Государство как частное предприятие с органической безответственностью

“Бюджет должен быть реальным”, – провозглашают радикал-реформаторы, а вместе с ними – президент Ельцин. Научная и практическая ценность данного постулата не намного превосходит “классический” тезис: “Экономика должна быть экономной”. Что такое “реальный бюджет”? Для меня реален тот бюджет, который позволяет – хотя бы на минимально допустимом уровне – обеспечивать насущные потребности страны в области экономического и социального развития. Для радикал-реформаторов “реальным” является тот бюджет, который удается собрать в виде налогов за вычетом того, что удается украсть. Причем, собирают с каждым годом все меньше, а крадут все больше.

Подобный “реализм” обычно связывают с очевидной импотенцией нынешней власти, ее неспособностью сменить тупиковый экономический курс. Но это только часть правды. Важнейшим мотивом всей деятельности российских “реформаторов” является стремление уйти от ответственности за судьбы страны. Сокращающийся, как шагреневая кожа, бюджет – лишь один из механизмов реализации этого намерения.

СВОЯ НОША НЕ ТЯНЕТ

Для государственного деятеля забота о благе страны, подчинение личных интересов идее служения Отечеству – аксиома. Но когда вместо государственных деятелей у кормила власти оказываются люди с психологией мелких лавочников – разрушительные процессы в государстве становятся неизбежными. Власть, по известному выражению И.Ильина, начинает использоваться для “кормления”, а не для служения. Другая сторона данной психологии – “пофигизм” (термин демократа Аркадия Мурашева) – предельное равнодушие к социальным проблемам страны и самим перспективам ее выживания.

Реформаторы последовательно и напористо решают две свои основные задачи, четко их разграничивая. Задача первая -– добиться полного контроля над управлением выгодными им сферами экономики. Вторая – освободиться от ответственности за все остальные социально-экономические процессы. Они не хотят отвечать за почти трехкратный спад промышленного производства, безработицу, техногенные катастрофы, многократное снижение уровня жизни россиян, превышение смертности над рождаемостью. Их не интересуют ни миллионы безработных, ни сотни тысяч беспризорных детей, ни сельские учительницы, получающие зарплату водкой, ни роющиеся в мусорных ящиках пенсионеры. У властьимущих есть свой круг интересов – узкий и жестко очерченный. Их интересуют нефть, газ, никель и другие полезные ископаемые, которые можно выгодно (для себя) продать; нефтяные, металлургические, телекоммуникационные компании, которые можно не без пользы (опять же для себя) приватизировать; крупные банки, некоторые из которых можно “любить” больше, чем другие (конечно же, с выгодой для себя). Их, наконец, интересуют получаемые от МВФ и Всемирного банка кредиты, которые можно делить, извлекая при этом очень большие личные дивиденды. Вот она – та “зона интересов”, в которой собираются оставаться нынешние реформаторы. Вполне логично, что вся их деятельность направлена на то, чтобы любыми путями отгородиться от остальных проблем экономики России и ее граждан. И ведь отгородились!

ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК ПРИВАТИЗАЦИИ

Как же удалось реформаторам, а это государственные чиновники самого высокого ранга, освободиться от ответственности за неисполнение важнейших государственных функций? Почему никто не ответил персонально за экономический кризис, развал производства, безработицу, невыплату зарплат, уничтожение социальных гарантий?

Ответ прост: все это достигнуто путем приватизации. Той самой, которая должна была, по заверениям, превратить бедных россиян в процветающих собственников, а на деле сделала народ нищим и окончательно бесправным. Заманчивая рекламная упаковка нужна была властьимущим только затем, чтобы скрыть личную корысть, желание ухватить лакомые куски и освободиться от балласта. Балластом оказались тысячи предприятий, учреждений культуры и здравоохранения, вооруженные силы и прочее, прочее. Берите, люди добрые, что нам не гоже, и сами обо всем заботьтесь. Приходится признать, что фокус удался.

Приватизация была проведена “высокопрофессионально” – недаром этим занимался “лучший администратор” в России и будущий “лучший министр финансов мира”. В большинстве случаев 51 процент акций был передан в руки трудовых коллективов. А дальше, заявили радикал-реформаторы трудящимся, делайте, что хотите! Хотите – перепрофилируйте производство и вместо “ненужных” тракторов производите, скажем, кассовые аппараты. Нет оборотных средств – берите кредиты. Не можете возвратить – объявляйте себя банкротами. Нет денег на зарплату? Но при чем здесь государство? Вы же – акционерное общество!

