Жизнь без царя

Одним из эффективных методов обучения считаются деловые игры. Сейчас, я думаю, этот метод взял на вооружение Кремль.

“АКТЕРЫ, ПРАВЬТЕ РЕМЕСЛО”

Причем в качестве обучаемого выступает сам президент, а играет он в этой деловой игре роль царя-батюшки. Распределены и прочие роли, например, наследницы престола – царевны, верных царедворцев-сподвижников, косных бояр-думцев, безмолвствующего народа. Проиграны важные эпизоды – гневные отповеди боярам и казнокрадам, отеческое снисхождение к юным, но вполне оперившимся “гнездам птенца Борисова”, примерка и получение в дар хрустальной короны. Даже царское имя – Борис Первый – уже озвучено исполнителем главной роли. Правда, царь Борис на Руси уже был, да не царское это дело – историю изучать, на то есть извозчики… то есть историки.

Конечно, можно на кремлевские игры внимания не обращать – пусть себя резвятся, шутят. Да только нам-то, в отличие от российского президента, об истории забывать нельзя. А в России слишком часто “заигрывались” до серьезного. С игры, с потешных полков начинались реформы Петра Великого. Любовные игры Екатерины Второй выводили на историческую сцену новых лидеров. Да и романтические порывы российской интеллигенции, результатом которых стало крушение Российской империи, весьма напоминали игру.

Сегодня “игра в царя” ведется очень и очень серьезно. Странные для здравомыслящего цивилизованного человека действия “царя Бориса” выстраиваются в один ряд с кампанией идеализации образов Николая Второго и его семейства, с легализацией должности “дочки” при папе-президенте, с пропагандой монархизма как важнейшего свойства менталитета русских. Важными аккордами в новом варианте политической оперы “Жизнь за царя” становятся тиражируемые в средствах массовой информации рассказы о близкой к идиллической жизни в монархических государствах, о взаимной любви монархов и народов. Конечно, на самом деле в любом государстве жизнь вообще и отношения нации с монархом в частности далеки от идиллий. Но мне ссылки на зарубежный монархический опыт кажутся несостоятельными по другой причине.

Летом российское телевидение показывало репортаж о передаче Гонконга под юрисдикцию Китая. Поразил один случайный кадр: на борту корабля “Британия” разговаривали принц Чарльз и морской офицер (возможно, капитан “Британии”). Чарльз задал какой-то вопрос, моряк ответил. Обычный разговор двух людей. Если бы я не знала, кто такой Чарльз, ни за что не смогла бы ответить на вопрос, кто здесь “главный” – с таким достоинством, самоуважением и уважением друг к другу держались оба собеседника. Посмотрите теперь на хронику поездки любого из наших, российских, руководителей. Полюбуйтесь на заискивающие физиономии тех, кто их встречает и “почувствуйте разницу”. А потом отложите в сторону рассказы о “тридевятых царствах” – у нас “особенная стать”.

И ВСЕ-ТАКИ – ЗАЧЕМ РОССИИ ЦАРЬ?

Говорят, монарх должен стать гарантом законности, устойчивости, стабильности. Но один гарант у нас уже есть – законно избранный президент. Гарант-то есть, да вот законности, устойчивости да стабильности нет. Изменится ли что-нибудь, если вместо избираемого президента место гаранта займет царь с правом наследственной передачи власти? Вряд ли – что следует из истории России, в которой царей душили наследники, взрывали террористы и свергали революции. Кстати, стоит вспомнить и о том, что сама проблема престолонаследия часто становилась причиной возникновения политических и военных конфликтов – упомяну хотя бы стрелецкий бунт. “Завидную” перспективу можем мы создать нашим детям и внукам, усадив, например, на российский трон Бориса Как Бы Первого, отягощенного многочисленными наследниками.

Смогут ли царь-батюшка или царица-матушка решить главные проблемы, стоящие перед Россией? Возьмем, например, коррупцию, взяточничество, казнокрадство. Печально, конечно, что все эти неприятные явления стали приметами нынешней России. Еще более печален тот факт, что главными действующими лицами коррупционных разборок становятся многие исполнители ролей “верных царедворцев”. Но самое печальное – для сторонников монархии – это то, что и коррупция, и взяточничество, и казнокрадство в России имеют столь же богатую историю, как и сама страна. Гимн взяточников, призывающий: “Бери – большой в том нет науки, бери – да как же тут не брать, на что приделаны нам руки, как не на то, чтоб брать, брать, брать”, написан в России не в двадцатом, а в восемнадцатом веке.

