Дипломатия трубопроводов

К НОВОЙ ТРАНСПОРТНО-КОММУНИКАЦИОННОЙ СИТУАЦИИ РОССИЯ ПОКА ПРИСПОСАБЛИВАЕТСЯ

ЛИШЬ НА БУМАГЕ.

СТРОИТЕЛЬСТВО ПОРТОВ И НЕФТЕПРОВОДОВ НИЩЕМУ ГОСУДАРСТВУ НЕ ПО КАРМАНУ

Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) России продолжает держать на плаву основательно потрепанный корабль российской экономики. По оперативным данным Минтопэнерго России, стоимость поставленных в зарубежные страны нефти и природного газа составила в 1997 г. 18,44 млрд долл. США (против 19,68 млрд в 1996 г.). Ежегодно Россия экспортирует порядка 100 – 120 млн тонн черного золота.

ДРУЖБА НЕ ПРОДАЕТСЯ – ЕСЛИ НЕ ПОКУПАЕТСЯ

За советские годы была построена оптимальная по тем временам единая трубопроводная система. Пример тому – нефтепровод “Дружба”, проложенный по территории России, Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Польши, Словакии, Венгрии… Развал СССР привел к тому, что бывшие партнеры превратились в конкурентов. Самостийная Украина из года в год поднимает цены за прокачку нефти по своей территории: 1994 г. – 3,75 долл. США за тонну, 1995 г. – 4,53 долл., 1996 г. – 5,2. Но и это не предел. Реальная цена, по оценке украинских специалистов, составляет 7,2 долл. США за тонну. Многократные встречи двух бывших братских республик если и дают результаты, то временные. Дошло до того, что доступ России на европейские рынки стал в определенной мере зависеть от политических амбиций украинского руководства. Украина на одних тарифах не останавливается. Стремясь создать конкуренцию нефтепроводной системе “Дружба”, она заявила о намерении построить нефтепровод “Одесса – Броды”, проходящий только по украинской территории.

Но трубопроводные проблемы с Украиной кажутся цветочками по сравнению с ягодками на южных рубежах России. По оценкам разных специалистов, к 2005 г. наша страна, если, конечно, не наделает глупостей, сможет получать за транзит по своей территории казахстанской и азербайджанской нефти от 1 до 2 млрд долл. США в год.

Заманчиво. Только дело в том, что нефтепровод, по которому в конце октября прошлого года началась перекачка “ранней” каспийской нефти, частично пролегает через территорию Чечни. Восстановленный чеченский участок магистрального нефтепровода Баку – Грозный – Новороссийск невелик – порядка 150 км. Пока объемы прокачиваемой нефти не превышают несколько десятков тысяч тонн в год, вопрос о тарифах остро не стоит. Но даже сейчас Чечня не желает получать деньги за транзит нефти по своей территории по тарифам субъекта Федерации. Уже именуя себя независимым государством, хотим мы этого или нет, Чечня настаивает на других условиях, не приемлемых для России. Если же по указанному нефтепроводу пойдут миллионы тонн черного золота в год – хлопот не оберешься.

В настоящее время в соответствующих министерствах и ведомствах по поручению правительства России готовятся документы, позволяющие осуществлять строительство участка этого нефтепровода в обход Чечни по территории Ставропольского края. Но как не крути, а каждый километр этого участка обойдется от одного до двух миллионов долларов США. А участок-то длиной под 300 км.

У государства с пустой казной таких денег не имеется. Ведутся поиски частных инвесторов. Но мало того, если нефтепровод в обход Чечни и будет построен, то придется тратить бешеные деньги на его охрану, а это вам не принцессу сторожить в башне замка, это триста километров трубы. Кто возьмет на себя выполнение этой нелегкой задачи? Вопросов больше, чем ответов.