Ложью были все разглагольствования о том, что после приватизации предприятия автоматически станут работать прибыльнее и эффективнее. В большинстве случаев приватизация стала последним ударом, отправившим в “нокаут” и без того “избитые” экономическими проблемами предприятия. Федерация независимых профсоюзов России провела социологические исследования на 10 тысячах предприятий в 60 регионах России, охватив 30 отраслей народного хозяйства. По их данным, на 70 процентах предприятий (видимо, не входящих в сферу реформаторских интересов) численность работающих сократилась в 3-5 раз, среди самих предприятий стало в 4 раза больше убыточных, а у каждых двух из трех работающих снизилась социальная защищенность. На вопрос, кто выиграл от стремительной приватизации, а кто проиграл, 97 человек из каждых ста опрошенных ответили: с барышами оказались директора, банкиры и “малиновые пиджаки”, а трудовой люд остался с носом.

Полнейший провал приватизационной политики в России, приведшей к гибели отечественной промышленности и расцвету экономической преступности, нисколько не обескуражил радикал-реформаторов. Заявляя о “неизменности избранного курса”, они “недрожащей рукой” готовят новые приватизационные проекты, на сей раз – по распродаже систем жизнеобеспечения. Блокирующий пакет РАО “ЕЭС России” вот-вот окажется в руках иностранного собственника. Для “реформаторов” это означает уход от еще одной тяжкой ответственности – за выживание страны.

АНКОР, ЕЩЕ АНКОР!

Приватизация производственных объектов стала только первой ласточкой “реформ”, скрытый смысл которых состоит в постепенном отказе государства от выполнения свойственных ему функций. “Успешно” приватизировав предприятия, радикал-реформаторы по той же методике решили “осчастливить” граждан, позволив им практически бесплатно приватизировать собственную жилплощадь. Благодарный народ легко смирился с тем фактом, что кто-то бесплатно получил комнату в коммуналке в “хрущобе”, а кто-то хоромы в престижном доме. Что поделаешь, еще Маяковский говорил: “Одному бублик, другому – дырку от бублика. Это и есть демократическая республика”.

Итак, все мы некоторое время наслаждались приватизированным жильем, причем для многих из нас это жилье было и остается единственной частной собственностью. А потом нам ненавязчиво объяснили, что помимо квартир мы получили “в собственность” заботы о грязных подъездах, вывозке мусора, замене ржавых труб и многом другом. Суть оказалась в том, что сегодня жилищно-коммунальное хозяйство на 30-70 процентов дотируется из бюджетов разных уровней. Однако в скором будущем нам предлагается платить за жилищно-коммунальные услуги по полной стоимости, в соответствии с проводимой реформой. Платить мы не будем – нечем, и это очевидно. Но счастье для радикал-реформаторов не в деньгах, а в “сбросе” ответственности. Теперь за состояние жилищного фонда будут отвечать сами граждане, объединенные в кондоминимумы. Они самостоятельно будут искать на “свободном и конкурентном” рынке ремонтные организации и сами же оплачивать их труды. Не смогут? Но это ИХ проблемы! Государство ни за что не отвечает!

Итак, молодые реформаторы единым махом избавились от ответственности за промышленность и за жилищно-коммунальное хозяйство. Вряд ли стоит напоминать, что за сельское хозяйство в нашей стране уже давно никто не отвечает. Остается сущая ерунда: здравоохранение, образование, культура. Здесь проблема “сброса” ответственности решается наиболее радикально. За здоровье быстрыми темпами вымирающих россиян теперь отвечает (во всяком случае материально) не государство, а Фонд обязательного медицинского страхования. Но если кто-то по наивности еще полагает, что наличие такого фонда гарантирует ему бесплатное медицинское обслуживание, он сильно заблуждается. Потому что средства из означенного Фонда успешно перекачиваются в частные страховые компании, а несчастным пациентам больниц и поликлиник приходится оплачивать не только проведение исследований и услуги персонала, но и питание, и стоимость самых необходимых лекарств. А если вам повезет и вдруг отыщется спонсор, готовый оплатить, скажем, операцию вашего ребенка, то государство не постесняется еще и обложить вас налогом со всей суммы оплаченного лечения.

