительно так сразу прямо и перестроиться, мы им предлагаем краткий перечень необходимых мэр, которые и Лужкова не очень обидят, и репутацию его подправить помогут.

1. Количество упоминаний имени Юрия Михайловича в преданных ему изданиях следует сократить до десяти-одиннадцати на номер. Семнадцать-восемнадцать, как сейчас, — это утомительно для читателя. Он просто не успевает всякий раз вскакивать и креститься на Храм Христа Спасителя.

2. Называть Юрия Михайловича спасителем Москвы тоже не надо. При нем на нас не ходили ни Гитлер, ни Наполеон. Сравнивать его с Георгием-победоносцем, к тому же его тезкой, пока преждевременно, невзирая на множество побежденных им змиев, включая зеленого.

3. Подчеркивать, что Лужков никогда не имел дела с криминальным капиталом, тоже надо осторожнее. Лужков наверняка хоть раз в жизни покупал что-нибудь в московском киоске. Любой московский киоск в силу отношений, сложившихся в городе, что-то кому-то да отстегивает. Например, за крышу. Вот вам и криминальный капитал. Лично у меня таких контактов набегает в день штук пять — то жене купишь цветы, то дитям мороженое.

4. Не надо рекламировать литературное творчество Юрия Михайловича. Хотя “Вагриус” и издал его брошюру о законах Паркинсона в России, это вызывает ассоциации с целым рядом писателей на троне, от Ивана Грозного до Леонида Уютного.

5. Краткий глоссарий стилистически сниженных синонимов:

а). О самом.

“Гениальный” — талантливый, одаренный

“Всепонимающий” — прозорливый

“Мастер на все руки” — умелец

“Единственный достойный кандидат” — едва ли не единственный достойный кандидат

“Величайший” — один из величайших (слово “выдающийся” все-таки может быть расценено как прямое оскорбление)

“Солнце” — Луна.

б). О врагах и конкурентах.

“Омерзительный” — гнусный, противный

“Подонок” — скотина

“Березовский” — Чубайс

“Недоносок” — сопляк, Кириенко

“Сволочь” — наш политический противник

“Ничтожество” — редиска, нехороший человек

“Гадюшник” — ОРТ.

Надеемся, что применение наших скромных рекомендаций поможет несколько скорректировать имидж мэра от непримиримого властолюбца, прислушивающегося только к лести, — в сторону крепкого государственника, со снисходительной улыбкой выслушивающего неназойливые комплименты.


Дмитрий Быков

Русский писатель, журналист, поэт, кинокритик, биограф Бориса Пастернака и Булата Окуджавы.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЭНРИКЕ ОБОШЕЛ РИКИ
ТВ-советы
РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ТУРЫ ЗВЕЗД КАНТРИ
ЧЕРНО-БЕЛЫЙ ДИБРОВ
ЗВЕЗДЫ ЗАБОТЯТСЯ О ДЕТЯХ
САМАЯ СТРАШНАЯ СТРАШИЛКА ДЛЯ АМЕРИКАНЦЕВ…
ЛЮК БЕССОН НЕ ЛЮБИТ ФРАНЦУЗСКИХ АКТЕРОВ
Цитаты
ЖЕНА ВОКАЛИСТА ПОКА НЕ НАЙДЕНА
МАЙКЛА ДЖЕКСОНА ШАНТАЖИРУЮТ
ФЕНОМЕН “МАТРИЦЫ” В РОССИИ
Подкравшийся незаметно
БАСИСТКА HOLE ВСЕ-ТАКИ УШЛА
Стихи
ПЕСНИ ДЛЯ ЛИНДЫ МАККАРТНИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ ПРЕТЕНДЕНТЫ НА “ОСКАРА”
D.J. FISH:  О “Консерваторах”, и не только.
БРИТАНСКОЕ ТУРНЕ ЙЕНА БРАУНА
Девушка месяца
ВСЕ МЫ ВЫШЛИ ИЗ “БАРАКА”
МЭТТЬЮ МАККОНАХИ НАРУШИЛ НРАВСТВЕННОСТЬ
ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ:
СТИНГ НЕ ОТВЕРГАЕТ ВОЗРОЖДЕНИЕ POLICE
Полезные советы
“Матрица”- хотите еще?
БРЭД ПИТТ ПОДАЕТ ДУРНОЙ ПРИМЕР
СЭММИ ХЭГАР ПОЖЕРТВУЕТ СВОИ ВОЛОСЫ
Видео
НА КАЖДУЮ ХИТРУЮ … НАЙДЕТСЯ … С ВИНТОМ
СРЕДНЕВЕКОВАЯ МУЗЫКА И БОЛЕЗНЬ АРЕФЬЕВОЙ
УМЕР ХОЙТ ЭКСТОН
ВЕШНЕВЫЙ САД
УТОПИЯ или рецепт успеха.
АЛЬ ПАЧИНО СТАНЕТ РЕЖИССЕРОМ
Кинофестиваль в Теллюрайде


««« »»»