Я царствую! – Но кто вослед за мной приимет власть?

Кто мой наследник?

Позиционное противостояние между президентскими и правительственными структурами, которое существенно усилилось в начале нового года, на минувшей неделе продолжало сохранять острые формы, что во многом предопределило и продолжает предопределять основные черты политического процесса в федеральном центре.

УХОДЯ, УЙДЕТ ЛИ?

Президент Б.Ельцин, как известно, выступил 30 января на встрече с руководителями ведущих российских СМИ с заявлением о том, что он не собирается нарушать Конституцию и баллотироваться в третий раз на президентский пост. Однако большинство наблюдателей с изрядным скепсисом отнеслись к смыслу данного заявления, указывая на возможность его неоднозначных трактовок. На прошлой неделе Ельцин подписал достаточно симптоматичный документ – распоряжение о поддержке “Гражданского согласия”, межрегиональной общественной организации доверенных лиц Ельцина на президентских выборах 1996 г. Очевидно, что появление этого документа было бы трудно объяснимо вне контекста усилий команды Ельцина, направленных на мобилизацию электоральных ресурсов действующего президента.

Возможно, что на мобилизационную активность президентской команды указывает и недавно подписанный указ Ельцина о государственной тайне, который направлен на существенное усиление позиций администрации президента и органов госбезопасности.

Подчеркнутый интерес российского президента вызвала и проблема трансформации существующей смешанной системы парламентских выборов в мажоритарную. Этот интерес, видимо, свидетельствует о том, что Ельцин хотел бы значительно ослабить партийные структуры, подпирающие позиции его возможных потенциальных соперников на выборах 2000 г.: Г.Зюганова, А.Лебедя, Г.Явлинского, В.Черномырдина.

Стоит отметить и то, что прошедшая неделя дала президенту и его команде определенные преимущества в отношениях с правительством. Встречаясь с премьер-министром Люксембурга, Ельцин публично заявил о том, что уже с нынешнего года руководство страны должно работать на президентские выборы, исход которых зависит от экономических успехов, от того, удастся ли перейти от политики стабилизации к экономическому росту. Кроме того, он подписал “Программу 12 главных дел правительства на 1998 год”, ориентированную на обеспечение промышленного подъема и сжатие спекулятивного сектора экономики. Эти же ориентиры, по-видимому, будут записаны и в президентском послании Федеральному собранию, в которое, судя по высказыванию ряда его авторов, органично войдет и “Программа 12 дел”. Однако многое указывает на то, что правительству не удастся повернуть основные экономические процессы в предписанном Ельциным направлении.

Неблагоприятное развитие событий в российской экономике привело к тому, что ЦБР ради сохранения своих золотовалютных резервов вновь увеличил ставку рефинансирования. Данное решение ведет к повышению доходности на спекулятивном рынке ГКО и к снижению инвестиционной активности в промышленной сфере. Этот вектор развития российской хозяйственной деятельности обещает вернуть страну в достабилизационный период.

Отношения между президентом и правительством далеки от идиллических. Важнейшие действия президентской команды направлялись на то, чтобы упрочить контроль главы государства над деятельностью правительства, используя для этого все возможные средства, включая давление на базисные для главы Кабинета структуры, такие как “Газпром” и иные естественные монополии. Шло сближение президента с представителями тех политических сил, которые могут быть заинтересованы в ослаблении позиций правительства.

Для укрепления своих позиций в диалоге с Кабинетом Ельцин использовал и региональные элиты. Некоторые эксперты склонны видеть определенную антипремьерскую составляющую даже во встрече “без галстуков” Ельцина с украинским лидером Л.Кучмой. Ельцину якобы пришлась кстати его просьба повлиять на “Газпром” с целью снижения тарифов за перекачку туркменского газа на Украину: “Газпром” выступил в данном случае в роли унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла, будучи вынужденным согласиться под давлением Ельцина на укрепление позиций своего азиатского конкурента.