СВОБОДНЫ? ПЛАТИТЕ!

Лишь на словах остается бесплатным образование. Не только частные, но и государственные высшие учебные заведения практикуют платную сдачу и пересдачу экзаменов, проведение лабораторных работ и т.д. Неимоверно высоки цены в частных школах. Но даже если ваш ребенок учится в бесплатной государственной школе, это отнюдь не означает, что ваш кошелек свободен от посягательств со стороны школы. По данным столичного комитета образования, обучение ребенка в самой обычной школе обходится московской семье в 105 – 570 тысяч рублей в месяц.

Высокий уровень образования до недавнего времени оставался чуть ли не единственной “козырной картой” в нашем соревновании с развитыми странами мира. Но что мы будем делать завтра, если уже сегодня 5 миллионов детей не посещают школу? Впрочем, и этот вопрос не волнует радикал-реформаторов, которые открыто заявляют, что об образовании детей должны заботиться родители. Заместитель министра образования г-н Асмолов приводит в качестве примера для подражания одну из московских школ, где родители сообща помогают школе решать любые проблемы. Вот только забывает г-н Асмолов упомянуть о том, что вступительный взнос в эту школу составляет 10 тысяч долларов, а ежемесячная плата за обучение – 500 долларов. Не упоминает он и о том, что в этой замечательной школе учится немало деток наших “малооплачиваемых” государственных чиновников.

От ответственности за судьбы культуры радикал-реформаторы и вовсе отказались с легкостью необыкновенной, сначала обрадовав деятелей культуры долгожданной свободой творчества, а потом заявив: выживайте, как хотите. Бюджетное финансирование культуры непрерывно сокращается: на 18 процентов в 1995 году, еще на 56 процентов – в 1996-м. Не далее, как на прошлой неделе развернулся очередной скандал вокруг Третьяковской галереи, охрана которой неожиданно покинула свои посты из-за отсутствия финансирования. Результат подобной политики – деградация культуры и общества. Но и это не волнует радикал-реформаторов, решивших для себя в очередной раз проблему “сброса” ответственности.

Можно и дальше перечислять те сферы, за которые радикал-реформаторы не желают отвечать. Например, Вооруженные Силы. Как таковые они радикал-реформаторам и вовсе не нужны – достаточно органов внутренних дел для поддержания внутренней стабильности. Еще бы: весь мир так любит “демократическую Россию” и так жаждет ей помочь! Вот только Соединенные Штаты для чего-то разрабатывают новую военную доктрину и перевооружают свою армию на основе суперсовременных технологий. Наверное, им просто деньги некуда девать. Ну а нам Вооруженные Силы, конечно же, надо радикально сокращать. Одна беда: сокращение тоже стоит денег. А где их взять? Средств, выделяемых из бюджета, хватает лишь на зарплату военнослужащим. Прямо замкнутый круг: “чего не хватишься, ничего у них нет”.

Короче, в сфере “ответственности” радикал-реформаторов остаются только те “лакомые кусочки”, которые могут принести дивиденды в личный, а отнюдь не в государственный бюджет. А посему последний непрерывно сокращается, вызывая восторг у либерально мыслящей публики “реальностью” государственных расходов. Такой бюджет является индульгенцией на безответственность, по принципу “на нет и суда нет”.

На самом деле, суд, конечно, будет. И наступить “судный день” может много раньше, чем представляется радикал-реформаторам. Беда лишь в том, что платить по счетам нынешних правителей России придется всем ее гражданам. И это будет платой не только за чужую безответственность, но и за собственные долготерпение и инертность.

Мартин ШАККУМ

председатель Социалистической

народной партии России


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Как отсутствие президента Ельцина может повлиять на российскую политику
С протянутой рукой
Как Вы оцениваете пятилетку Виктора Черномырдина?
Хроника партийной жизни
Ты не думай, что я невнимательный!
Президентские градусы как фактор политики
СНПР поддержала акцию протеста Российских профсоюзов
Великий и страшный
Право на скучную жизнь…
Снегурочкам на заметку к новогоднему столу
Акции протеста в регионах России
Пульс времени
На каком замке границы?
Ловить лучше лежа…
Герои нашего времени
Победил Юрий Лужков


««« »»»