ОДИНОКИЙ ХОККЕИСТ С СОБАКОЙ

Читая жизнеописания тиранов прошлого – римских императоров или, допустим, Ивана Грозного, повествующие о бесконечных казнях, пытках, убийствах, зверствах и гонениях, иногда задаешься вопросом: а было ли все это в действительности? Или эти рассказы – плод воображения “либеральных мыслителей” – отголоски каких-то слухов, домыслов, мифов, воспоминаний людей, в чем-то, быть может, несправедливо обиженных той властью? Никто этого не знает и уже никогда не узнает. Как ни парадоксально, но прошлое действительно нигде не существует объективно: говоря об истории, мы имеем в виду отнюдь не науку, а своего рода аукцион версий, мифов, представлений, интерпретаций. Отбор производится в худшем случае на базе идеологических предпочтений, в лучшем – исходя из наибольшей логичности и “правдоподобности” той или иной версии.

А что если поставить себя на место будущего историка, изучающего жизнь и деятельность президента Белоруссии Александра Лукашенко? Без сомнения, основным материалом для будущего исторического исследования станут газетные публикации наших дней и записи телевизионных репортажей. Итак, что увидит будущий историк? Пробежимся лишь по заголовкам газетных статей: “Белорусская аномалия” (“Независимая газета”), “Гений лжи” (“Московские новости”), “Хайль Лукашенко!” (“Московский комсомолец”), “Sein kampf” (“Профиль”), “Интеграция от лукавого” (“Итоги”), “Фашист не может быть союзником” (“Новая газета”). Перечисление обвинений, выдвигаемых в этих и других публикациях против белорусского президента, пожалуй, заняло бы не один десяток страниц, но главные из них сводятся к следующему:

1. В Белоруссии подавляются права человека, запрещается независимое телевидение и оппозиционная пресса.

2. Лукашенко разогнал законно избранный парламент и навязал народу антиконституционный референдум.

3. Лукашенко не проводит рыночные экономические реформы, в частности массовую приватизацию, в результате чего белорусская экономика в плане структурных преобразований отстает от российской.

4. Лукашенко восхваляет Адольфа Гитлера и фашистские порядки.

5. Лукашенко хочет стать президентом единого российско-белорусского государства.

Не облачаясь в тогу адвоката белорусского президента, но и не надевая мантию прокурора, постараюсь рассказать лишь о личных впечатлениях, связанных с недавним посещением Минска и встречами с самим президентом Белоруссии и некоторыми ключевыми фигурами его администрации.

Включив телевизор в плохо отапливаемом номере правительственной резиденции, я с удивлением обнаружил, что в республике можно свободно смотреть программы ОРТ, ВГТРК, НТВ. Позднее я узнал, что репортаж г-на Доренко накануне референдума, который “пустил” аудиозапись одного из интервью Лукашенко, сопроводив ее видеорядом нацистских концлагерей, добавил белорусскому президенту как минимум 300 тысяч голосов. Белорусы – народ слегка упрямый и не любят, когда на них оказывают давление в грубой форме.

Сам Лукашенко утверждает, что эта пленка смонтирована “специалистами” из западных спецслужб. В конце концов если на пропагандистские кампании, направленные на развал СССР, Запад выделял около 30 млрд долларов в год, почему бы не ассигновать миллион – другой на фальсификацию, которая способна воздвигнуть преграды на пути российско-белорусской интеграции? По словам Лукашенко, один немецкий корреспондент, беседуя с ним, заявил, что в Белоруссии устанавливается единоличная диктатура. В ответ белорусский президент не совсем дипломатично заметил: Германия, мол, в свое время явила миру такой образец диктатуры, так что в устах немца подобные упреки выглядят как бы не совсем уместно. Журналист сразу обиделся и как-то сник. Лукашенко понял, что допустил вопиющую бестактность. Желая как-то поправить дело, он добавил примерно следующее: “Конечно, не все плохо было во времена правления небезызвестного Адольфа Гитлера. Был, например, порядок, который веками вырабатывался в германской нации и в те годы достиг своего наивысшего воплощения”. И что-то еще в том же духе. Дальнейшее – дело техники. “Ненужное” было отброшено, “нужное” – подмонтировано.

В свое время Троцкий, опровергая сталинские обвинения в том, что он является тайным руководителем фашистов и террористов на основании одного-единственного (и к тому же сфабрикованного) письма, резонно замечал: предположим, “обнаружится” письмо Диего Риверы, в котором тот признается в своих горячих симпатиях к Католической Церкви. Можно ли будет верить такому “документу”, если все творчество, вся жизнь художника свидетельствуют о его страстном, убежденном антиклерикализме? Ответ очевиден.

