ОБРЕЧЕННЫЙ МОНАРХ АЛЕКСАНДР II

Родился 17 апреля 1818 года; вступил на престол 19 февраля 1855 года после смерти своего отца Николая I; убит народовольцами 1 марта 1881 года. Три даты, разделившие жизнь на два больших отрезка: “до” и “после”. И несмотря на то, что первый на 11 лет длиннее, в историю вошли именно последние 26 лет жизни императора Александра II, то есть годы его реформаторского и в то же время реакционного правления.

Александр II, став царем, был почти неизвестен обществу. При жизни Николая I он держался в тени, во время Крымской войны его было не видно и не слышно. Припоминали только его упорную оппозицию робким попыткам освобождения крепостных и опасались увидеть в нем большого консерватора. Почти год после вступления на престол он никак себя не проявлял. Царь читал записки с проектами реформ, был в курсе общественных настроений. Но он боялся довериться людям из чужой, неизвестной ему среды и упорно молчал.

Лишь после того как Александр более основательно вник в государственные дела, убедился в их полном развале, сопровождающемся финансовым кризисом, обострением социальной напряженности, засильем воровства и коррупции в армии, он решается сделать серьезный шаг – вступает на путь реформ, имея в виду в первую очередь проведение назревшей к тому времени крестьянской реформы. 30 марта 1856 года он произнес знаменитую московскую речь, прозвучавшую громовым ударом для дворянства, публики и ближайших министров. “Лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно само собой начнет отменяться снизу”, – заявил он. Это была неожиданность, ибо ничто не предвещало в новом царе будущего реформатора.

Александр очень точно уловил остроту момента и понял необходимость коренных преобразований, стремление к которым ощущалось во всех слоях общества. Не случайно слово “оттепель” стало словом-символом 1856 года. И отнюдь не Илья Эренбург придал ему политический смысл после смерти Сталина. За сто лет до него – 30 декабря 1856 года – князь Д.А.Оболенский писал о годе уходящем: “Он ярко отличается от предшествовавших годов, как перед наступлением весны бывают дни, хотя еще холодные, но с весенним запахом, предшественником наступающей оттепели. Свободно Россия дышала в этом году”.

Снятие “железного занавеса” (с 1856 по 1859 год число побывавших за границей выросло с 6 тысяч до 26 тысяч человек), ослабление цензуры, освобождение крестьян от недоимок и на три года – от рекрутских наборов, амнистия заключенным, коснувшаяся 9 тысяч человек, возвращение из Сибири декабристов, последовавшее в 1856 году, сразу за московской речью, создали Александру II большую популярность. Общественные настроения все больше склонялись к отмене крепостного права.

В декабре 1856 года Александр повелел провести реформу через выкуп наделов и создание класса крестьян-собственников. В 1859-1860 годах редакционные комиссии, объединявшие либеральную демократию и представителей общества, после долгой и трудной борьбы выработали окончательный проект реформы, отклонив большинство предложений, присланных губернскими комитетами. Этот проект был подписан Александром II 19 февраля 1861 года. Крепостное право пало. 22 миллиона помещичьих крестьян обрели свободу.

Однако реформа 1861 года была половинчатой. Крестьянам пришлось отдать помещикам до трети своих наделов, они были придавлены выкупными платежами, в два-три раза превышающими рыночную стоимость их участков, остались сословно неполноправными. Не был упразднен гнет круговой поруки и принудительных общинных переделов земли, введенных государством в XVI веке вместе с крепостным правом. Народный идеал справедливого землеустройства, еще в XVII веке выраженный в наказах ополчению Минина и Пожарского (“земля Божья и государева, а нивы и пашни наши”), разошелся с реальностью проводимой реформы с ее выкупами, отрезками и стеснительными ограничениями. В разных концах страны запылали бунты. Одновременно радикалы из интеллигенции в столице выступили на страницах печати с резкими протестами против “грабительской” и “несправедливой” реформы. Герцен из Лондона заявил, что “народ царем обманут”, и призвал молодежь организовываться, овладевать знаниями и готовить народ к борьбе за лучшее будущее.

