ОБОЗ-67

Я – НЕ ГЕРОЙ

Что ж, дорогие мои, как и было обещано, продолжаем “перемывание косточек” (в хорошем смысле) первой и, как мне кажется (а я в свою очередь представляю мнение большинства), уже достаточно популярной теледискотеке “Партийная зона”. Да что там скрывать, и ведущие ее стали своего рода народными героями, но это, конечно же, только для тех, кто смотрит телевизор на канале ТВ-6, кто любит “зависать” в ночном клубе “Утопия” (где и происходит этот “пир во время чумы”), и, наконец, кто держит в руках вот эту самую газету, ибо именно она поможет вам узнать некоторые интересные факты из жизни “партийных” массовиков-затейников. Милая девочка Лерочка рассказала про себя в предыдущем номере (кто не успел, тот опоздал). Ну Отара знают все, постольку-поскольку… Но, конечно же, нельзя обойти вниманием вечно веселого, улыбающегося, непрерывно что-то болтающего, и всегда загадочного Гошу.

– На самом деле ты актер, но все-таки большинство людей знают тебя как веселого телеведущего “Партийной зоны”. Расскажи, где ты учился и почему решил быть именно актером?

– Ой, я учился в такой школе: вы ее никогда не видели, потому что я жил в городе Львове.

Есть такой город на Западной Украине. Отучился сначала два года в политехническом институте, потом ушел в армию, отслужил два года, вернулся в Москву и стал учиться в Институте радиотехники, электроники и автоматики. Числился я там комсомольским работником и держал на должном уровне всю комсомольскую тусовку. Вообще я был очень смешной и непосредственный, не то, что сейчас – лысый и зажатый. Затем некоторое время я прожил в Нью-Йорке, где и познакомился с Леной Демидовой – нынешним руководителем “Партийной зоны”, которая пригласила меня приехать в Москву.

– ВГИК ты заканчивал до или после Штатов?

– До. Ведь я поступил в 5 лет. Экстерном все сразу отыграл в школе-студии МХАТ Ивана Михайловича Тарханова. Но если честно, я попал туда случайно, как говорится, дуракам всегда везет.

– Ты играл в каком-нибудь театре?

– Во МХАТе. Причем так получилось, что после учебы я не пошел или не попал в театр. Да особых предложений и не было, так как мы нигде не выступали и наш курс просто никто не смотрел, по каким-то причинам актуальным в то время. Поэтому я остался без театра, хотя будучи студентами, мы играли во МХАТе многие спектакли.

Можно тебя считать талантливым актером?

Да, актер я был нормальный, но сейчас у меня уже нет театрального опыта, в последнее время я нигде не играю. Подостыл, что называется. И как актер, – я нераскрученный.

– Ты сам этого не хотел?

– Нет, я просто слишком этого хотел, очень хотел. Но сейчас понимаю, что надо было не хотеть, а делать.

– В театре ты сейчас не играешь, а сам на спектакли ходишь?

– Нет, не могу. Я бешено ревную.

– Ты пробовал сниматься в кино?

– Да. Снимался в небольших ролях, в рекламных роликах. Скоро выйдет художественный фильм “Графиня Де Монсоро”. По сравнению с объемом фильма моя роль совсем небольшая. До этого снимался в фильме “Человек из команды Альфа”, ”Мумия с чемоданом”, который одно время даже был в прокате. Вообще я много снимался в массе эпизодов. Ну внешность у меня такая: я не герой. Когда в институте учился, играл героя-любовника. Очень смешно получилось, но сыграл я тогда замечательно. Конечно же, я комедийный актер, мои герои – социальны. Но вот когда я буду постарше, то, наверное, стану мудрым и лукавым, на котором взгляд отдыхает. А в общем, хочу сказать, что благодаря моей лености и в какой-то мере несерьезности, я не довел до конца то, что задумывал. Вот и сейчас мечусь от одного к другому: последние 1,5 года, как я уже говорил, я не занимаюсь театром напрямую, не так давно попробовал заняться рекламой.