Так и в данном случае: в пользу гипотезы о “фашизме” Лукашенко свидетельствует исключительно упомянутая аудиозапись, против – все остальное. Именно Лукашенко добился переноса Дня независимости на 3 июля – день освобождения Белоруссии от фашистских захватчиков. “Предыдущая” дата Дня независимости, принятая в свое время под давлением белорусских националистов, – 27 июля странным образом совпадала с датой провозглашения на территории Белоруссии (27 июля 1942 года) гауляйтером Кубе фашистского протектората и создания марионеточного правительства. Лукашенко настоял на придании русскому языку статуса равноправного вопреки требованиям националистов.В республике не отмечено случаев дискриминации по национальному признаку.Где же здесь признаки фашизма? А вот с каких позиций выступают оппоненты Лукашенко. В Минске на стенах некоторых зданий до сих пор висят пожелтевшие от времени листовки, в которых говорится: “Минчанин! Если тебе дорога наша Родина, наша Беларусь, ты обязан придти 22 июня 1996 года на площадь Независимости. Мы должны не допустить объединения с имперской Россией. Наш путь не на Восток, а в Европу, вместе с братской Польшей и Литвой.С теми народами, с которыми мы жили в Великом княжестве Литовском. Объединение с Россией нужно только тем москалям, которые оккупировали нашу Родину и сейчас живут здесь. Беларусь для белорусов, а не для москалей. Свою землю мы будем защищать от фашизма с оружием в руках вместе с братьями украинцами. Мы должны последовать примеру великого чеченского народа, защищающего свою и нашу независимость. ПОЗДНЯК – НАШ БЕЛОРУССКИЙ ДУДАЕВ. ПУСКАЙ ИСЧЕЗНЕТ ПРОКЛЯТЫЙ РУССКИЙ НАРОД, РУССКАЯ КУЛЬТУРА И РУССКИЙ ЯЗЫК. 22 ИЮНЯ, В ДЕНЬ НАЧАЛА ВОЙНЫ, НАША ЦЕЛЬ – ПЛОЩАДЬ НЕЗАВИСИМОСТИ”.

Чуть ниже – инструкция по самостоятельному изготовлению напалма из бензина и мыла, организации грабежей, мародерства, уличных беспорядков.

А вот какие “стихи” публикует оппозиционная газета. Называется творение “Убей Президента!”

Убей эту гнусную сволочь… Возьми автомат иль топор, И вскрой эту голову “умную”, И выбрось в клоаку как сор…

Если отличительными признаками фашизма являются национальная и расовая ненависть, призывы к насилию и террору, идеологическая нетерпимость, то кто же является фашистом: белорусский президент или иные представители оппозиции? Белорусская оппозиция и российские демократы утверждают, что Лукашенко фальсифицировал итоги ноябрьского, 1996 года референдума. Нам не удалось найти этому подтверждения. Впрочем, результаты референдумов могут и не отражать реальных настроений в обществе. Не случайно эту форму “народного волеизъявления” так любили тираны – от Наполеона до Гитлера. Но давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Практически во всех республиках постсоветского пространства мы наблюдали одно и то же “историческое действо” – борьбу президента и парламента. В основе этой борьбы – объективная невозможность “коллегиального” правления в условиях системного кризиса. На Западе и президент и парламент – лишь инструменты “тонкой настройки” общества, в котором действуют давно отлаженные механизмы саморегулирования. В посттоталитарных обществах такие механизмы лишь предстоит создать. К сожалению, лишь немногие политологи и политики (Мигранян, Шаккум) обращали внимание на объективную невозможность “парламентаризма без берегов” в условиях перехода от административно-командной системы к рынку. По поводу “разгона” белорусского парламента Мартин Шаккум справедливо замечает, что в России аналогичные по содержанию события 21 сентября – 4 октября 1993 года унесли сотни человеческих жизней при…полном одобрении тех же самых политиков и теледеятелей (Явлинский, Киселев, Доренко), которые сегодня выступают в роли наиболее рьяных обличителей белорусского “тирана”.

Если в истории и есть что-то от позитивного знания, так это принцип историзма, предписывающий оценивать того или иного деятеля в контексте своего времени. Бесполезно упрекать, например, Петра Первого в неуважении к правам человека, исходя из критериев Евросоюза, или подходить к личной жизни Генриха Четвертого в соответствии с пуританскими стандартами современной американской политической морали. Те оценки, которые отечественные “светочи демократии” находят для Лукашенко, не встречаются в их устах ни в отношении генерала Дудаева, превратившего свою республику в “свободную бандитскую зону”, ни в отношении Шеварнадзе, распихавшего по темницам своих политических оппонентов, ни в отношении таких “выдающихся демократов современности”, как Туркменбаши или Ислам Каримов, ни в отношении “ревнителей прав русскоязычного населения” из руководства прибалтийских республик.

Из той же серии упреки в некоем “структурном отставании” реформирования белорусской экономики от российской. Поразительно, что совсем недавно к подобным упрекам присоединился президент Ельцин, за время правления которого промышленное производство сократилось на 60 процентов! В то же время в Белоруссии экономический спад практически остановлен: в республике регулярно выплачиваются зарплаты и пенсии, а главное – страна не идет по пути наращивания внутренней и внешней задолженности, в отличие от “передовой” России, уже вышедшей по объему внутреннего и внешнего долга на одно из первых мест в мире. Кто же от кого “отстал” и в чем?

