Политика Путина: возвращение в прошлое?

Независимая негосударственная исследовательская организация США “Международный центр” прислала в редакцию нашей газеты свою регулярную публикацию “Вашингтон-онлайн”. В пространном интервью Ариэла КОЭНА, ведущего научного сотрудника “Херитидж фаундейшн” – организации, которая участвует в разработке идеологии Республиканской партии, подробно рассматриваются различные проблемы, стоящие перед руководством России и Соединенных Штатов. Мы решили познакомить с этим материалом читателей, потому что многое в нашей жизни будет зависеть от того, как сложатся в будущем отношения между нашими странами.

Американским аналитикам уже стало понятно, кто такой мистер Путин?

– Думаю, что понятно, потому что мистер Путин проводит внутреннюю и внешнюю политику России, значительно отличающуюся от политики его предшественника, более жесткую, централизованную и очень напоминающую советские и даже российские самодержавные модели предыдущих десятилетий и столетий.

– Но Путин не одинок в постсоветских государствах: есть Назарбаев, туркменбаши Ниязов, которые уже чуть ли не создают новые монархии. Это закономерность или случайность, подкрепленная особенностями личности Путина?

– Личные свойства тут сочетаются с тем, какие круги и чьи интересы Путин представляет. С одной стороны, он выражает интересы разведки, в какой-то степени военных и военно-промышленных кругов, советской номенклатуры, с другой – он работал в реформаторском правительстве Собчака и имеет друзей из нового поколения. В этом смысле, как и Ельцин, он во многих отношениях переходная фигура.

Скорее всего, российская модель и Путин, как петербуржец и европеец, будут сочетать российскую автократию и попытки европеизации, в то время как Назарбаев и тем более Туркменбаши – люди, выражающие многовековую традицию азиатской модели самодержавия.

– Почему в противники избраны именно США? Ведь уровни развития экономики, состояния армии России и США сегодня просто несопоставимы?

– США – главный противник еще с советских времен. Советская элита – а Путин в значительной степени является ее продуктом – поверила собственной пропаганде. Частью советского мифа были некие постулаты, как-то: США – главный противник; НАТО –агрессивный блок; свобода слова и печати – буржуазная выдумка…

– Один из любимых доводов российской пропаганды – обвинение США в политике “двойных стандартов”. Например, США не осуждают Англию за стрельбу в северных ирландцев и осуждают Россию за стрельбу в чеченских террористов. Эти упреки обоснованны?

– Количество жертв в Северной Ирландии, где стреляли и стреляют по террористам, не сопоставимо с числом жертв в Чечне. Даже в Косове погибло значительно меньше людей, чем в Чечне. Насколько нам известно, солдаты войск НАТО, за редчайшим исключением, не допускали насилия по отношению к местным жителям и совершенно точно не было случаев массовых репрессий. Вопрос Чечни – не о целях. Цели борьбы с воинствующим исламским радикализмом понятны и США, и Европе. Проблема в средствах! В этом смысле Россия проиграла, может быть, опять “хотели как лучше, а получилось как всегда”. Когда в 1999 году Хаттаб и Басаев вторглись на территорию Дагестана и стало понятно, что дагестанцы не рады их приходу, у России была великолепная возможность выиграть в глазах общественного мнения. Но все, что было сделано потом…(!)

– Проблема национальной противоракетной обороны США (НПРО) – еще один камень преткновения. Россия реально сможет противодействовать созданию НПРО или все опять сведется к разговорам, как в борьбе с расширением НАТО на восток?

– Есть оптимальный вариант, нацеленный на улучшение отношений: Россия перестает играть в пропагандистскую войну против НПРО, поняв, что остановить этот процесс она не сможет. Единственное, что она сможет сделать, – это разрушить существующую архитектуру договоренностей по ограничению ядерного оружия. Если это произойдет, то Россия получит новую гонку вооружений. С экономической точки зрения для нее это будет плохим развитием событий. Россия должна понимать, что в обозримом будущем США не в состоянии развернуть систему, которая лишит Россию возможности нанесения неприемлемого ущерба США как при первом, так и при втором ударе. Силы ядерного воздействия России настолько велики, что никакой НПРО их не остановить, следовательно, НПРО не нацелена против России.