– Я знаю, что ты был одним из тех, кто открывал рекламное агентство “Свободная Пропаганда”…

– Ой, так официально, прямо как на пресс-конференции, не хватает еще щелчков фотоаппарата. Да, на самом деле, есть такое рекламное агентство, но я ушел оттуда. Я просто зарабатывал там деньги. Сейчас я неофициально работаю во ВГИКе, на курсе Е.А.Киндинова, как начинающий режиссер-педагог. Весной начнутся экзамены: вот посмеемся-то…

– Ну а на “Партийной зоне”-то тебе нравится работать?

-– НЕНАВИЖУ!!! Шучу. Конечно же, нравится. Именно работать, но не смотреть, потому что в прямом эфире получается все спонтанно, я совершенно не могу себя контролировать. К тому же музыка там очень громкая. Я не слышу себя, я не слышу собственных мыслей. С непривычки можно сойти с ума или превратиться в большой кусок адреналина.

– Расскажи, как прошел твой первый эфир?

– Первый раз я чуть не умер: это было как прыжок с парашюта. Конечно же, нужна огромная тренировка, чтобы научиться мыслить тезисно. Но первый раз было так страшно! У меня был выучен текст в несколько страниц, и вот мое первое включение… А меня колбасит по-страшному! Я весь мокрый: мне плохо! Наконец, несколько последних секунд и мы в эфире; я говорю: “Добрый вечер”, а дальше… перед моими глазами девственно чистый лист бумаги. Но как-то выкрутился тогда.

– По-твоему, прямой эфир – это страшно, а что самое главное в прямом эфире?

– Я думаю, что самое главное – это говорить только правду. Если ты обманываешь или забыл что-то, то надо в этом честно признаться. Потому что следующий логический ход состоит не в том, что ты пытаешься вспомнить, нет, ты представляешь, как ты глупо выглядишь со стороны. Именно это происходит в первую секунду. Запинаясь, ты говоришь: “Э-э…”, но в голове уже вертится: “-е!” В такой момент надо расслабиться, и понять, что ты имеешь право на ошибку.

– А кто придумывает темы для эфира?

– А вы находите там какие-то темы? Говорить-то надо что-то. Каждая “Партийная зона” – это праздник, на котором надо отдыхать. В сущности, по настроению это зрелище похоже на “пир во время чумы”. Только к концу эфира меня пробивает на патетические слова или стихи: я смотрю на “отрывающихся” людей и тут же представляю сколько людей в данный момент не веселятся и не отдыхают.

– Расскажи про свою дружбу с Отаром.

– На самом деле, у нас с Отаром очень трогательные отношения. Конечно же, вечерами мы не встречаемся. Вы же сами понимаете, что с ним общаться невозможно. Ха-ха. Вообще-то, Отар – хороший парень. Мы элегантно делаем вид, что любим друг друга. Я думаю, что постепенно это войдет в привычку и со временем мы действительно полюбим друг друга. Просто вначале мы были поставлены в такие условия, что за несколько дней нам надо было сформировать хоть какие-то отношения между собой, ведь мы не были знакомы до “П.З.”

– А что пишут люди в письмах?

– Чепуху пишут. Лере признаются в любви, Отару признаются в любви. А я… Я понял, что я не секс-символ. Но я не могу понять, кто я на самом деле, а может быть просто боюсь сказать себе правду.

– Ты сам себе создавал имидж?

– А кто имидж создавал когда-либо? По-моему, только Шевчук там чего-то кому-то создает.

– А услугами стилиста ты пользуешься?

– Да, есть у нас на “Партийной зоне” стилист. Но по отношению ко мне он себя ведет совершенно безалаберно. Ему нравится Лера. Это, наверное, редкое исключение из всех стилистов, потому что у них обычно обратные наклонности. Почему-то Лерой он всегда занимается долго, меня же просто красит как забор. За это я на него регулярно ругаюсь.

– Как давно ты появлялся в общественном транспорте?

– В транспорте не появлялся давно, зато шоферы на дорогах иногда узнают. Я называю это “дешпоп” – дешевая популярность, которая сейчас у меня растет. Но я вкусил уже славу в свое время. Был такой телесериал, самый первый, и назывался он “АБВГДЛТД”. Если помните, я там играл, но я изменился, по-моему, стал больше похож на Козакова.

– Родители тебя смотрят по ТВ?

– Сейчас уже меньше. Для родителей передачка эта не очень “благодарная”. Мама мне говорит: “Ох, ведь была у тебя передача, где ты был в костюме…”

– А какую музыку предпочитает твоя актерская душа?

