МАРК РУДИНШТЕЙН: ФЕСТИВАЛЬ НЕ ОТ СЛОВА “ФЕСТИВАЛЬЧИК”

– Марк Григорьевич, вы родили “Кинотавр”, выпестовали его, наконец, поставили на ноги. А каковы ваши прогнозы на его дальнейшее развитие? Сможет ли он когда-нибудь дорасти до такого статуса, как, скажем, фестиваль в Каннах?

– Безусловно. И случится это уже лет через десять, ведь у нашего кинофестиваля большой потенциал. Во-первых, он проходит на самом лучшем морском курорте России, а место проведения подобного форума – один из самых главных критериев успеха.

Во-вторых, мы показываем хорошее отечественное и зарубежное кино, а в-третьих, такой душевной атмосферы, какая царит у нас каждый год в Сочи, не добьется ни один из существующих ныне российских кинофестивалей. Это присуще только “Кинотавру”, будущее которого зависит еще и от политической обстановки в стране.

Уже третий год подряд мы начинаем наш фестиваль не в самый лучший период для страны: снова поменялась власть, и страна находится в разобранном состоянии. Впрочем, “Кинотавр” не избалован государственной поддержкой, шесть лет мы вообще не знали, что такое деньги из бюджета. Последнее время в правительстве на стороне “Кинотавра” была Валентина Матвиенко, которая любит кино, и с удовольствием помогала нам, как могла. Сегодня нам остается только гадать, как сложится ситуация в связи с политическими перестановками. Пока в фаворитах у нового правительства ходит лишь Московский кинофестиваль. Я же, как и прежде, на финансовую поддержку правительства не надеюсь, да, если честно, мне безразлично – будет она или нет.

– В прошлом году фестиваль переступил юбилейный рубеж. Десять лет – срок немалый. В этом году снова фестиваль отмечает юбилей – 10 лет в Сочи. А как на протяжении этих лет складывалось отношение к сочинскому кинофоруму?

– Десять лет назад наш фестиваль пытался помочь как-то удержаться на плаву российскому кино. В то время журналисты работали только на фразу: “Российское кино умирает”. “Кинотавр” же своим появлением упорно доказывал обратное. Что же касается отношения к фестивалю непосредственно кинематографистов, то до тех пора, пока меня и всю нашу команду никто не принимал всерьез, все было нормально. Никита Михалков, по его собственному признанию, несколько лет думал, что я поиграю в “фестивальчик” и брошу это дело. Как только все поняли, что “Кинотавр” – это долгий проект, начались сплошные неприятности, которые продолжаются на протяжении всех, уже одиннадцати, лет. Четыре года я купался в любви, а потом меня начали сильно бить. Но я отношусь к этому нормально. Зло необходимо для того, чтобы выжить.

– В прошлом году вы объявили, что покидаете “Кинотавр”. Многие уже не могут представить фестиваль без вас, как без его генерального продюсера. Вам не жаль было оставлять свое детище?

– Я сделал главное: запустил машину, которая вот уже год существует без меня. Сейчас на фестивале работает хорошая команда единомышленников, которая способна решить многие вопросы самостоятельно. А я вернулся к своей основной профессии – продюсированию. Сегодня мне даже кажется это более важным и интересным занятием.

Еще не завершена реконструкция киноцентра “Мир “Кинотавра”, который в итоге должен превратиться в масштабный фестивальный центр. И это только первый шаг к возвращению отечественного зрителя к отечественному кино. Уже готов проект в созданию подобного центра в Санкт-Петербурге, и мы даже на него потратили деньги, но пока не получили подтверждения от властей города.

Хочется сделать что-то такое, чтобы актеры и режиссеры перестали уезжать за границу и снимали свои киношедевры для россиян, чтобы наше кино продолжало жить и развиваться. Сегодня необходимо приучать зрителя к нашему кино, и у нас есть определенные идеи и разработки. Правда, некоторые из них у меня уже украли.

Например, идея создать Фестиваль фестивалей принадлежала мне, и я не раз высказывал ее вслух, но не успел претворить в жизнь. Идею подхватили, и в Москве появился “Московский ФЭСТ – московская осень”. Его делает человек, который работал у меня, и теперь он предлагает мне в нем участвовать. Это смешно. Идея явно сгорит, какие-то деньги будут выброшены в пустоту, но сделать с этим ничего невозможно. При этом в Санкт-Петербурге есть свой “ФЭСТ”. Я не понимаю, чего ради нужно плодить “трупы”. Сейчас много идей, но все думают, что фестиваль от слова “фестивальчик”, а это не так. Крупный кинофестиваль может себе позволить только богатая страна, и им нужно заниматься круглый год, а не две недели под солнышком на пляже.

– За одиннадцать лет “Кинотавр” пережил немало удач и трудностей. Что в основном мешает фестивалю проходить без проблем?

– Трудностей было много, но проявлялись они в основном не в организации фестиваля. Мешает наша историческая черта добивать самих себя, конфликтовать, устраивать склоки. Самое трудное – все время бороться с ветряными мельницами и тратить на это колоссальные деньги. Если бы не нужно было постоянно улаживать какие-то конфликты, фестиваль было бы делать гораздо проще. Но в нашей стране постоянно приходится преодолевать трудности…

Влада ПЕРЕПИЛИЦЫНА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КИНО с 5 по 11 ИЮНЯ
“СТИГМАТЫ” ЗАПРЕЩЕНЫ
ТЕАТРЫ И КОНЦЕРТНЫЕ ЗАЛЫ с 5 по 11 ИЮНЯ
Таинственный диск, спасающий жизни и возвращающий здоровье
ВАЛЕНТИН ГАФТ КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ ЭВОЛЮЦИИ
Уикенд
GLADIATOR – ПЕРВЫЙ ЛЕТНИЙ БЛОКБАСТЕР
НИКОГДА ТАКОГО ВРЕМЕНИ НЕ БЫВАЛО РАНЬШЕ В БРЕМЕНЕ…
КЛУНИ СОБРАЛ СОЗВЕЗДИЕ
ЗНАЙ НАШИХ!
Владимир Добин: Здесь они стали просто русскими
УИНСЛЕТ ЖДЕТ РЕБЕНКА
АНДРЕЙ ГУБИН: «БЫЛО, НО ПРОШЛО…»
Маэстро bell canto
ЛЮБОВНЫЕ ПИСЬМА ГАРБО
КИКАБИДЗЕ ВЕРНУЛСЯ
Выстрадать себя
Коротко
С ВЕТЕРКОМ И КОМФОРТОМ
ШEFF: И ТОЛЬКО КРУТЫЕ ПАЦАНЫ ПОЙМУТ МЕНЯ
Наезд
КТО БЫЛ ПРАВ?
КОГДА НАЧИНАЕТСЯ БЛЮЗ
Я ЛЕЧУ К ТЕБЕ, “ОТЧИЙ ДОМ”!
Я ОТВЕЧУ: МУ


««« »»»