Дальше: либо Россия вместе с Китаем переходят в полную и открытую оппозицию США (этот вариант наиболее вероятен) и начнется новый виток холодной войны, либо Россия находит точки соприкосновения с США и включается в создание НПРО, а именно в создание систем перехвата ракет на стадии запуска. Тут российская оборонка, наука, смекалка могут очень хорошо поработать. К сожалению, по объективным причинам этого может не произойти.

Совершенно ясно, что часть российских военных действует по принципу “что плохо для Америки – хорошо для нас”. Если руководствоваться этим, то Россия будет делать все, чтобы США не развивали и не развертывали НПРО. Но мне кажется, США выбор уже сделали и противодействие России может на многие годы испортить отношения двух стран. Впрочем, не было визита Путина в США, а Буша в Россию, не было их встреч, поэтому говорить о каких-то конкретных достижениях или провалах в российско-американских отношениях рано.

Цитата из сообщения МИД России: “В ежегодном докладе государственного департамента США “Соблюдение прав человека в мире” содержатся явно надуманные оценки ситуации в России. Мы не станем терпеть менторский тон и безапелляционные обвинения, которые к тому же исходят от государства, где отнюдь не редки остающиеся безнаказанными случаи полицейского насилия, антисемитизма и расизма, “заказной” журналистики, игнорирования основных конституционных прав и свобод…” Ваш комментарий?

– Это возвращение к МИДу Андрея Громыко и принципам контрпропаганды, завещанным Константином Черненко. Я могу только выразить сожаление, что мы вернулись к такому раздраженному тону заявлений.

– Куда через 5 – 10 лет может прийти Россия?

– Любые прогнозы – неблагодарная вещь: можно предполагать все что угодно, но, скажем, началась война в Средней Азии и Россия туда затягивается, как в воронку. Тут все прогнозы летят в тартарары. Всегда возможны неожиданные события, но мы не знаем, произойдут они или нет. Если же ничего такого не произойдет, то я бы сказал, что есть три варианта. Первый положительный: Россия продолжает экономический рост и программу экономической либерализации, не происходит ухудшения в области прав человека, продолжается нормальная политическая жизнь и так далее. Второй – эту ситуацию мы наблюдаем сегодня – “закручивание гаек”, приостановка экономического роста, возникают большие проблемы по выплатам внешнего долга, который достигает 18 миллиардов долларов. Третий вариант негативный. Проблема с выплатами не решается, мировые цены на нефть падают до 12 – 15 долларов за баррель, усиливается антилиберальное крыло в российской политике – военные, спецслужбы, коммунисты и так далее, и Россия превращается в большую Белоруссию.

– В Молдавии на парламентских выборах победили коммунисты и вроде бы выразили желание присоединиться к Союзу России и Белоруссии. А пару лет назад аналогичные заявления делали какие-то югославские политики…

– С Югославией накладка получилась…

– Попытки реставрации СССР в географическом смысле имеют под собой какую-то здравую основу?

– Они имеют основу в виде самой сокровенной мечты российской политической элиты и какой-то части местных элит… Такие люди в Молдавии, Белоруссии, на Украине есть, но они, как правило, в меньшинстве и не отражают воли большинства населения. Таким образом, желание есть, но дальше встает вопрос о ресурсах и возможностях. Военным путем присоединить эти страны к России сегодня невозможно. Но есть методы экономического и политического давления: мы видим, что сейчас происходит на Украине, в Грузии, Азербайджане… Есть методы спецопераций разведки. Есть методы идеологического воздействия – привлечь эти государства путем убеждения в том, что им будет лучше под крылом России. Иными словами, для создания какого-то супергосударства в Евразии потенциал имеется. Другой вопрос – в какой степени Москва готова тратить ресурсы и силы, чтобы это осуществлять.

Есть идеология, которую разработал и пытается “продать” власти Александр Дугин. Он популярен, хотя корни его идеологии близки к немецкому нацизму 30-х годов: Дугин открыто заявляет, что он ученик генерала Хаусхоффера, который был гуру Гитлера. Эта идеология доминирования евразийского материка в последнее время становится очень модной.

– Но там же бред – атланты, оккультизм, обряды!..

– Да! Но когда мы начинаем копать глубже, находим, например, в писаниях Дугина культ войны и культ смерти. Христианство тут и близко не пробегало, а речь идет о дохристианской Европе, о культе Одина и всей той мистике, которую так любили в Третьем рейхе. Если Россия пойдет этим путем, то добром это не кончится ни для нее, ни для ее соседей.

