МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ

К СВОЕЙ ИЮНЬСКОЙ СЕССИИ СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ ПОДХОДИТ С КОМПЛЕКСОМ ПРОБЛЕМ И ПРОТИВОРЕЧИЙ

Совет Федерации обладает по Конституции такими полномочиями, что многие рассматривают его лишь как декоративный институт, призванный демонстрировать федеративный характер новой демократической России. До сих пор он являлся составной частью “партии власти”, поддерживая (если говорить не о речах, а о реальной позиции) в основном курс президента. Голосование по Земельному кодексу, кандидатуре премьера, бюджету и многие другие голосования только подтверждают это мнение. “Солидность” верхней палаты Федерального Собрания – важнейшая составная часть ее имиджа, также как ее “неполитизированность”.

Даже СМИ то ли осознанно, то ли интуитивно опасаются “наезжать” на членов Совета Федерации и саму палату. Исключения случаются: Наздратенко, Завгаев, Лужков, Кондратенко, другие губернаторы, пользующиеся репутацией если не красных, то хотя бы розовых… И все же это именно исключения из правил. Вам вряд ли удастся увидеть заседания Совета Федерации в том ракурсе, в каком СМИ “подают” Думу, оценки сенаторов журналистами редко несут отпечаток той безапелляционности, развязности и беспардонности, которые нередко отличают комментарии и оценки работы Думы, конкретных депутатов, особенно левой части политического спектра.

Этот пиетет журналистов тем показательней, что само население особо не отличает работу двух палат, достаточно низко, по ряду социологических опросов, оценивая их дееспособность и адекватность нынешней ситуации.

Кризис власти, который не признает разве что сама власть, не может не затрагивать и составную часть этой власти – Совет Федерации. Сегодня есть основания считать, что углубление кризиса режима поставило под вопрос застойную стабильность, тишь и благодать верхней палаты. Растущее число членов СФ понимает, что в стране сложилась критическая и тупиковая ситуация.

Продолжение прежнего курса чревато полной потерей лица и опасностью быть неизбранным у себя в регионах. А словесная критика президента и правительства уже мало кого вводит в заблуждение. Перераспределение полномочий между федеральной и региональными уровнями власти, заключение договоров о разграничении полномочий создали ситуацию, в которой руководители регионов оказываются в глазах населения также ответственными за положение в стране, как и федеральная власть.

Выборы 17 мая в Красноярске, Смоленске, Карелии, ранее в Северной Осетии-Алании показали, что ни внезапное полевение, ни лозунги о “правительстве народного доверия”, ни договоренности о поддержке со стороны вождей КПРФ не гарантируют избрания. А недовольство действующей властью в массовом сознании почти не учитывает деления ее на региональную и федеральную. Анализируя выборы в Красноярске, следует констатировать, что роль красноярского экс-губернатора как заместителя председателя СФ вообще не играла роли как значимый фактор избирательной кампании.

Система принятия государственных решений в условиях режима личной власти делает Совет Федерации заложником проводимого исполнительной властью курса. Среди руководителей регионов растет нежелание нести ответственность (моральную, экономическую, политическую) за решения, к принятию которых они не имеют никакого отношения.

Уже на майской сессии члены Совета Федерации демонстрировали недовольство игнорированием мнения СФ и его членов при решении конкретных вопросов (включая те, на участие в решении которых имеются все правовые основания). Из недавних решений назывались: пересчет за спиной региональных руководителей бюджетных трансфертов, решение кадровых вопросов в СМИ (хотя в региональных телерадиокомпаниях государство в лице местных властей имеет до 50% акций), исчезновение строки из бюджета о фонде поддержки малых народов, невозможность повлиять на реальных ход выплаты задолженностей государства по зарплате, отсутствие какой бы то ни было реакции на решения Совета Федерации, наконец, отсутствие у членов Совета Федерации уверенности, что информация о принятых ими решениях доходит до главы государства.

Часть сенаторов, похоже, уверилась в бесполезности Совета Федерации как государственного института. И пресловутая проблема кворума на сессиях верхней палаты объясняется не только загруженностью губернаторов и председателей законодательных собраний региональными проблемами…

Вообще, вопрос о повышении роли СФ неоднократно ставился на заседаниях СФ. Члены Совета Федерации констатировали, что, по сути, одни и те же вопросы обсуждаются на заседаниях и не решаются. Все это может быть обобщено как констатация политического кризиса самого Совета Федерации. Причем не только по причине действия внешних факторов, но и в силу внутренней неспособности найти коллективные решения адекватные ситуации и историческим вызовам.

