МАРК РУДИНШТЕЙН: ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Годы, прожитые вместе с “Кинотавром”, Марк РУДИНШТЕЙН считает лучшими в своей жизни. В свой юбилейный год фестиваль выходит на новый виток развития. Разработана программа “Кинотавр” – возрождение кино”, а под фестиваль создана новая организационная структура – группа компаний “Кинотавр”.

– Что изменилось в структуре фестиваля за десять лет? Как трансформировались ваши представления об организации фестиваля?

“Кинотавр”, по сути дела, стал первым настоящим российским фестивалем. Те фестивали, которые существовали до него, проводились по указанию партии и правительства. В стране существовал определенный кинематографический голод, и поэтому прежние фестивали ценились в первую очередь как возможность познакомиться с мировыми новинками. Создавая “Кинотавр”, мы пытались учитывать мировую практику проведения фестивалей. Но, в силу практически абсолютной информационной блокады, в первую очередь мы могли опираться на опыт людей советского времени.

Только после того, как состоялся первый “Кинотавр”, я впервые поехал на международный фестиваль. И, конечно, мое представление о том, как надо проводить подобные мероприятия, претерпело изменения. Но уже тогда было очевидно, что мы сделали фестиваль, не имеющий аналогов в мировой практике. Все приезжающие на “Кинотавр” живут в одной гостинице и имеют возможность постоянно общаться друг с другом.

Другое дело, что необходимо было учиться работать с продюсерами. За границей кинобизнесменам не нужно объяснять, что, скажем, участие картины в Каннах обеспечивает фильму хороший прокат и бесплатную рекламу. У нас же переговоры о возможном участии картины в конкурсе всегда приобретали какие-то болезненные формы, вырастали в целую проблему. Продюсеры – люди, как правило, далекие от кино – не понимали всех преимуществ фестивального показа и пытались диктовать нам свои условия. Самая расхожая ситуация – это когда сначала фильм дают в конкурс, а потом отзывают.

– Как на протяжении десяти лет менялось отношение к фестивалю?

– Десять лет назад наш фестиваль пытался помочь как-то удержаться на плаву российскому кино. В то время журналисты работали только на фразу: “Российское кино умирает”. “Кинотавр” своим появлением упорно доказывал обратное.

Что же касается отношения к фестивалю непосредственно кинематографистов, то до тех пор, пока меня и всю нашу команду никто не принимал всерьез, все было в порядке. Никита Михалков, по его собственному признанию, несколько лет думал, что я поиграюсь и брошу это дело. Как только все поняли, что “Кинотавр” – это долгий проект, начались неприятности. Четыре года я купался в любви, а потом меня стали сильно бить. Но если успешного человека сильно ударить, то потом его можно и пожалеть. Что и происходило. Но это нормально, я отношусь к этому достаточно спокойно. Зло необходимо для того, чтобы ты выжил.

– Фестиваль выжил, но, тем не менее, вы уходите оставляете свой пост Генерального продюсера…

– Я ухожу, потому что устал. Устал от общения с людьми, ради которых все это делалось и делается. Кроме того, есть личная планка, и больше ничего я фестивалю дать не могу. Я сделал главное – запустил машину, которая может и будет работать без меня. Я не хочу никого раздражать, не хочу возненавидеть людей, с которыми приходится постоянно общаться и которые мне дороги. Уже пора вернуться к своей основной профессии – продюсированию. У меня и “Кинотавра” в планах пакет из нескольких картин. Сегодня мне кажется это более важным и интересным занятием. Надо, наконец, вплотную заняться реконструкцией кинотеатра “Мир”. Сделать из него настоящий фестивальный центр. Вот такие обширные планы…

У меня сейчас сильные партнеры – Международный институт корпораций (МИК), поэтому даст Бог, я все это успею сделать. Кстати, я и сам являюсь исполнительным директором МИКа. На мне – интеллектуальная сторона проектов. Я всего лишь снимаю с себя полномочия Генерального продюсера “Кинотавра”. Как я могу бросить то, чему посвятил десять лет жизни! Кроме того я продолжаю оставаться совладельцем фестиваля. Все эти разговоры о приходе новых хозяев сильно преувеличены. С МИКом мы партнеры, и я имею такой же голос, как Олег Янковский, и ректор Института, Григорий Коваленко. Повторяю: интеллектуальные права принадлежат мне. Я буду внимательно наблюдать за происходящим, потребуется – помогу .

– А кто станет новым Генеральным продюсером фестиваля?

