Большие злоключения маленькой пенсии

В 1997 г. усилия Пенсионного фонда были направлены на то, чтобы расплатиться со старыми долгами и не наделать новых. Не без сложностей, но дело это было сделано – выплаты стали регулярными. Пенсионеры, не избалованные правительственной заботой, и тому рады. Платили бы честно, не обманывали людей и не обещали нереального. Ан нет, властям нашим неймется.

ЧЕГО ТЕБЕ НАДОБНО, СТАРЧЕ?

Правительство настолько привыкло героически преодолевать трудности, что без них уже, кажется, и жизнь не мила. А если проблем становится меньше, то что тогда делать? Правильно, создать их! Поэтому, выплатив к июлю все долги, власти, не откладывая в долгий ящик, озаботились способами создания новых. И ведь нашли же вариант на свою голову! Дело оказалось нехитрое – надо было лишь посулить пенсионерам доплату, да такую, чтобы выплатить ее было невозможно, и не забыть облечь эти обещания в форму закона, – чтобы отказаться было труднее. Так и было сделано.

Раздачу неисполнимых обещаний начала Госдума, приняв 23 июня прошлого года закон “О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий”, а подытожил президент Ельцин, через месяц подписав его. За этот месяц документ успешно прошел мимо то ли согласных, то ли безразличных глаз в Совете Федерации, Министерстве труда и социального развития, Пенсионном фонде. И только в бюджетном комитете Думы задержали на нем внимание, попеняли, что обещаемый рост пенсий никак не поддержан увеличением доходов Пенсионного фонда, и… не стали поднимать шума. И то правда – кому же хочется брать на себя ответственность за снижение пенсий.

В законе заложено право гражданина перейти на расчет пенсии с использованием так называемого “индивидуального коэффициента пенсионера”. Этот коэффициент имел целью хоть немного увеличить пенсии тех, кто имеет большой стаж и получал ранее хорошую зарплату. А то сегодня и много работавший, и едва уложившийся в минимальный стаж получают почти одинаковые деньги. Хороший коэффициент, нужный. В перспективе, после отмены особых ограничений, он поднимает максимальную пенсию до очень солидного уровня – 1.174 руб. (т.е. 1 млн 174 тыс. в прошлогоднем масштабе). А средняя пенсия составит что-то около новой тысячи. Но на выплату таких пенсий сегодня не то что Пенсионного фонда не хватит – тут государственного бюджета будет маловато. Поэтому размер коэффициента в этом же законе уменьшен почти вдвое. А большая цифра оставлена в качестве голубой мечты, красивой сказки.

Однако выяснилось, что и урезанный вариант повышал пенсии довольно серьезно – более чем на 100 новых рублей (старых тысяч).

Следующим этапом “веселья” стало повсеместное объявление о будущем повышении. Большие чиновники с гордостью говорили о росте пенсий, называли цифры, обнадеживали людей. Потом какой-то светлой голове в их рядах пришла в голову мысль посчитать, а есть ли деньги на дополнительные выплаты? Выяснилось – нет. Удивление того, кто сделал это первым, легко представимо: закон подписан, неосторожные интервью розданы, осталось только дождаться вступления документа в действие и Пенсионный фонд разорится за месяц. Нехорошо как-то получается. И стала правительственная машина думать думу – как не платить обещанного. А пока думали – сумма повышения росла.

Оказалось, что забыли еще одну экономическую особенность. Дело в том, что исчисление пенсии по индивидуальному коэффициенту привязывает ее не к условной цифре, утвержденной Думой, а к средней зарплате по стране: растет зарплата, увеличивается пенсия. При этом за основу расчета пенсии берется среднемесячная зарплата в России за предыдущий квартал. Это значит, что нынешняя февральская пенсия будет рассчитываться исходя из данных по заработной плате за октябрь-декабрь 1997 г. А именно в последние месяцы года выплаты работающим имеют обычай крупно возрастать – праздники, тринадцатая зарплата… Прогнозы роста пенсии в 100 – 120 руб. новыми, рассчитанные исходя из данных за первые 9 месяцев 1997 г., оказались заниженными. Опять-таки никто не удосужился провести серьезного расчета. Стала вырисовываться истинная цифра – 230 – 240 руб. Неплохая прибавка к пенсии, как говорилось в известной рекламе. Но столь же, как в той рекламе, эфемерная. По первому прогнозу требовалось изыскать за год 50 млрд (старых – триллионов) рублей, по второму – 100. Резервов – ноль. Тут по старым расценкам денег хватает чуть ли не рубль в рубль.

ПЕРЕД НИМ РАЗБИТОЕ КОРЫТО

Поскольку платить было не из чего, то опрометчиво принятый закон следовало как-то обойти. И тут уже государственные мужи проявили великолепную изобретательность. Пенсия рассчитывается от средней зарплаты по стране? Цифра зарплаты рассчитывается Госкомстатом и утверждается правительством? Ну так мы вам сейчас найдем, что утвердить… Давайте сюда статистику! И для расчета пенсий утверждается не та зарплата, что начислена работникам, а лишь та, которая им выплачена. Это на треть меньше. Соответствующее постановление издано 30 декабря 1997 г. Причем нет никаких оснований полагать, что “так было задумано с самого начала”. Слишком много говорилось о повышении и слишком растеряно извиняются теперь ответственные (т.е. обязанные отвечать за свои дела!) лица: “Не все предусмотрели, виноваты!” Детсад, а не правительство.

Что дальше? Думцы обратились к президенту с требованием изменить цифры. Почему к президенту а не в суд, например? Да потому, что юридически доказать неправоту правительства практически невозможно. Юристы называют такой вопрос имеющим двойное толкование. То есть и так, и наоборот будет правильно. Законодательная абракадабра. Ведь в законе сказано просто о средней зарплате, а конкретно она может быть и начисленной, и выплаченной, и какой-нибудь совсем третьей, главное – договориться правительству и Госкомстату. Значит, по юридическому закону правительство не виновато. Только по моральному. И обращение к Ельцину вполне логично, раз уж присвоили ему звание национального арбитра, то пусть он и рассудит. А его положение незавидное – с одной стороны закон откровенно глуп, с другой – люди надеялись. Что может быть обиднее обманутых надежд? Разве только созерцание в очередной раз равнодушия к себе.

Все это проходит под соусом пенсионной реформы. А потом слышатся удивленные голоса: “Пенсионерам не нравятся реформы!” Да ведь глупые реформы никому не нравятся.

Александр ТАРАСОВ,

Фонд “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Дипломатия трубопроводов
Суха теория, мой друг, а без нее – никуда
Я царствую! – Но кто вослед за мной приимет власть?
Социализм в вопросах и ответах
Женщина супротив мужчины, все равно, что плотник супротив столяра
Повышение Центробанком ставок рефинансирования
УКРЕПЛЯТЬ АВТОРИТЕТ СНПР
ЛИЦА ВЛАСТИ НАШЕЙ
Не было у бабы счастья, так купила порося
Частица единой общности
Акции протеста в регионах России
Зимние приметы
Евровалюта? На старт!
Восхождение к социальной демократии
Нижегородское чудо… – юдо
С гуся – вода, с тебя – худоба
Кормушка для ушки
Выберемся! Мы народ обучающийся


««« »»»