А Азербайджан и те иностранные, в основном американские, нефтяные корпорации, которые добывают каспийскую нефть, даром времени не теряют. Они ищут альтернативные маршруты, играя на многих столах сразу. Один из таких вариантов – через турецкий порт Джейхан. Западные бизнесменты прекрасно осознают, что в обозримом будущем (10 – 15 лет) юг России в политическом плане будет нестабильным регионом. Так что если некий мифический частный инвестор и построит участок нефтепровода в обход Чечни, то может оказаться, что азербайджанская нефть по нему и не пойдет.

Не лучшим образом обстоят дела и с казахстанской нефтью. Как ни удивительно, но для транспортировки ее на экспорт по территории России не существует подходящих условий. Дело в том, что во времена СССР казахстанская нефть в основном шла на переработку, которая осуществлялась на российских нефтеперерабатывающих заводах. Теперь казахстанскому правительству выгодно не перерабатывать нефть, а экспортировать ее. И Россия хочет, чтобы казахстанская нефть шла на экспорт по ее территории. Тогда можно получать деньги за транзит, но для этого нужно построить новый трубопровод с выходом на порт Новороссийск. С данной целью еще пять лет назад был создан Каспийский Трубопроводный Консорциум (КТК). Но воз и ныне там. А у Казахстана появляются другие заманчивые предложения, в частности, от той же Турции или же от Китая.

КОГДА Б ИМЕЛ ЗЛАТЫЕ ГОРЫ…

Причины того, что жизнь в вышеперечисленных проектах едва теплится, а каждый шаг вперед дается с боем, можно разделить как минимум на два блока: финансово-экономический и геополитический.

Тезис о том, что деньги решают все, а большие деньги решают все остальное, еще никто не мог отменить. Нефть же до неприличия пахнет деньгами, которых всегда оказывается мало.

В качестве примера вернемся к истории с Украиной. Российские эксперты стали искать варианты решения проблемы, чтобы если не полностью порвать с Украиной, то хотя бы уменьшить от нее зависимость российских экспортеров нефти. Одним из таких вариантов стало решение о строительстве нефтепровода-перемычки Суходольная-Родионовская (два российских населенных пункта в непосредственной близости от украинской границы). Целесообразность проекта, исключающего Украину из экспортного потока российской нефти на Новороссийск, была б бесспорна, если бы… были деньги. Поэтому Экспертный совет при правительстве Российской Федерации после долгих раздумий отверг предложение о строительстве перемычки. В зависимости от различных вариантов строительство требовало расходов на сумму от 200 до 400 млн долл. США. Таких денег в наличии у России не существовало. Проект Суходольная-Родионовская остался существующим лишь на бумаге.

На КТК в конце концов деньги нашли, хотя для этого и потребовалось более пяти лет. Капиталы привлекались довольно-таки экзотическими путями, начиная с регистрации КТК на Бермудских островах и подключения государства Оман с его нефтедолларами и кончая кредитами нефтяных западных компаний. Причем все это – на самом высоком казахстано-российском правительственном уровне.

Итак, деньги к осуществлению КТК были привлечены. Но почему до сих пор пробуксовка в строительстве? К финансовому блоку препятствий подключается геополитический. Организация и реструктуризация КТК происходит в очень жесткой конкурентной борьбе за право транспортировки казахстанской нефти. Российский вариант не выгоден ни Китаю, ни Турции, ни Азербайджану, ни Ирану, ни Грузии, ни Армении, мимо которых в таком случае пронесут бочку казахстанской нефти с краником. Побаивается нестабильной России и сам Казахстан. После подписания ряда договоров о КТК давление извне смягчилось, но не прекратилось. Задержки в строительстве – тому подтверждение.

В клубок интересов различных держав вплетаются и противоречивые устремления отдельных российских нефтяных компаний, конкурирующих между собой. Они руководствуются отнюдь не государственными интересами, и историческая перспектива в глобальном масштабе их просто не волнует.

Москва настолько не в состоянии объять все многообразие интересов, что порой складываются курьезные ситуации. Анекдотом можно было бы назвать недавнюю историю турецко-татарстанских отношений, если бы все не было так серьезно. Дело в том, что Татарстан чуть было не стал морской державой.