Неужели российская элита не могла приискать себе более подходящую идеологию, например “евразийство” в трактовке Льва Гумилева или Александра Солженицына с его идеей создания государства восточных славян?

Гумилев умер, Солженицын уже старенький, и он не разрабатывал свою идею на том уровне и с теми деталями, как это делает Дугин. Дугин – некий Глеб Павловский и Жириновский от геополитики на новом уровне. Идеология российской экспансии и бросков на юг, запад, восток и север должна быть разжевана, обоснована и положена в рот людям, которые способны выбивать военный бюджет и развертывать танковые дивизии. Для России в ее нынешнем экономическом состоянии это тупиковый путь, который отторгает ее от мирового сообщества.

У известного политолога, вице-президента фонда “Реформа” Андраника МИГРАНЯНА иной взгляд на некоторые из этих проблем и свое мнение по поводу интервью американского аналитика.

ПУТИН ПРОСТО ПЫТАЕТСЯ НАВЕСТИ

ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ ПОРЯДОК В ГОСУДАРСТВЕ

Конечно, можно было бы подробно прокомментировать ответы Ариэла Коэна на вопросы, касающиеся взаимоотношений России и Соединенных Штатов. Но я, откровенно говоря, не вижу в этом особой необходимости.

Хотелось бы только обратить внимание читателей на то, что стремление Путина консолидировать власть, восстановить управленческую вертикаль, наладить работу государственного аппарата, поставить под государственный контроль материальные, финансовые и информационные ресурсы интерпретируется некоторыми западными политиками и политологами как попытка восстановления прежних порядков, советских или даже досоветских, как шаг в направлении от демократии. При этом совершенно очевидно, что в недавнем прошлом мы имели все что угодно, только не демократию.

Последние годы правления Ельцина характеризовались разгулом олигархической вольницы, попытками захвата и приватизации государственных ресурсов некоторыми олигархическими группами, неофеодальным самоуправством региональных “баронов”-грабителей, процессом конфедерализации страны. Эти процессы привели к резкому ослаблению России, ее политического и экономического потенциала. С времен позднего Горбачева до самого конца ельцинской эры Россию на Западе воспринимали как страну, погрязшую во всевозможных безобразиях, внутреннем раздрае, беспределе. Во внешней политике в тот период руководствовались принципом “чего изволите”, немедленно брали под козырек в ответ на требования госдепартамента США и стран “большой семерки”. Поэтому нынешние попытки консолидации власти, восстановления субъектности российского государства вызывают на Западе такую озабоченность.

Однако политику Путина трудно назвать антизападной. Он вполне прагматичный политик и прекрасно понимает, что откровенно изоляционистская линия ни к чему хорошему не приведет, что у России нет ресурсов для проведения подобной политики. Ведь даже Советский Союз со своими колоссальными возможностями не смог противостоять Западу, выжить в условиях изоляции и в результате очень серьезно отстал по многим направлениям. А Россия, если будет пытаться проводить подобную политику, отстанет навсегда!

Вот почему, как мне кажется, важнейшими задачами Путина в обозримом будущем являются восстановление субъектности государства, торжества закона и порядка в стране. Необходимо восстановить достоинство России как государства в области внешней политики, добиться, чтобы мировое сообщество считалось с жизненными интересами и специфическими особенностями нашей страны, особенно при принятии важных для России решений.

Таким образом, политика России не является конфронтационной по отношению к остальному миру. Она характеризуется не идеологической заданностью, а стремлением к тому, чтобы четко определить круг интересов государства и добиться их осуществления в реальной политике.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Обращение деревенского парня Василия к прогрессивному человечеству (или Хулио-3)
СЕРГЕЙ ДОРЕНКО О ЕВГЕНИИ КИСЕЛЕВЕ
А нам не страшен младший Буш!
Ах, счастливчик!
Пиародактили
Крайне неудачно выступил Николай Гончар…
Слово не воробей
Звезды о депрессии
“Тихий” Сокуров
Завтра будет. “сегодня” вряд ли
Водку в студию!
Раздумья
Бьет, значит, любит
Тушите свет – идет процесс!.
Love & live… Чисто по-русски
Все чаще мелькает на экранах Сергей Иванов…
ВИКТОР NIETZSCHE
Про сладкие парочки
Иглесиас И Депардье сыграют в футбол с российскими звездами


««« »»»