“Символ веры” либеральной интеллигенции

– Анатолий Чубайс – один из немно-гих, кого нельзя поймать ни на воровстве, ни на хищениях, ни на обмане.

– И у Вас нет сомнения, что Чубайс – человек честный?

– Абсолютно.

Из интервью Булата Окуджавы

Бывший руководитель советской внешней разведки Леонид Шебаршин дал определение честного человека в “новорусском” понимании: честный человек – это тот, кто не врет без необходимости.

Почему я вспомнил об этом “критерии”? Дело в том, что сегодня для нашей российской интеллигенции нет проблемы актуальней, чем прояснение вопроса о том, честный человек Анатолий Борисович Чубайс или нет. При-чем самые что ни на есть престижные издания предоставляют для этой, с позволения сказать, полемики лучшие свои страницы. Совсем недавно быв-ший лидер бывшего демократического движения Лев Пономарев (помните, была такая “сладкая парочка” радикальных демократов – Лев Пономарев и Глеб Якунин?) ни с того ни с сего выступил на страницах “Независимой газеты” со статьей “Не верю реформаторам”. Название, что называется, говорит само за себя. Разуверился Лев Александрович в проводимых “де-мократами” либеральных реформах. Оно и не удивительно – г-н Пономарев, помимо того, что он демократ, еще и ученый-физик. А ученый не может неопределенно долгое время пребывать в состоянии ослепленности собс-твенными умозрительными построениями, когда уже всем ясно, что они противоречат фактам. Рано или поздно наступает отрезвление. Если, ра-зумеется, речь идет о настоящем ученом, а не о каком-нибудь Лысенко.

В общем, демократ разочаровался в российской “демократии”. И – что характерно – лично в г-не Чубайсе. Строго говоря, в этом нет ниче-го удивительного. Не он первый. Даже, можно сказать, далеко не первый – в том смысле, что многие другие сделали это раньше. Но, как извест-но, лучше поздно, чем никогда. Беда, однако, в том, что подобно средневе-ковой инквизиции, не прощавшей никому отпадения от “истинной веры”, бывшие “братья по реформам” (пока еще не разочаровавшиеся) не смогли простить Льву Пономареву его “отступничества”. Не прошло и двух не-дель, как в той же “Независимой газете” появилась “отповедь” члена По-литсовета гайдаровского “Демвыбора” Владислава Морисовича Вишнеполь-ского под характерным заголовком: “Не верю неверящим”.

Облачаясь в тогу адвоката “обиженного” Львом Пономаревым первого вице-премьера, г-н Вишнепольский пишет: “Вы не восторгаетесь оборотис-тостью Чубайса, а я восторгаюсь. Он использовал свой интеллект, зна-ния, опыт, организационные способности, чтобы заработать деньги для своей семьи, а мы с Вами не сумели. Вина ли в этом Чубайса? Вы обвиня-ете его в том, что таких среди советских интеллигентов оказалось 2 – 3 процента. А сколько должно бы быть? По мировой статистике – 5 – 7 про-центов. Однако вышло меньше, потому что советская власть держала ин-теллигенцию в нищете, но, с другой стороны, эту нищенскую пайку гаран-тировала всем. И потому значительное число работников НИИ, КБ, проект-ных организаций на службе вязали, гоняли чаи и бегали по магазинам в поисках съестного. 70 – 90 процентов продукции этих организаций было никому не нужно, и в них создавалась лишь видимость работы. Так что грех обижаться на Чубайса. Вкалывать надо”.

Я привел столь обширную цитату не случайно. В ней исключительно точно выражены принципы, стиль и образ мышления, присущие нашей “либе-ральной интеллигенции”. Вот на них-то я и остановлюсь подробнее.

Принцип первый: “Верую, ибо верить в это нелепо”. Для любого человека, находящегося в здравом уме и твердой памяти, а не пребывающе-го, скажем, в состоянии гипноза или массового психоза, совершенно оче-видно, что даже если доля “оборотистых чубайсов” в российском обществе возрастет не просто до 5 – 7, а, скажем, до 70 процентов от всего на-селения, национального богатства в стране не прибавится. “Социалисти-ческая Россия”, равно как и “Известия”, “Независимая”, “Огонек” и ряд других изданий уже писали – и это неопровержимо установлено, – что источник доходов Чубайса – это спекулятивная игра на рынке ГКО. А в игре , как известно, все игроки не могут остаться в выигрыше. Никто же не станет рассматривать, скажем, игорные дома в качестве источника бо-гатства нации. Даже если там, как в известной песне, “день и ночь идет игра и расходятся с утра”.

