ЛИЦА ВЛАСТИ НАШЕЙ

Говорят, нельзя судить о людях поверхностно. С другой стороны, часто бывает, что именно “внешнее” впечатление оказывается самым верным…

Неделю-другую назад договорилась я с одной своей приятельницей встретиться в Государственной Думе. Как всем известно, организация эта – весьма серьезная, люди там трудятся не ради денег, а токмо во благо выбравшего их народа. Потому режим работы в этой организации особый: часов этак до двенадцати – четырнадцати приятельница (работник аппарата) на работе не показывается. Зато вечером и она, и ее коллеги на службе просто горят, о чем и рассказывают часто представителям “простого народа”.

Вот жду я приятельницу в восемь вечера у подъезда Думы и наблюдаю за работниками сего заведения. Один из них общается с посетителем в холле. Мое присутствие не мешает оживленному разговору, передать который не могу, так как после каждого слова пришлось бы целомудренно вставлять точки. Что ж, близость к народу (в том числе лексическая) – не последнее достоинство для лица, близкого к власти.

Переключаю внимание на другого “думца”, который, проходя мимо меня, начинает радостно и оживленно подмигивать. Отбросив версию о том, что господин спутал меня с представительницей древнейшей профессии (не тот возраст и форма одежды), утешаюсь мыслью о жизнерадостности работников нижней палаты парламента. Но в этот момент на меня налетает еще один высокий муж в высокой же степени опьянения (опять – близость к народу). В течение нескольких минут он тщетно бьется в стеклянные стены, пытаясь нащупать дверь. Наконец этот гигантский мотылек с портфелем вылетает на волю, а мои наблюдения прерывает появление приятельницы…

“Разве можно делать выводы о лице власти на примере каких-то матерщинников, придурков и пьяниц из числа мелких работников аппарата Думы?” – упрекнет меня читатель и будет прав. Я задала себе такой же вопрос, ответила на него отрицательно и на следующий день посмотрела передачу по телевизору о руководителе Госналогслужбы господине Починке в домашней обстановке. Впечатления от думских весельчаков и алкоголиков померкли сразу.

Господин Починок сообщил россиянам о том, что часто падает, вымазываясь в грязи и ударяясь. Что он любит использовать в речи уменьшительно-ласкательные суффиксы и кататься в Диснейленде на американских горках (“сначала так – и-эх – вверх, а потом – бум – вниз, все кричат”). Показал государственный деятель альбом “Наш ребенок” (о себе, родимом) и умиленно процитировал, что первыми словами его были “баба”, “титяка”, “масяка” (за точность не ручаюсь).

Телезрители узнали, что у господина Починка есть хобби – думать, и в последние несколько месяцев он думает о том, как и где провести с семьей летний отдых. Руководитель налоговой службы страны поведал народу, как лет десять назад подарил своей жене кольцо с бриллиантом, причем по памяти (что отрадно для российской экономики) назвал стоимость покупки с точностью до копейки. Но, конечно, наиболее ярким моментом передачи был эпизод, когда у господина Починка расстегнулись (извините, но из песни слова не выкинешь) брюки, и он, застегивая их, с детской непосредственностью сообщил ведущей о том, что с ним (опять же) это часто случается, и не зря, видно, жена сетует, что он поправился…

Я, помнится, недавно удивлялась, когда прочла в интервью руководителя Госналогаслужбы (!) что низкая собираемость налогов – это хорошо (?), потому что, если бы она была высокая, то все предприятия сразу разорились (!?). Это я раньше удивлялась, а теперь ближе познакомилась (с помощью телевизора) и уже не удивлюсь ничему…

Потом программа новостей показывала встречу Ельцина с Черномырдиным, Чубайсом и Немцовым. Ельцин был недоволен – ничего, мол, пока я на Валдае отдыхал, правительство не сделало. А Немцов ему: “Как не сделали? Вот план работы на десяти страницах написали!” Ельцин: “Вот только план и написали.” Немцов возражает: “Обижаете, Борис Николаевич!” Мне все это напомнило класс четвертый-пятый средней школы. Наглый троечник урок не выучил, но хамит и над учителем издевается. Разница в том, что “троечники у власти” много лет над нами всеми издеваются, а мы, умные отличники-очкарики-интеллигенты и крепкие хорошисты-работяги все терпим.

Впрочем, “учитель” Ельцин Немцова простил. Теперь у нас в стране все хорошо будет. Это президент сам всему народу объяснил и показал. Теперь у правительства не просто план есть, а из двенадцати дел. И не просто из двенадцати дел, а все дела на бумажке написаны хитро: с одной стороны – дела, а с другой – их исполнители. Такая, понимаешь, хитрость-новость в аппаратной работе. Так что теперь есть с кого спрашивать…

О пионерском детстве и комсомольской юности сейчас, понимаю, вспоминать неприлично. Но никуда не денешься – и то и другое у меня было. В отличие, наверное, от Бориса Николаевича Ельцина. Иначе бы он узнал несколько раньше о том, что любой нормальный план – деятельности правительства или проведения пионерского костра – предполагает наличие ответственных. Ну да ладно, учиться никогда и никому не поздно, даже президенту. А вот смотреть “про власть” по телевизору или читать в газетах вредно. Лучше выбирать ее сердцем и любить вслепую.

Любовь ГЕОРГИЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Зимние приметы
Евровалюта? На старт!
Восхождение к социальной демократии
Нижегородское чудо… – юдо
С гуся – вода, с тебя – худоба
Кормушка для ушки
Выберемся! Мы народ обучающийся
Дипломатия трубопроводов
Суха теория, мой друг, а без нее – никуда
Я царствую! – Но кто вослед за мной приимет власть?
Социализм в вопросах и ответах
Женщина супротив мужчины, все равно, что плотник супротив столяра
Повышение Центробанком ставок рефинансирования
УКРЕПЛЯТЬ АВТОРИТЕТ СНПР
Частица единой общности
Не было у бабы счастья, так купила порося
Большие злоключения маленькой пенсии
Акции протеста в регионах России


««« »»»