– Я слушаю, естественно, по настроению, но я не живу этим, что, наверное, и отличает меня от Ди-Джеев. Кстати, скоро запишу свои песенки, вот уже 10 лет как об этом мечтаю (только сначала денег украду). Буду очень рад, если кто-нибудь из поклонников “П.З.” этим заинтересуется.

– Как ты думаешь, кем бы ты был, если бы не поступил во ВГИК?

– Наверное, журналистом. Мне всегда хотелось общаться с людьми.

– Так значит, все твои будущие планы связаны с театром, но никак не с телевидением?

– Пока – да, как это ни странно. Казалось бы, связь с “Музобозом”, компания “ВИД” предоставляет все возможности. Но я как-то еще не созрел. Это просто совсем другое искусство. Вообще у меня масса планов, но хочу всем сказать, что наша “Партийная зона” – потрясающая передача.

– А что для тебя значит “Партийная зона”?

– Для меня – это профессиональное хобби.

– И напоследок, открой секрет, что вы делаете после того, как заканчивается программа?

– А вот сейчас я буду открывать секреты ремесла. Мы разгримировываемся, быстро выясняем отношения, деремся и уходим.

НЕДОВЕРЧИВОСТЬ ЛАРИСЫ ДОЛИНОЙ

Об этом интервью я договаривалась с Ларисой Долиной в течение недели. Охотников покуситься на драгоценное время знаменитой певицы и без меня было слишком много. В конце концов договоренность была достигнута. Ровно в назначенное время я стояла перед массивной железной дверью, сжимая в руке диктофон. На звонок в квартиру откликнулся муж. Он приветливо впустил меня внутрь, помог снять пальто и тут же убежал в одну из комнат, а меня встретила сама хозяйка квартиры и предложила пройти в комнату, являющую собой нечто среднее между гостиной, столовой и рабочим кабинетом. Наша беседа началась с того, что Лариса предложила отказаться от ряда вопросов, которые могли появиться у молодой журналистки и мы перешли непосредственно к цели моего визита.

– Что изменилось в Вашем характере с приходом известности?

– В характере многое изменилось, пока я шла к популярности, потому что нужно было бороться за то, чтобы тебя приняли в тусовке, обратили на тебя внимание. Конечно, характер меняется, причем, может быть что угодно: из пессимиста человек превращается в оптимиста или, что чаще всего бывает, наоборот. Я стала жестче, требовательнее и недоверчивее.

Кто помогает Вам в творчестве?

– Все мое окружение, близкие и друзья, их немного, но они есть, и те, с кем я работаю. Сейчас это Михаил Танич и Руслан Горобец.

– Что может вдохновить Вас на творчество?

– Вдохновение необходимо композитору и поэту, а певцу нужно настроение, чтобы прийти на концерт или в студию и хорошо спеть песню.

– Были ли в Вашей жизни безвыходные ситуации?

– Их было очень много. Выходила.

– Способны ли Вы на безрассудство?

– Сейчас уже в меньшей степени, чем раньше. Я Дева по гороскопу, а это земной и реалистичный знак.

– Нравится ли Вашей дочери музыка, которую Вы исполняете?

– Нравится, но не вся. Она мечтает стать певицей, а я еще не знаю, как на это реагировать.

– Чем бы Вы могли пожертвовать ради возможности петь?

– Очень трудный вопрос. Для меня петь – значит дышать.

– А чем бы не могли?

Близкими людьми.

– Вы никогда не жалели о том, что выбрали путь звезды?

– Я занимаюсь любимым делом, а это было главным в выборе профессии.

– Раньше Вы исполняли джаз, сейчас эстрадную музыку, а какие у Вас планы на будущее?

– Я никогда ничего не говорю о своих планах и даже ничего не планирую. Я всегда живу сегодняшним днем.

В чем секрет Вашего долгого успеха у слушателей?

– Наличие определенного взгляда на жизнь и моих вокальных способностей.

-– Самое главное, что Вы вынесли из жизни за годы славы?

– Надо, если ты наметил главную идею, идти к ней, чего бы это ни стоило, добиваться, потому что плоды всегда будут. Я еще не всего добилась, чего хотела, у меня есть цель. Иду к ней и буду идти.