Источник реального богатства страны – реальное производство, а не финансовые спекуляции. Прежде всего производство, высокотехнологичное и наукоемкое. Когда экспортируется не нефть, алмазы, газ, никель, а “овеществленные” интеллектуальные ресурсы. Есть, например, в Москве фирма, уже десять лет в условиях всевозможных “реформ” производящая медицинское оборудование, в том числе – для диагностики и лечения зло-качественных опухолей. Не буду ее называть, дабы не быть заподозренным в скрытой рекламе. По всем параметрам ее продукция превосходит зару-бежные аналоги. Даже, что невероятно, – по программному обеспечению: у американцев электронные блоки для аналогичных аппаратов занимают шкаф высотой до потолка, у нас же помещаются в “дипломате”. И все потому, что в Штатах программированием занимается целая группа узких специалис-тов и каждый пишет свою часть программы, которые потом “состыковывают-ся”, а у нас – всего один умелец, который и в математике силен, и представляет, как перемещаются атомы под воздействием магнитного поля. На Западе таких специалистов просто не готовят. Вот когда Россия осво-ит подобную продукцию во всех отраслях промышленности, она и будет “впереди планеты всей” и народ наш заживет богато. А не тогда, когда вся интеллигенция пойдет в “игорный дом им. г-на Чубайса”. Но наши ин-теллектуалы этого понять не в силах. Наверное, потому, что в наших СМИ тон задает так называемая “гуманитарная интеллигенция”, которая с физикой и ма-тематикой не в ладах и которая искренне полагает, что чем больше в го-сударстве богатых людей, тем богаче само государство. А источник бо-гатства значения не имеет.

Принцип второй: “Из тени в свет перелетая”. В представлении оте-чественных “либеральных интеллигентов” вся советская эпоха – сплошной мрак, тлен, распад: нищета, очереди, голод, репрессии. А эпоха “либе-ральной демократии” – нескончаемый “праздник жизни”. Вот и господин Вишнепольский сетует на нищету и “ненужность” интеллигенции при советс-кой власти. И не он один. Академик Гинзбург, вся блестящая научная де-ятельность которого прошла при советской власти, повторяет при каждом удобном случае: “бандит Сталин”, “когда вождь издох” и все в том же духе, словно сам он был не преуспевающим ученым, а узником ГУЛАГа. А ведь даже академик Сахаров, действительно несправедливо пострадавший от советской власти, признавал, что организация научных исследований на приоритетных направлениях при Сталине была уникальной – нигде и ни-когда в мире ученые не получали таких условий для своей работы. А что мы видим сегодня? Обратимся к мнению Виктора Бабкина – эксперта Коми-тета Государственной Думы по образованию и науке. Он пишет: “В бюджете 1997 года из 530 триллионов рублей расходной части было запланировано на финансирование науки 15,257 триллионов рублей, т.е. 2,8 процента (напомню, что в передовых странах этот уровень составляет до 10 процен-тов – притом, что и бюджет там несопоставимо больше – Н.К.). Из этой суммы всего лишь 6 процентов (около 1 трлн руб.) предусматривалось для финансирования собственно научного процесса, все остальное – это зарплата и содержание учреждений науки. Согласно проекту закона о сек-вестре, предлагается сократить именно эти 6 процентов, запланированных для финансирования научного процесса”.

Как тут не вспомнить слова академика Велихова: “Чем отличаются те страны, что отстали уже навсегда, от тех, что еще могут вырваться в лидеры? У первых нет науки”.

Г-н Вишнепольский сожалеет, что при советской власти 70 – 90 про-центов разработок НИИ были никому не нужны, а сотрудники этих учрежде-ний бегали по магазинам и пили чай. И не понимает, что научное твор-чество – это процесс штучный. Не могут стать все выпускники вузов эйн-штейнами, ландау и нильсами борами. Так никогда не бывает. Советская власть готовила научные кадры “с запасом”, с тем чтобы можно было отобрать лучшие. И эти лучшие после институтов шли в аспирантуру, ос-тавались на кафедрах, входили в передовые научные коллективы. А ос-тальные действительно “оседали” в НИИ. И эта система “естественного отбора” позволяла советской науке быть на самых передовых позициях в мире.

Поражает совет г-на Вишнепольского: вкалывать надо. Как Чубайс. А разве не “вкалывает” специалист, создающий программное обеспечение для тех аппаратов, о которых шла речь выше? Или оператор атомной электростанции? Или хирург, “шунтирующий” сосуды сердца? Неужели их труд менее ценен, чем финансовые спекуляции на рынке ГКО? Но чем-то не любы такие настоящие мастера своего дела нашей “либеральной интеллигенции”. У нее другие принципы.