ДЕРЖИТ РУКУ НА ПУЛЬСЕ

Небезынтересно и то, что немедленно после появления признаков осложнения отношений между премьером и новым руководством Минфина Ельцин не замедлил ввести министра финансов М.Задорнова в состав Совета безопасности (СБ). Последний, в свою очередь, начал два серьезных и потенциально опасных для правительственной команды маневра: в Минфине началась подготовка к увольнению тех начальников управлений и их заместителей, которые пришли в министерство вместе с Чубайсом; в Думе же Задорнов поддержал намерение руководства “Яблока” выдвинуть на пост председателя думского бюджетного комитета С.Иваненко, известного своим жестким стилем и негативным отношением к правительственной политике. По мнению наблюдателей, замысел Задорнова в последнем случае состоит в том, чтобы с помощью Иваненко отбивать через Думу те правительственные инициативы, с которым сам Задорнов не согласен, но в силу служебного положения вынужден будет их представлять и защищать в нижней палате парламента. Иначе говоря, появляется еще один нюанс в отношениях между Думой и правительством, от обыгрывания которого выиграют, скорее всего, президентская команда и “демократическая” антиправительственная оппозиция Г.Явлинского, на наведение мостов с которой президент впоследствии, может быть, и рассчитывает.

Весьма активными были и действия президента по отношению к силовым ведомствам. Заметно активизировался министр внутренних дел, вице-премьер А.Куликов. Президент фактически одобрил жесткую линию Куликова (“политику кнута”), в то же время он пытается поддержать и “политику пряника”, проводимую в отношении Чечни Рыбкиным и Березовским. Маневрируя между двумя этими линиями, российский президент, как думается, подготавливает почву для своего предвыборного демарша – визита в мятежную республику, который продемонстрировал бы россиянам личную активность президента, его смелость, миролюбие и готовность к инициативной политике.

С возвращением в политическую жизнь Ельцина оживилась и деятельность Генпрокуратуры, которая, во-первых, пытается спустить на тормозах последствия скандала, возникшего в контролируемой Бревновым корпорации РАО “ЕЭС России” и, во-вторых, явно подыгрывает близкой к президенту группировке Березовского. В начале прошедшей недели Генпрокуратура направила премьеру Черномырдину протест, в котором предложила пересмотреть итоги конкурса на право освоения северной части каспийского шельфа, выигранного стратегическим партнером “Газпрома” “ЛУКойлом” в борьбе с ЮКОСом М.Ходорковского, объединяющимся ныне с “Сибнефтью” Березовского.

Достаточно теплые отношения поддержал Ельцин и с главой ФСБ Н.Ковалевым. Решение о назначении новым директором ФПС бывшего чекиста Н.Бордюжи было принято после встречи президента с директором ФСБ. По мнению ряда наблюдателей, Ельцину сегодня на руку ужесточение деятельности ФСБ и раздувание “шпиономании” с целью оказания определенного давления на своих оппонентов.

Столь же на руку президенту и ситуация неопределенности, возникающая ныне в Министерстве обороны (МО) вокруг поста его главы. Подписанный Ельциным 28 января с.г. Указ “Вопросы прохождения военной службы” вновь акцентировал внимание на судьбе нынешнего министра обороны И.Сергеева, которому вскоре исполняется 60 лет (согласно новому указу, с военнослужащими, достигшими этого возраста, не заключаются годичные контракты на дальнейшее прохождение воинской службы).

Еще одной сферой деятельности российского президента, привлекшей пристальное внимание наблюдателей, является область внешней политики. Встреча Ельцина с престарелым президентом Македонии, самым старым главой государства в Европе, как бы символически подчеркнула, что возраст – не помеха для исполнения высоких государственных обязанностей. Динамично готовятся визит Ельцина в Италию и его рабочая встреча с Ж.Шираком и Г.Колем в Екатеринбурге.

В последние две недели президент дал заметный импульс российскому МИДу и его главе, пытающемуся, с одной стороны, сыграть посредническую роль в отношениях между США и Ираком, а с другой – способствовать улучшению отношений России с Европой (визиты Примакова в Брюссель и Париж). По мнению наблюдателей, МИД, его глава и внешнеполитическая линия России в целом в наибольшей степени страдают сегодня от осложнившихся отношений между президентскими и правительственными структурами, что чревато дальнейшим ослаблением внешнеполитической субъектности страны. Однако есть основания думать, что для Ельцина, стремящегося к восстановлению полного контроля над элитой и к отсечению возможных соперников из “партии власти” в борьбе за президентский пост, подобные “мелочи” являются, скорее всего, второстепенными.