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ “СЕРЬГА”

Сергей Галанин и группа “СерьГа” репетируют новый альбом под рабочим названием “Альтернативная любовь”. Работа идет полным ходом, но напряженный график не помешал музыкантам записать песню на стихи Владимира Высоцкого и музыку Сергея Галанина. Данный проект поддерживается “Театром ДДТ”.

Живут и творят музыканты с радостью и любовью. По такому же принципу Сергей Галанин и Евгений Моргулис ведут программу “Музыкабельный телефон” на ГКТ. Они устраивают дурашливые и смешные конкурсы и дарят такие же подарки: ярко-оранжевые шорты и билеты на концерты, прошедшие месяц назад. Остается надеяться, что в ближайшее время Сергей Галанин будет дарить более актуальные билеты, и его поклонники смогут увидеть группу “СерьГа” в мае (20-21) на концертах ”МузОБОЗа” в ГЦКЗ “Россия”.

ПРЕДВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ “МОРАЛЬНОГО КОДЕКСА”

Сергей Мазаев и группа “Моральный кодекс” работают над новым альбомом “Гибкий стан”. Альбом записывается новым составом – с барабанщиком Андреем Кобзоном. А также у музыкантов напряженная концертная программа, по словам господина Мазаева, наконец-то налаживается нормальная жизнь, появилось много приглашений на концерты, а еще, летом музыканты поедут на фестиваль “Рокsummer” в Прибалтику.

В ближайшее время “Моральный кодекс” выпускает на экраны свой новый боевик “Я выбираю тебя” в преддверии июньских выборов. А сейчас группа просто делает музыку и готовится к концертам.

А 20-21 мая “Моральный кодекс” выступит на концертах “МузОБОЗа” в ГЦКЗ “Россия”.

“МУЗОБОЗ” В “РОССИИ” И В ЭФИРЕ

ГЦКЗ “РОССИЯ” концерты-ТВ-съемки программы “МУЗОБОЗ”.

20 мая 1996 года принимают участие:

“Чиж и Ко”, “Моральный кодекс”, “Серьга”, “Мегаполис”, Гаер Жерж, “Николай”.

21 мая 1996 года принимают участие:

“Секрет”, “Колибри”, “Рондо”, “Манго Манго”, “Несчастный случай”, В.Зинчук, Настя.

“МузОБОЗ” предлагает новую форму сотрудничества – реклама по бартеру (офисная мебель, оргтехника, компьютерное оборудование).

По вопросам размещения рекламы и спонсорства обращаться в “МУЗОБОЗ” по телефону: 217-1666, 217-1624.

ИСПОЛЬЗОВАНЫ МАТЕРИАЛЫ ЖУРНАЛА “МУЗОБОЗ”.

Подготовил

Виталий ПРИХОДЧЕНКО.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КОНСТАНТИН, СЫН АРКАДИЯ
ХОЛОДНАЯ ВЕСНА – К ЖАРКОМУ ЛЕТУ
ЕЩЕ РАЗ ОБ ОТНОШЕНИЯХ РОССИЯ – НАТО
Российский бизнес – политическая сила?
ВО ИМЯ ЧЕГО?
Видео-67
СОЮЗ НАРОДОВ НЕРУШИМ
ЧТО ТВОРИТСЯ В БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЕ МОСКВЫ?
ВРЕМЯ ДЕЛАТЬ СТАВКИ!
РЕГИОНАЛЬНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ ВСТУПАЕТ В КОНКУРЕНЦИЮ С ЦЕНТРАЛЬНЫМ
ОСЕНЬ В ЖИЗНИ – ОСЕНЬ В СЕРДЦЕ
Скептики поднимают руки
ТРИ СЦЕНАРИЯ НА ПОЛТОРА МЕСЯЦА: НЕПРОГНОЗИРУЕМЫЕ ПАРАДОКСЫ
Америка становится ближе
КОРЖАКОВ И КАПИТАЛ ПРЕДЪЯВЛЯЮТ УЛЬТИМАТУМ ЗЮГАНОВУ
В центре последних обсуждений рыночной либерализации…
НЕ ДАТЬ БЫ МАХУ ЕЩЕ РАЗ


««« »»»