Оппоненты упрекают Лукашенко в том, что он сделал из своей страны “зону повышенного риска для зарубежных инвестиций”. При этом забывают, что сама Россия по уровню привлекательности для зарубежных инвестиций находится на одном из последних мест в мире – где-то на уровне Замбии и Кот Д? Эвуар.

Даже непримиримые противники Лукашенко типа небезызвестного Адама Михника признают, что он не принадлежит ни к какой мафии или группировке. Белорусский “диктатор” очень одинок. Любитель хоккея, он не может собрать команду. Ведь за хоккеем последует сауна, застолье и – неизбежно – какие-то просьбы. А белорусский президент не хочет зависеть ни от кого. Вот и приходится играть в хоккей одному. Одинокий хоккеист на катке с клюшкой и собака, которую он научил гонять шайбу по льду. Неоновый свет, лунный свет, снег, охранники с автоматами. Картина, достойная “Осени патриарха”.

Лукашенко – настоящий харизматический лидер. Он прекрасно общается с народом. “Его нельзя выпускать на российское телевидение, – говорит о нем один из его, теперь уже бывших, сторонников. – Это будет пострашнее оружия массового поражения”. В то же время оппоненты старательно выискивают в его речах “ляпы”, охотно цитируют “перлы” типа:” Я буду перетрахивать все правительство”, “Белорусский народ будет жить плохо, но недолго”, “Я имею неограниченную, бешеную власть”. В свое время аналогичный прием был с успехом использован против Руслана Хасбулатова, говорившего по-русски куда правильнее иных “чисто русских” политиков. Сегодня на этом “ловят” отдельных российских деятелей. Впрочем, по сравнению со многими из них белорусский президент выглядит почти Цицероном.

Только безнадежно наивные или, наоборот, предельно циничные люди могут публично заявлять, что обеспечение свободы, демократии, прав человека во всем мире является приоритетным направлением внешней политики Соединенных Штатов. В свое время великий американский президент Рональд Рейган, полемизируя с теми, кто предлагал ввести экономические санкции против Сальвадора, где “эскадроны смерти” уничтожали ни в чем неповинных людей, прямо заявил, что от введения этих санкций права человека там не будут нарушаться меньше. А США в этом случае потеряют важного союзника. Не пора ли взглянуть правде в глаза: данные ценности насаждаются Соединенными Штатами только в тех государствах, которые пока еще не попали в орбиту их влияния. Они – не “цель в себе”, а инструмент расширения геостратегического и экономического влияния. Когда же к власти приходит очередной “их сукин сын”, на нарушения прав человека мгновенно закрывают глаза.

Один из сотрудников администрации президента Белоруссии сказал нам на прощание:”Если завтра Лукашенко объявит о полном разрыве с Россией и желании вступить в НАТО, а после этого запретит всю оппозиционную прессу и загонит на стадионы всех недовольных, в представлении западной пропаганды он все равно станет величайшим демократом”.

Только Лукашенко этого никогда не сделает. Но, может быть, это сделает кто-то другой, кто придет ему на смену? В США накоплен богатый опыт дестабилизации правительств, чья политика не соответствует их “национальным интересам”…

Николай ГУЛЬБИНСКИЙ,

главный редактор телепрограммы “Момент истины”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЗАВЕДЕНИЕ ЛЖИ
Освобожденные от влияния всемогущего государства
ЕСТЬ ЛИ МЕСТО НА НАШЕЙ ЗЕМЛЕ ДЛЯ НЕМЕЦКОГО МЕМОРИАЛА?
ПИСЬМА ЧИТАТЕЛЕЙ
CТО ДНЕЙ НА РАЗМЫШЛЕНИЕ?
АНТИСОЦИАЛЬНЫЙ НАЛОГ
БЕЛОРУССИЯ – СЕСТРА НАША
ОЗЕРНИНСКОЕ ВОДОХРАНИЛИЩЕ
СНГ: К СМЕНЕ ВЕХ
ФЕСТИВАЛЬ НАШЕЙ НАДЕЖДЫ
ИТОГИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НЕДЕЛИ
Алексей Баталов: Сегодня я заслужил на чай…
УСЛЫШАТ ЛИ В МОСКВЕ?..
КАЛЕНДАРЬ САДОВОДА И ОГОРОДНИКА
ЗУБНАЯ БОЛЬ
РОССИЯ НА РЫНКЕ ВООРУЖЕНИЙ И ВОЕННОЙ ТЕХНИКИ
К ИТОГАМ САММИТА ГЛАВ ГОСУДАРСТВ СНГ
Воздействие российских электронных СМИ на интеграционные процессы
НИ ГЕРБА, НИ ГИМНА, НИ ФЛАГА…
Уважаемый Геннадий Николаевич!
КАК ПРАВИЛЬНО ГОТОВИТЬ ТЕСТО
Смерть Василия Сталина


««« »»»