Совокупность реальных шагов президента по-прежнему остается направленной на достижение решающих преимуществ во взаимоотношениях с другими политическими субъектами, преимуществ, способных в соответствующее время трансформироваться в электоральные ресурсы Ельцина. Впрочем, нельзя исключить, что в настоящее время Ельцин концентрирует ресурсы и расчищает политическое пространство в интересах некоего преемника, однако весьма трудно понять, на какую из фигур ставит президент.

СЛУЖЕНЬЯ МУЖ – НЕ ТЕРПИТ СУЕТЫ

На фоне резкой активизации Ельцина и близких к нему политических фигур тактика Черномырдина носит, скорее, оборонительный характер.

Выступая в Давосе после обнародования заявления Ельцина о его намерении не баллотироваться на третий срок, Черномырдин был предельно осторожен в комментариях.

Тем не менее аналитики обратили внимание на подчеркнуто программный характер давосского доклада В.Черномырдина.

Внушительность численности российской делегации (около 100 человек), внезапный приезд за свой счет А.Чубайса, оставленного было на хозяйстве, и его совместная с премьером пресс-конференция – все это наталкивает на определенные предположения.

По-видимому, несмотря на то, что российская элита по-прежнему еще не преодолела многие из раздирающих ее разногласиий, давосская встреча явилась шагом к консолидации верхов, и прежде всего на случай возникновения форс-мажорных обстоятельств.

В то же время на ситуацию в элите продолжают действовать и центробежные факторы, возникающие из различия конкурирующих интересов.

Положение Черномырдина усугубляется еще и тем, что ему очень трудно определиться в своем отношении к разногласиям внутри команды российского президента.

Кроме того, как считают большинство экспертов, в этом же направлении дестабилизации внутриэлитной ситуации действуют и последние решения Центробанка, связанные с повышением ставки рефинансирования. ЦБР, проводя эту акцию, даже не скрывал, что она является в определенном смысле карательной операцией по отношению к коммерческим банкам, которые играли на понижение курса рубля, закупая доллары, несмотря на предупреждения со стороны ЦБР. Аналогичную позицию защиты правительства заняла и прочубайсовская Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг (ФКЦБ), установившая более жесткие, чем прежде, границы допустимых колебаний котировок на российских фондовых биржах, что также, вероятно, является экстренной и чрезвычайной мерой, свидетельствующей как о кризисности процессов в российской экономике, так и о напряженности отношений между правительством и реальными субъектами фондового рынка.

Известные сложности возникли и перед “Газпромом”. С одной стороны, эта корпорация имеет значительную внешнюю задолженность, после того как летом 1997 г. погасила долги по налогам в госбюджет за счет внешних заимствований, с другой стороны, добывающие мощности “Газпрома” ныне достаточно изношены и, несмотря на рост экспорта газа, в прошлом и текущем годах наблюдается тенденция к снижению объемов его добычи (кстати, начал уменьшаться и спрос на российский газ). По словам Р.Вяхирева, это ставит “Газпром” перед новыми крупномасштабными задачами. В частности, планируются строительство и модернизация имеющихся хранилищ газа, дорогостоящих мощностей по его переработке и т.д. Эти капитальные затраты, без которых корпорация вряд ли сумеет выжить, могут лишить “Газпром” его роли финансовой опоры российского премьера. Пытаясь решить данные проблемы, “Газпром” интенсифицировал свое сотрудничество с “Дойче банком”.

В том же направлении пытается двигаться и “ЛУКойл” (перед ним стоит серьезная проблема снижения мирового спроса на нефть): на прошлой неделе он получил беспрецедентный льготный кредит на сумму 1,5 млрд долл. от пяти крупнейших западных банков.

Контрдействия команды Черномырдина (об одном из них, связанным со скандалом в РАО “ЕЭС России”, уже упоминалось), направленные против ее оппонентов, в том числе и в правительстве, выразились в резком обострении отношений между прочубайсовски ориентированной ФКЦБ и Минфином, пытающимся играть “самостоятельно”.