– Не стоит впадать в ажиотаж и торопить события. Новый Генеральный появится месяца через два. А пока пусть Президент Янковский помучается – он-то не уходит из фестиваля. Никто не делает из этого тайны. Просто пока еще ничего не решено окончательно.

– Существуют ли в Международном институте корпораций образовательные программы?

– Насколько я знаю, квалификацию менеджеров они повышают. Но главное в их деятельности – это разработка бизнес-стратегий. Для “Кинотавра” Международный институт корпораций дает не деньги, а идеи. В кино изменилась экономическая ситуация. В прошлом году в рамках МИКа была разработана стратегическая программа “Кинотавр – возрождение кино”, которая включила в себя несколько направлений – производство и прокат фильмов, фестивальные проекты, переоборудование кинотеатров. “Кинотавр” вырос в целую программу, которую координирует МИК. Главная задача – привлечение инвестиций. У института хорошие контакты – банки, нефтяные и страховые компании. Была создана Группа компаний “Кинотавр”, куда среди прочих уже вошли “Ингосстрах”, “Внуковские авиалинии”, “Промэксимбанк”. Группа должна обеспечивать “Кинотавр” ресурсами, в первую очередь, конечно же, финансовыми. Делается это для того, чтобы сделать фестиваль более стабильным. В рамках этой же программы я буду заниматься продюсированием. Несколько проектов уже были озвучены – “Брат-2”, “Анна Каренина” и др. Я думаю, к 2000 году мы запустим порядка двадцати фильмов.

-– Какое место отведено фестивалю в программе “Кинотавр” – возрождение кино”?

– Все страхи за судьбу фестиваля сильно преувеличены. На сегодня в МИКе “Кинотавр” – возрождение кино” – приоритетное направление. Фестиваль будет нормально развиваться. Изменения, конечно, будут. Не все, что происходит, я однозначно поддерживаю. Определенные традиции необходимо сохранить. Очевидно, что с коммерческой точки зрения, фестиваль станет гораздо более состоятельным, при этом, конечно, пропадет его “домашность”. На Каннском фестивале звезде отпущено всего три дня, у нас – 2 недели. Там никто не скажет, что не приедет без семьи, у нас – все только с родственниками.. Думаю, что такая атмосфера постепенно уйдет в прошлое. Хорошо это или плохо – покажет время.

– Фестиваль начался со скандалов вокруг конкурсной программы…

– Я уже говорил об этом. Переговоры с продюсерами всегда были проблемой. Думаю, это касается не только “Кинотавра”. Но проблемы решаются, и, вопреки слухам, фильм Михалкова будет показан 12 июня в Сочи – как специальное событие фестиваля. Возможно, программа “Кинотавра” претерпит некоторые изменения, но в основном все пройдет так, как было заявлено. Мне сложно рассказать обо всех нюансах фестивальной организации. Каждый день мы принимаем тысячи решений. Например, мы решили, что церемония закрытия “Кинотавра” пройдет не в помещении, а на площади Зимнего театра. Алексей Гарнизов – главный режиссер фестиваля – сейчас работает над этой задачей. Надеюсь, все получится.

– Что из предложенного МИКом оказалось наиболее плодотворным для текущего фестиваля?

– Многие вещи незаметны. Во-первых, финансовая ситуация сегодня совершенно другая – думаю, мы выйдем из юбилейного фестиваля без долгов. Во-вторых, и в главных – новая команда кардинальным образом изменила настрой сочинцев. Раньше мы ощущали негативное отношение со стороны горожан – вот, мол, приехала московская тусовка, улицы тут перекрывают, жить не дают… Сейчас все по-другому. Принципиально другие отношения с мэрией. Фестиваль охватил весь город – во многом благодаря обширной и хорошо организованной культурной программе. Церемония открытия – это тоже во многом отражение новой концепции. Впервые, благодаря уличной трансляции, несколько тысяч человек смогли стать ее участниками. Кроме того, трибуны на площади оказались уместны. Есть множество менее заметных деталей. У нас, конечно, есть определенные разногласия, но фестиваль развивается, а значит, наши споры имеют смысл.

Екатерина БОЛОТОВСКАЯ,

“Кинотавр Газета”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ОПЯТЬ ТРОЙКА!
ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО “НЕЗАВИСИМОСТЬ”
А.С.ПУШКИН И СОБЫТИЯ В ГЕРМАНИИ 1819 – 1821 ГОДОВ
ОЛЕГ ЯНКОВСКИЙ: ТРУДНЫЕ ГОДЫ ПРОШЛИ
ВДОХНИ ЗДОРОВЬЕ, БОДРОСТЬ, СИЛУ
БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ… АРИСТОКРАТОМ?


««« »»»