Вместе с тем было ясно, что 19 февраля 1861 года – величайший момент во внутренней жизни России. Закончился целый период русской истории и открылась перспектива всестороннего обновления государственного и общественного быта. Уже во время разработки крестьянской реформы многие понимали, что это лишь необходимая прелюдия к общей государственной реформе суда, администрации, земства. Преобразования продолжались.

При разработке второй капитальной реформы – земской – в правящих сферах уже обозначились признаки наступившей реакции. Общественное мнение почти не учитывалось. Проект реформы был подготовлен в комиссии с участием лишь некоторых экспертов. В результате всесословная самоуправляющая корпорация – земство – в силу установленных законом 1864 года оснований избирательного права сделалось, по сути, органом поместного дворянства. По характеру деятельности и по своему положению среди государственных установлений земство явилось специальным хозяйственным учреждением, но и в этих рамках было поставлено под строгий контроль администрации и лишено власти для приведения в действие своих постановлений. Применение положения о новых земствах было ограничено 33 губерниями.

Реформа городского управления, законченная в 1870 году, установила всесословное городское самоуправление на началах, аналогичных с земским самоуправлением. Судьба этой реформы представляет собой нечто среднее между реформами крестьянской и земской. Подобно первой, она была предложена на гласное общественное обсуждение: в 1862 году в городах были учреждены для этой цели комиссии из представителей всех сословий города. Подобно второй реформе, она была осуществлена независимо от заявленных со стороны прогрессивной части общества пожеланий. В городских комиссиях намечалось весьма широкое представительство в органах городского управления, установление образовательного ценза наряду с имущественным в целях привлечения к городскому самоуправлению интеллигенции, пропорциональное представительство каждого сословия сообразно его численности, введение выборной городской полиции и т.п. Между тем положение 1870 года, установление трехклассной (прусской) системы выборов создали крайнюю непропорциональность представительства богатого и бедного городского населения, ввело исключительно имущественный избирательный ценз, устранило от выборов квартиронанимателей и установило те же границы компетенции городского управления и административного над ним надзора, что и в земствах.

Наибольшей законченностью и последовательностью отличалась судебная реформа (1864 г.). Она велась систематически, принципы ее разработки были установлены и утверждены в самом начале – прежде их детальной разработки. 20 ноября 1864 года было объявлено об открытии суда “скорого, правого, милостивого и равного для всех”, на началах отделения судебной власти от административной, несменяемости судей, публичности и гласности судопроизводства, состязательности процесса, введения суда общественной совести – присяжных заседателей, учреждения присяжной адвокатуры, образования самостоятельной мировой юстиции. Почти в то же время улучшено положение печати, представляющей собой наряду с гласным судом вернейший оплот истинной законности: 6 апреля 1865 года отменена предварительная цензура для книг и некоторых периодических изданий.

Круг предпринятых преобразований замыкался реорганизацией военного и финансового управления. Введение всеобщей воинской повинности, уничтожение военных поселений, введение системы военных округов, децентрализовавшей военное управление, организация военного суда на началах, во многом аналогичных с судебной реформой, ограничение телесных наказаний в войсках, новое устройство военных учебных заведений – все это имело целью приспособить порядки военного ведомства к основам обновленного гражданского общества. Преобразования же в финансовом ведомстве не отличались такой же последовательностью и стройностью. В полном соответствии с новыми реформаторскими тенденциями была проведена лишь реформа государственного счетоводства.

Общие итоги экономического развития России к концу периода реформирования показали внушительный рост производительных сил страны. Характерным признаком и вместе с тем стимулом экономического развития этого периода явилось быстрое расширение железнодорожных, пароходных и почтово-телеграфных сообщений. С 1856 года начинается создание пароходных обществ, первоначально на Черном и Азовском морях, затем и на всех других внутренних морях. Почтовый доход увеличился почти в 2,5 раза. Государственная телеграфная сеть, равнявшаяся к началу царствования Александра II 2000 верст, к 1890 году достигла 74863 версты линий и 142584 версты проводов, не считая железнодорожных и частных телеграфных линий. Все эти и им подобные факты указывали на то, что Россия вступила в новый период внутреннего развития. Как ни ограниченны были результаты этого развития к концу 26-летнего царствования императора Александра II, все же они представляли разительный контраст с картиной внутренней жизни дореформенной России.