А цари – они, конечно, со взяточниками боролись, даже иногда самолично их били. Но во-первых, Россия велика, и на каждую казнокрадскую морду царских рук не хватит. А во-вторых, всего дороже личная преданность, так что для личнопреданных взяточников пути в Березов открываются только после смены монархов. Бывали, правда, на земле русской и времена минимизации коррупции, но вряд ли многие захотят сегодня решения этой проблемы царем – последователем немонарха Иосифа.

Говорят, монархия станет средством возрождения великой империи, национальных традиций, духовности и прочего. Моей фантазии, правда, не хватает для того, чтобы представить картину “Царь Борис принимает послов бывших четырнадцати братских республик с просьбами о воссоединении”. Представить себе радость чеченского, татарского и многих других народов по поводу перспективы “жизни при царе” я тоже не способна. А что касается национальных традиций, то некоторые цари (например, уважаемый мною за многие другие деяния Петр Первый) сделали все, чтобы как можно больше этих самых традиций искоренить. Я, конечно, вовсе не намекаю, что царь Борис стал кому-нибудь собственноручно бороды резать. Но и ждать возрождения традиций от царей, направляющих малолетних наследников в заморские страны учиться, вряд ли приходится.

ПРИЕДЕТ И РАССУДИТ?

Может ли возрождение монархии в России способствовать ее экономическому развитию? Бурный экономический рост возможен при одном из двух условий. В первом случае для этого нужен массированный приток инвестиций, новых технологий и прочего из развитых стран, но их инвесторы вот уже десять лет не спешат в Россию. Вряд ли “оцарение” Руси прибавит им оптимизма. Монархия “второй свежести” скорее будет новым свидетельством экзотичности, загадочности и непредсказуемости русской души. А инвесторы – люди простые, без вывертов, и предпочитают иметь дело с теми, кто не готовит им никаких сюрпризов – ни новых монархий, ни новых революций.

Итак, надежды на то, что заграница нам (и нашему царю) поможет, лучше оставить сразу же. Остается надеяться только на внутренние резервы. Или, говоря высоким стилем, на российский народ. На то, что он если не жизнь за царя отдаст, то хотя бы согласится и невзгоды терпеть дальше, и работать лучше. Возможно, мне не повезло, но среди знакомых мне представителей народа России нет таких, кто мог бы изменить свою жизнь, свои привычки, свой характер по случаю восстановления власти царевой. Часть знакомого мне народа работает в полную силу, терпеливо сносит превратности судьбы (и собственной, и российской), старается по мере сил заложить основы “светлого будущего” для себя и своих детей. Таким царь не нужен. Другая часть народа судьбой недовольна, но не хочет и не может работать, чтобы что-то изменить. Возможно, такие и не откажутся от царя или барина, который “приедет и нас рассудит”. Но они не спасут ни Россию, ни ее экономику. Ибо для того, чтобы прожить жизнь достойно, нужен – согласно русской поговорке – “царь в голове”, а не в Кремле на троне.

В одну из “царских” поездок нашего президента в провинцию корреспонденты телевидения запечатлели подготовку города к приезду высокого гостя. Народ был при деле: дорожники старательно рисовали на центральной улице разделительную полосу. Студенты местного университета не менее старательно подметали улицу. Возможно, подумала я, им и нужен царь. Хотя бы для того, чтобы к его приезду убрать грязную-прегрязную улицу, по которой все они, “дети царевы”, ежедневно ходят.

Жаль, не объехать царю все города и веси великой России, чтоб россияне могли обустроить к его приезду уголок для своей собственной жизни. Жаль, за сотни лет мы так и не поняли, что к приезду царя или царицы можно построить “потемкинскую деревню”, но жить в ней нельзя. Жить придется в реальной деревне, с легкой руки российской императрицы названной исчерпывающе ясно – “Черная Грязь”. Предусмотрена ли такая декорация в разыгрываемой Кремлем “деловой игре в царя”?

Любовь ГЕОРГИЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Он, мятежный, просит бури, но никак не допросится
Гвоздь сезона – бабушкин ридикюль
Бюджет-98 опасен для здоровья
Хороша кашка, да мала чашка
Осень патриарха-2
Спасение от икоты
В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки
Сразу после выборов президент….
“Бархатная” оккупация
“Свой” Чубайс” и “чужой” Лукашенко
А кони все скачут и скачут, а избы горят и горят…
Когда лучший клев?
Идея для России
Ноги босы? Грязно тело? И едва прикрыта грудь?
Социалистическая идеология – спасение для России
Карточки на хлеб образца 1997 года
Открытое письмо
Статистика против президента
Возвращаясь к напечатанному
Заяц и мышь, из-под дерева – кыш!
Неудовлетворительная оценка работы правительства


««« »»»