До сих пор любые попытки Совета занять по принципиальным, а не второстепенным вопросам иную позицию, в корне отличную от президентской и правительственной, осуждались и гасились и руководителями СФ и пропрезидентскими региональными лидерами. Причем, как правило, аргумент о недопустимости повторения судьбы Верховного Совета был практически главным и неоспариваемым.

К своей июньской сессии Совет Федерации подходит с комплексом проблем и противоречий, на которые накладывается и борьба за лидерство среди региональных элит. Совет Федерации – важнейшая площадка борьбы между основными претендентами на роль лидера – Лужковым, Строевым, к которым теперь прибавился и красноярский Лебедь… Как минимум им нужно предложить убедительные концепции и программы повышения политической роли Совета Федерации и региональных элит – либо на путях, совпадающих с нынешним курсом исполнительной власти, либо альтернативных им.

Ситуация внутри СФ может обостриться и по субъективной причине – появлению в самом Совете политика-катализатора, способного активизировать накопившееся в нем недовольство действиями и ролью СФ, а следовательно, и руководством. Для политика с федеральными амбициями, сделавшего ставку на мобилизацию протестных настроений, оправданной и приносящей политические дивиденды может показаться линия на жесткую критику не только президентской и правительственной политики, но и “раскачивание” СФ, острая критика его “недееспособности” как внутри стен Совета Федерации, так и вне их.

При обсуждении вопроса о повышении роли СФ неизбежно столкновение двух уже обозначившихся логик. Первая – ограничивает значимые решения СФ апелляциями к органам исполнительной власти при отсутствии самостоятельных практических действий. Вторая – исходит из преимущественно негативной оценки реального курса федеральной исполнительной власти. В ней неизбежно скрыты альтернатива проводимой политике и тенденция к трансформации СФ в альтернативный федеральной исполнительной власти центр. Реальные возможности для этого есть – даже не в силу формального места данной палаты, а уже потому, что именно в ней сосредоточены держатели изрядной части региональных ресурсов – материальных, административных, политических.

До сих пор в Совете Федерации доминировала первая логика.

Ключевой вопрос июня – преодолим ли кризис СФ внутри закрепленной Конституцией политической системы и сложившейся системы принятия и реализации решений. Представляется, что выработка сбалансированной единой позиции членов Совета Федерации по данному вопросу может стать главным конструктивным результатом чрезвычайной сессии СФ. Поскольку именно на плечи этого государственного института может внезапно выпасть тяжелая и ответственная доля (независимо от желания самих сенаторов) – стать ключевым государственным институтом новой политической эпохи.

А.БАХМАНОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
УЧЕНЫМ ОТСТУПАТЬ ДАЛЬШЕ НЕКУДА
СУРРОГАТНЫЙ МИР
БЕС НАРКОТИКОВ
И оденье узкую юбку, чтоб казаться еще стройней
А ВЫ ДРУЗЬЯ, КАК НИ САДИТЕСЬ…
Народные приметы
“Яблоки” с грядки
ВОЛК НЕ МОЖЕТ НАРУШИТЬ ТРАДИЦИЙ
УРОКИ АЛБАНИИ: ВЗГЛЯД ИЗ КАЗАНИ
Последствия повышения ставки рефинансирования Центробанка
Белой акации гроздья душистые любят и окунь, и лещ, и плотва
ОЛИМПИЙСКИЙ МАКСИДРОМ
ИТОГИ “РЕЛЬСОВОЙ ВОЙНЫ”
Как надоело жить в обмане!
Что на пользу, что во вред
ЭСЕРЫ СОВЕРШАЛИ ТЕРАКТЫ. НО БЕЗ ФАННИ КАПЛАН
АКЦИИ ПРОТЕСТА В РЕГИОНАХ РОССИИ
Спите спокойно!
КОМУ НУЖНА ДЕВАЛЬВАЦИЯ РУБЛЯ?
Почему белорусы доверяют своему президенту


««« »»»