Рыночная девушка

Каждая женщина любит мужчину по-своему. Кто-то беззаветно, кто-то страстно, кто-то по привычке. Но есть особый тип женщин, для которых мужчина – путь к счастливой жизни, источник дохода и обеспечитель общественного положения. Такие барышни живут не столько с мужчиной, сколько за его счет.

Юля окончила филфак в небольшом городе, как и большинство своих сокурсниц, дамой незамужней. Мужчины, встречавшиеся на ее пути (в основном – бедные студенты), никак не подходили под ее стандарт мужа – человека не обязательно солидного, но желательно с “мерседесом” и шикарной квартирой. Перспектива встречи такого жениха в средней школе (именно там ее ждали после распределения) представлялась мало реальной.

Юля хотела жить хорошо. В понятие “хорошо” входила жизнь с картинок импортных журналов. А при этом она четко осознавала, что ни банкиршей, ни какой другой бизнесменшей ей стать не суждено. Оставалось только одно – жить за счет мужчин. И этих мужчин ей предстояло найти.

Испытывать судьбу Юля не стала, плюнула на распределение (надо сказать, совершенно условное) и решила найти работу поинтереснее. Несколько месяцев прошли в безрезультатном поиске, но Юля не из тех, кого можно было испугать трудностями. Она верила, что они временные. И правда, ей повезло. Как-то случайно встретила знакомых по университету журналистов, а они предложили поработать диктором на местном телевидении. Большого заработка не обещали: первый в городе коммерческий канал только открывался, да и вообще на провинциальном телевидении денег всегда было не густо. “Зато тебя увидит весь город!” – обольщали Юлю.

Через некоторое время Юлю действительно знали в лицо почти все. Канал крутил пиратские фильмы, а Юля в перерывах читала объявления. Юное, симпатичное, надменное личико девушки, знающей себе цену, заметно отличалось от постных лиц дам бальзаковского возраста, появлявшихся на государственных каналах. К тому же Юля стала объектом пристального внимания жительниц города: она каждый день меняла наряды. Телезрительницы ахали, но только Юля и очень немногие знали, что все блузочки и свитерочки, пестрящие с экрана, она выпрашивала у родственников и знакомых. Юля настолько заинтриговала скучающую провинциальную публику, что местная молодежная газета сделала с ней интервью как с молодым дарованием. Атмосфера вокруг Юли стала накаляться и вот-вот должна была наступить разрядка.

Поговорка “на ловца и зверь бежит” в Юлином случае сработала идеально. Ей заинтересовались сразу двое мужчин. Слава был знаком с Юлиными друзьями, а Сергей был то ли приятелем, то ли партнером директора телеканала. Когда они увидели ее по телевизору, каждый сказал себе: “Она должна быть моей”. Что привлекло их в ней? Конечно, не одна только молодость или хорошая фигурка. Может быть, в ней чувствовался вызов, который она бросала мужчинам. Они этот вызов приняли.

Когда Юле рассказали о ее заочном воздыхателе Славе, что он молод, красив: высокий, стройный, зеленоглазый, добрейшей души человек, она, не дослушав, перебила: “А квартира у него есть? А машина?” Все это у него, директора небольшой фирмы, было. Но квартира самая обыкновенная, машина поддержанная. Сергей был тоже директором, но совместного предприятия. Очень богат. В первый же день знакомства он привез на телевидение в подарок Юле бутылку шампанского за 400 долларов. Только по возрасту его больше подходило называть по отчеству Сергей Петрович, да и весь вид не оставлял сомнений в происхождении его богатств: лицо бульдожье, глаза пустые, сам маленький, толстенький. Юля не стала мечтать, как Агафья Тихоновна, что если бы к внешности и молодости Славы прибавить доход Сергея, то вышел бы замечательный кавалер. К тому времени она точно знала, что чудес на свете не бывает, если только эти чудеса не сотворить самой. Она даже не стала мучительно выбирать, кто же, Слава или Сергей, ей нравится больше. Она решила встречаться с обоими.