Однако трудно ожидать, что развитие данных конфликтных линий приведет к большим правительственным потрясениям.

По словам президента Ельцина, стремящегося, думается, не осложнять сверх меры свои отношения с Черномырдиным, речь не пойдет о смещении премьера с его поста по крайней мере в течение текущего года, а ближайшие перестановки в Кабинете ограничатся заменой одной-двух фигур.

В целом же ситуация вокруг Черномырдина остается довольно стабильной – он сохраняет устойчивые позиции, несмотря на активную политическую игру президента, и не приходится сомневаться в том, что в случае чрезвычайных обстоятельств станет точкой консолидации элиты. С другой стороны, экономические противоречия между ведущими российскими группировками все еще настолько сильны, что в обычных условиях подобная консолидация идет очень медленно и В.Черномырдину по-прежнему приходится держаться в тени Ельцина.

МАЛЫЕ ДЕЛА, БОЛЬШИЕ ХЛОПОТЫ

Заметное потепление отношений между президентом и главой Совета Федерации (СФ) Строевым оставило мало пространства для реализации амбиций главы “столичной” группировки, московского мэра Лужкова.

Выездному заседанию Совета Федерации в Санкт-Петербурге Лужков предпочел поездку в Софию в связи с днями Москвы в болгарской столице, что было оценено большинством наблюдателей как вызов не только СФ, но и “газпромовской” группировке, отношения которой с Болгарией усложнились из-за неурегулированности вопроса о транзите российского газа через Болгарию в Турцию. Комментируя поездку в Софию, Лужков в очередной раз сформулировал кредо “политики малых дел”, заявив, в частности, о своем стремлении оставить в стороне политику и просто заниматься улучшением жизни людей, что-де и есть “лучшая политика на земле”.

Не исключено, однако, что акцентирование московским мэром внимания на “политике малых дел” связано не только с узостью его политического пространства, но и с теневыми договоренностями Лужкова с окружением российского президента по поводу отказа мэра от предвыборной борьбы в случае выставления на новый срок кандидатуры Ельцина.

Ряд аналитиков отмечает, что внутренние разногласия в КПРФ стали причиной серьезного отставания партии от реального хода протестного движения в стране: КПРФ не воспользовалась таким поводом, как невыполнение правительством своих обещаний выплатить все долги бюджетникам, не встала во главе ни одной из акций социального протеста в регионах.

Есть все основания полагать, что ныне начался процесс фрагментации и раскола в рядах руководства КПРФ.

В других оппозиционных секторах российской политики также нет заметного продвижения вперед.

В целом анализ ситуации в оппозиционном лагере подтверждает, что оппозиция благодаря особенностям российской политической системы (суперпрезидентская республика) теряет свою субъектность, уступая инициативу президентским структурам и выступает либо с конформистских, либо с заведомо утопических позиций, не имеющих конструктивного смысла. В ходе недавней встречи с российским журналистским бомондом Б.Ельцин, очень критически отозвавшийся о плане создания коалиционного правительства, представленном ему спикером Думы Г.Селезневым, попросил СМИ не акцентировать на этом своего внимания. Возможно, что президент не прочь рассматривать оппозицию в качестве своего “резервного полка”.

Департамент политического

мониторинга Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Суха теория, мой друг, а без нее – никуда
Социализм в вопросах и ответах
Повышение Центробанком ставок рефинансирования
Женщина супротив мужчины, все равно, что плотник супротив столяра
ЛИЦА ВЛАСТИ НАШЕЙ
УКРЕПЛЯТЬ АВТОРИТЕТ СНПР
Частица единой общности
Не было у бабы счастья, так купила порося
Большие злоключения маленькой пенсии
Акции протеста в регионах России
Зимние приметы
Евровалюта? На старт!
Восхождение к социальной демократии
Нижегородское чудо… – юдо
С гуся – вода, с тебя – худоба
Кормушка для ушки
Выберемся! Мы народ обучающийся
Дипломатия трубопроводов


««« »»»