Принцип третий: “Весь мир – театр”. При советской власти, по словам Ролана Быкова, “человек был выше денег”. Общество ценило чело-века труда. Нынешняя “либеральная интеллигенция” ценит “человека спек-такля”, шоумена, будь то в политике, искусстве или общественной жизни. Вот промелькнуло в прессе сообщение: хирург городской больницы разра-ботал методику удаления прежде неоперабельных злокачественных опухолей печени и кишечника и буквально “вытащил” с того света нескольких паци-ентов, которых врачи уже приговорили в Германии и США. Сенсация? Куда там: две статьи – и замолчали. Зато не сходят со страниц прессы и теле-видения лица “шоуменов” – Немцова, Лисовского, Якубовича, Жириновско-го, Березовского. О них мы знаем все – что едят, с кем спят, что дума-ют о теориях строения Вселенной и проблемах строительства трубопровода через Чечню. От них нет спасения. Видя их бесконечное бесовское мельтешение, хочется воскликнуть, подобно Понтию Пилату: “яду мне, яду!”

Принцип четвертый: “Мы стали жить лучше, значит – все стали жить лучше”. Был такой случай. Александр Лившиц – один из самых симпатичных наших либералов – давал интервью для одной известной телепрограммы. Пробежав взглядом вопросы, подготовленные редактором телепередачи, он нахмурился: “И где это вы такой “чернухи” о состоянии нашей экономики понакопали? “

– А разве это неправда? – спросил редактор?

– Ну, может быть, правда, – неохотно согласился Лившиц. – Но вот лично Вы, разве стали жить хуже?

– Да нет, пожалуй, не хуже, – замялся редактор.

– А я стал жить просто фантастически лучше, – гордо заявил извест-ный телеведущий.

– Вот видите, – обрадовался Лившиц,– он стал жить фантастически лучше. И не он один.

Советник по экономике не шутил. Он и вправду был уверен, что реформы осчастливили россиян. По крайней мере, большинство из них. А те, кто не “осчастливлен”, просто не научились “вкалывать”. Так как “вкалывают” они – советники, вице-премьеры, известные телеведущие. А виной тому – долгие годы советской власти, “угнетавшей” интеллигенцию.

Но даже этим “людям спектакля” – российской “либеральной интеллигенции” – хочется некоего “нравственного оправдания”. Они – разные. Одни давно живут по “принципам”, о которых писал Игорь Северянин:

“…Пьют и едят, едят и пьют

И в этом жизни смысл находят.

Надуть, напиться, обокрасть,

Растлить, унизить, сделать больно.

Какая ж им иная страсть?

Ведь им и этого довольно”.

Другие сохранили и честность, и благородство, и достоинство. Этим хочется думать, что куда-то они все же идут, и непре-менно к чему-то светлому, достойному и благородному. Куда идут они -того сами не ведают. Но тот, кто их ведет, знает куда и зачем. Этот “ведущий” для них – господин Чубайс. Он из их среды, он свой, он – со-циально близкий. И он, по определению, должен быть воплощением всех добродетелей. А если должен – то и есть. Это как “онтологическое дока-зательство” бытия Бога. Он – честен, неподкупен и непогрешим. И если в действительности это не так – тем хуже для действительности. К такому подходу не привыкать идейным наследникам тех, кто воспевал строитель-ство на человеческих костях Беломорканала, кто требовал смертной казни для “троцкистских вредителей, шпионов, диверсантов, убийц и отравите-лей”, кто отправлял письма Сталину с просьбой депортировать еврейское население, “спасая” его тем самым от “справедливого народного гнева”. Тех, кто снимал фильмы о “дорогом Никите Сергеевиче” и присуждал ле-нинские премии за эпопею о “Малой земле”. Тогда они, конечно же, “оши-бались”. Но сегодня они сделали “правильный выбор”. Как говорится, “проголосовали и выиграли”. Только кто же теперь им поверит?

Подпись к фото: Символ современности – марионетка на пьедестале.

Николай КОТИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Польза выеденного яйца
Российский центризм у разбитого корыта
Уроки похода на Москву
Путь честного слова всегда непрост
Кина не будет? ЗА ВОЗВРАЩЕНИЕ КИНОИСКУССТВА К НАРОДУ
Что сделать? К вопросу об идейных истоках партии
Московская одиссея
Деликатес от царевны-лягушки
Глыба державы покрылась десятками трещин…
Дмитрий Рогозин не боится драк
Получат ли дети России коробку из-под ксерокса?
Нужны воля, ум и любовь к народу
От Смоленска до Москвы прошли хозяева страны.
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Уж больно он грозен
Насколько эффективно действует Правительство в зоне осетино-ингушского конфликта?
Готовь закуску с лета
Без работы и науки
РОССИЙСКОЙ КОСМОНАВТИКЕ УГРОЖАЮТ НИЩЕТА И ЗАПАДНЫЕ КОНКУРЕНТЫ
Как был пойман жерех
Лук в чулане – здоровье в кармане


««« »»»