В не очень-то большом городе, где почти все бизнесмены так или иначе знали друг о друге, Юля умудрилась все устроить так, что ни Сергей, ни Слава не догадывались о своем соперничестве. Сергей часто уезжал в командировки за границу. Это время Юля проводила со Славой. Когда же Сергей возвращался, она объявляла Славе, что уезжает в деревню ухаживать за больной бабушкой. Сергей водил Юлю по ночным клубам и казино, дарил шубы: то песцовую, то норковую, то лисью. Слава ограничивался походами в недорогие ресторанчики и подарками из области парфюмерии. Такая жизнь “на лезвии ножа” продлилась с год. И тут оба поклонника, будто сговорившись, стали настаивать на совместном проживании. Юля подумала и вышла замуж за Сергея. Подруги не знали, то ли ей завидовать, то ли ее жалеть.

После свадьбы Юлю в городе видели редко: зиму она проводила в Швейцарии, лето – на Канарах, весну – в Париже. А когда возвращалась, то говорила: “Почему-то мне всегда очень хочется домой”. Ей было скучно. Она все чаще стала вспоминать веселое время ее работы на телевидении. Тут еще случилась неприятность: финансовые дела мужа пошли не лучшим образом, он намекнул, что неплохо бы на время пожить скромнее. Именно тогда она случайно на улице встретила Славу. И жизнь как будто повернулась вспять. Теперь уже Сергею она говорила, что уезжает в деревню к больной бабушке. А один раз пропала совсем.

Пропал из города и Слава со всеми своими капиталами, да еще прихватив взятые кредиты. (Пока Юлька моталась по Парижам со своим богатым муженьком, Слава, вволю попереживав, все же развивал свою фирму и достаточно разбогател.) Его друзья восклицали: “Ну надо же что с порядочным человеком эта проклятая баба сделала!” Некоторое время от беглецов не было ни слуху, ни духу. А потом выяснилось, что обосновались они в столице. Слава нашел там хорошую работу, а Юля устроилась на телевидение.

И тут можно было бы написать “happy end”, но Юлькина жизнь не терпит спокойствия. То ли работа Славы оказалась не настолько хороша, как казалось, то ли перед Юлей мелькнула более выгодная перспектива, только решила она со своим спутником расстаться. Повстречала нового поклонника, пообещавшего купить ей квартиру и помочь занять хорошую должность на телевидении. “Не надоело тебе от одного мужика к другому бегать?” – спросила ее как-то подружка. “Покой мне только снится!” – бодро ответила Юля. А потом, подумав, добавила: “Иногда мне кажется, что все это не со мной происходит, а с какой-то героиней, которую я выдумала. Я же все время играю. Играю в чувства, играю в любовь. Я днем и ночью – не сцене. А с некоторых пор мне стал сниться один и тот же сон: будто я влюбилась в какого-то страшненького, хиленького, бедненького мужичонку. Я к нему прихожу домой, а он меня от себя гонит. Я долго плачу, а потом подбегаю к окну и прыгаю. Ты не знаешь к чему бы это?”

Вероника БАРАБАШ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Побольше сухости… и ясности
Жадность ее погубит
Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать. Тем более за хорошую цену
Рога и копыта
Надувательство в ажуре
Весной все в дело пойдет
Хроника партийной жизни
Президент не выполнил своих письменных обязательств перед Думой
Смертельные болезни российской медицины
Чудище обло, озорно, стозевно…
Точка зрения рязанцев
ГОРА РОДИЛА МЫШЬ – так можно оценить итоги урегулирования правительственного кризиса
Как разрешить трудовой спор?
Не отказывайтесь от рогов, если вам их предлагают на Алтае
Акции протеста в регионах России
Оккупация без единого выстрела
Разъяснения о порядке учета членов СНПР и выдачи партийных документов
Как гадкий утенок превратился в лебедя
Не видно ходоков за землей
Мешай дело с бездельем
Уважаемый председатель редакционного совета!
Я тебя породил…


««« »»»