И тем не менее на фоне всех преобразований политическая жизнь России представляла собой огромный запутанный клубок проблем и противоречий. Свободомыслие начала эпохи реформ послужило почвой для появления многочисленных групп и течений, особенно в среде молодежи, подвергавших нещадной критике все реформы и нововведения, руководствуясь исключительно идеальными представлениями, навеянными в основном их собственными мечтаниями о коренной перестройке мира.

Разночинская интеллигенция, нигилисты и либералы-западники, народники и народовольцы – жесткие оппоненты царя, предпринявшие в разные годы восемь покушений на его жизнь. Девятое оказалось роковым. Это случилось буквально накануне опубликования царского указа о введении в Государственный совет выборных представителей от городов и губерний, что, по сути, означало введение конституционного правления в России.

… Сразу же после кровавых событий Александр III подписал манифест о незыблемости самодержавия, а спустя несколько месяцев вместо конституции страна получила “Положение об усиленной и чрезвычайной охране”, предоставлявшее широкие права губернаторам и полиции. В России начался период торжества консервативной политики. Это был еще один крутой поворот в истории государства российского.

О переломных моментах российской истории XIX века напомнила

Ольга ГОЛИЦЫНСКАЯ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МАРК ЗАХАРОВ – ЧЕЛОВЕК ОБЩЕСТВЕННЫЙ
ПЛАТЬЕ ОТ ЧАПУРИНА – КОРОЛЕВСКОЕ ПЛАТЬЕ
КУХНЯ ЛЕОНИДА АГУТИНА
ВСТРЕЧА “ВОСЬМЕРКИ” В КОНТЕКСТЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
Предвыборная стратегия и тактика
КЕМЕРОВСКИЙ: РАЗГОВОРЫ С СЫНОМ
ОТ СПЕКУЛЯТИВНОЙ ЭКОНОМИКИ – К РЫНОЧНОЙ
КАКУЮ МАРКУ МАШИНЫ ВЫБРАТЬ?
ВЕСЕЛАЯ РОМАНТИКА СВЕТЛАНЫ ЛАЗАРЕВОЙ
МЫ. ВЧЕРА? СЕГОДНЯ? ЗАВТРА?
“СМЕХОВЫЕ” ПАРТИИ
КНУТ И ПРЯНИК ЦВЕТАЕВА
РЕТРО-ХИТЫ ОТ “ВИДЕОМИРА”
“НЕ РОСКОШЬ…”
АПРЕЛЬ: КАПЛИ КАПАЮТ НА НОС – ВАМ ПОМОЖЕТ “МУЗОБОЗ”
ИНТЕГРАЦИЯ ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА В ЛОВУШКЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ КАМПАНИИ В РОССИИ
И ЧАЙ-Ф НАМ БУДЕТ В КАЙ-Ф
САМИ СЕБЕ ПРИМЕР
ВЕСНА. КВАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ
“ИСКАТЬ ВЫСОКИХ ДЕЛ…”
И НИКАКОЙ КОМИССИИ!..
Ни одно из средств СМИ в России и за рубежом…
ШКОЛЬНЫЙ РОМАН НАТАЛЬИ ШТУРМ
Интеграция постсоветского пространства
ПОЧЕМУ НЕ СОБРАЛАСЬ С СИЛАМИ “ТРЕТЬЯ СИЛА”
НАТАЛЬЯ СЕНЧУКОВА КАЖДОЕ УТРО КАТАЕТСЯ НА ВЕЛОСИПЕДЕ В СПАЛЬНЕ


««« »»»