Не отказывайтесь от рогов, если вам их предлагают на Алтае

“Панты – молодые неокостеневшие растущие рога взрослых самцов маралов, изюбрей и пятнистых оленей. Снаружи покрыты кожей с нежным коротким бархатистым волосом. Панты используются для приготовления лекарственного средства пантокрина”.

Из Биологического

энциклопедического словаря

Издавна охотники, подстрелив оленя-марала, прокалывали его рога и пили чудодейственный сок, многократно повышающий мужскую силу. Сейчас поймать марала не так-то легко, почти все олени оприходованы хозяйствами, а их рога – ценный товар, который пользуется бешеным спросом у представителей сильного пола. В одном из таких хозяйств побывала наш корреспондент.

Дорога до мараловодческого хозяйства неблизкая, путь лежал далеко в горы. На равнине в рогах марала – пантах – заводятся вредители, поэтому разводить оленей можно только на высокогорье. Более-менее приличную дорогу вскоре сменили горные тропы с шаткими мостами через быстрые речки. Названия говорили сами за себя, один Чертов мост, например, чего стоит! Я не заметила, как начались оленьи пастбища, огороженные металлической сеткой. Олени по осени безрогие, а потому казались беззащитными, когда подбегали к ограде.

Рога у маралов начинают пилить с четвертого года жизни, обычно в июне. Оленеводы “на глазок” определяют, кого из стада можно гнать в первую очередь. Затем на лошадях по одному загоняют животных в специальный туннель, длиной 30 метров. Оттуда перепуганный марал попадает в небольшое помещение с проваливающимся полом, так, чтобы на поверхности осталась лишь голова с рогами. Оленю завязывают глаза, чтобы меньше боялся и ручной пилой отпиливают ценное украшение. Говорят, очутившись на воле, марал первым делом оглядывается, ищет свои рога и только после этого стремительно убегает на пастбище. Неправда, что олень не чувствует при этом боли, животные кричат от страха и боли: ткань еще не ороговела, по ней течет кровь. Собственно говоря, эта кровь и является чудодейственным лекарством.

Спилить рога – еще полдела. Надо их законсервировать и приготовить к употреблению. Самая сложная работа – варка пантов – ничего общего с приготовлением супа не имеет. Вот как описывает процесс пантовар Антонина Васильевна Соспакова, которая варит рога с 1965 г.: “Вода должна быть такой температуры, чтобы внутри пантов было не больше 60 градусов, иначе химический состав крови изменится. Через тридцать секунд специальными вилами рога вынимаются – “отдыхают”, потом – снова в воду. Так несколько раз. Учитываю размеры пантов: некоторые надо держать в воде сорок секунд, другим достаточно двадцати пяти”. Некачественный пант при разрезании блеклый, хороший – коричнево-красный.

Не надо объяснять читателям, что у алтайских пантоваров нет ни специальной техники, ни дорогостоящей аппаратуры. Все делается “на глазок”, по интуиции. Как-то раз в Ильинское приехали фермеры из Новой Зеландии, поглядели на технологию и – ахнули! Предложили совхозу поделиться опытом. Да разве алтайка поедет куда-нибудь со своей земли? Отказалась и не жалеет.

Когда заканчивается срез пантов, оленеводы чинят изгороди, развозят по пастбищам корма и соль. В оленеводческой бригаде, где я побывала, работает 22 человека, 6 из них – женщины.

Теперь – о деньгах. Зарплата оленевода – 150 тыс. руб. плюс 40% надбавки. Александра Васильевна получает на руки около 200 тыс. руб. У нее двое детей, сын работает в этом же хозяйстве трактористом, дочь недавно закончила девять классов и тоже пойдет работать – учить ее нет денег. “Говорят, наше дело прибыльное, – рассуждает Соспакова, – но чего-то мы денег не видим. Говорят, наши панты дорого стоят, а я больше двухсот тысяч никогда в руках не держала”.

Хозяйство продает панты за валюту: килограмм двухконцовых рогов стоит 500 долл., трехконцовые дешевле – 265 долл. В этом году заготовлено 536 кг рогов. Мараловодство кормит весь совхоз, спору нет – разводить оленей выгодно, но одними рогами сыт не будешь. Прибыль, полученная оленеводами, идет на закупку кормов для скота, на оплату долгов, на уплату налогов. Вот и получается, что хозяйство, занимаясь выгодным делом, едва сводит концы с концами.

Продукция с содержанием концентрата из пантов стоит на нашем рынке недешево: бальзамы от 15 до 100 тыс. руб., пантогематоген – от 12 – 14 тыс., пантокрин – от 14 тыс. Но какие деньги не заплатишь за любовное зелье? Тем, кого традиционный набор снадобий не устраивает, советую летом отправиться в Горный Алтай и искупаться пару раз в воде, где варят панты. Бесплатная пока процедура, а эффект от нее необыкновенный. Правда запах, как уверяет Александра Васильевна, не самый приятный, зато каков результат!

На прощание хотелось увести рога, но их уже сварили и продали. Пришлось довольствоваться копытом оленя, которое отыскалось на стоянке мараловодов.

Наталья ЛИХАЧЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Не видно ходоков за землей
Мешай дело с бездельем
Уважаемый председатель редакционного совета!
Я тебя породил…
Побольше сухости… и ясности
Жадность ее погубит
Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать. Тем более за хорошую цену
Рога и копыта
Надувательство в ажуре
Рыночная девушка
Хроника партийной жизни
Весной все в дело пойдет
Смертельные болезни российской медицины
Президент не выполнил своих письменных обязательств перед Думой
Точка зрения рязанцев
Чудище обло, озорно, стозевно…
Как разрешить трудовой спор?
ГОРА РОДИЛА МЫШЬ – так можно оценить итоги урегулирования правительственного кризиса
Акции протеста в регионах России
Оккупация без единого выстрела
Разъяснения о порядке учета членов СНПР и выдачи партийных документов
Как гадкий утенок превратился в лебедя


««« »»»