Турецкий бизнесмен Эртюк Дегер с 1992 г. осуществлял поставки татарской нефти и нефтепродуктов в Турцию. Все шло хорошо, пока не выяснилось, что предприимчивый бизнесмен не в состоянии погасить Татарстану долг за поставленную нефть в размере 23 млн долл. США. Однако в счет погашения долга турок предложил татарам взять часть строящегося турецкого порта Бильде, контрольным пакетом акций которого он владел. Порт Бильде расположен в 70 км от Стамбула на незамерзающем Мраморном море. Предложение вышло на уровень обсуждения президентами Турции и Татарстана. Неожиданный ход имел серьезные основания для реализации. За одним “но”: турецкое правительство намекнуло, что на карте мира могла бы чудесным образом появиться новая морская держава Татарстан, но не как субъект Российской Федерации, а как стремящаяся к независимости республика. “Любовный” треугольник Казань – Стамбул – Москва еще раз показал, что за любое приобретение приходится расплачиваться, и не только деньгами. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Казань задумалась.

Итак, перед нами возникает как бы замкнутый круг. Россия должна возвращать потерянный статус великой державы, но не может этого сделать. Строить новые нефтепроводы и морские порты мы сейчас не можем. Но и обойтись без этого – никак нельзя.

ПРЯНИКИ И СОБЛАЗНЫ

Поэтому Россия должна осознать: пора переходить от политики принуждения в отношении бывших союзных республик к политике предложения соблазнов. Те же нефтепроводы могут не разъединять государства, а делать их взаимозависимыми, как единая кровеносная система экономического организма. Государство должно проявлять не искусство нанесения “точечных ударов” в отношении трубопроводов, а высшее искусство дипломатии. Для этого, правда, необходимо, чтобы существовала четко налаженная государственная политика, которая позволяла бы видеть за деревьями лес, решая не только проблемы сегодняшнего дня, но и заглядывая в третье тысячелетие.

Сейчас же у России нет не только ориентиров, но и четко налаженных отношений между государствами и частным сектором. Проблемы своих компаний “нефтяные генералы” решают чаще всего не на уровне официальных консультаций через соответствующие государственные институты, а на уровне межличностных отношений с высокопоставленными чиновниками. Ситуация в таком случае напоминает до боли известную басню о лебеде, раке и щуке. А ведь именно жизненно важный для страны нефтяной сектор должен находиться под жестким контролем государства.

Налаживая партнерские отношения с соседями, Россия не должна ставить крест на проектах, касающихся создания собственной трубопроводной инфраструктуры. Нужен разумный баланс между “можно” и “нужно”, “сегодня” и “завтра”. И опять же: гигантское многомиллиардное строительство имеет шанс на успех только при непосредственном участии и содействии государства. Оно должно создавать условия для частных, прежде всего отечественных, инвесторов, а не попустительствовать вывозу огромных сумм за рубеж, полученных, кстати, за счет продажи той же нефти и нефтепродуктов.

Пока же Россия является хорошим примером плохой работы в области управления своим столь фантастически богатым и столь неразумно используемым топливно-энергетическим комплексом.

Елена СУПОНИНА,

кандидат философских наук


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

С гуся – вода, с тебя – худоба
Кормушка для ушки
Выберемся! Мы народ обучающийся
Суха теория, мой друг, а без нее – никуда
Я царствую! – Но кто вослед за мной приимет власть?
Социализм в вопросах и ответах
Повышение Центробанком ставок рефинансирования
Женщина супротив мужчины, все равно, что плотник супротив столяра
ЛИЦА ВЛАСТИ НАШЕЙ
УКРЕПЛЯТЬ АВТОРИТЕТ СНПР
Частица единой общности
Не было у бабы счастья, так купила порося
Большие злоключения маленькой пенсии
Акции протеста в регионах России
Зимние приметы
Евровалюта? На старт!
Восхождение к социальной демократии
Нижегородское чудо… – юдо


««« »»»