“Свой” Чубайс” и “чужой” Лукашенко

В редакцию “Социалистической России”

Уважаемый Мартин Люцианович!

Слушая некоторые из ваших последних выступлений, я был крайне удивлен той поддержкой, которую Вы пытаетесь оказать белорусскому президенту Александру Лукашенко. Я считал Вас достаточно зрелым и опытным политиком, и вдруг такой “прокол”. Неужели Вы не понимаете, что наша демократическая интеллигенция ненавидит и презирает Лукашенко, а эта интеллигенция, как вы сами признаете, оказывает огромное влияние на настроения избирателей. Так что вы заранее лишаете себя поддержки со стороны интеллигенции и демократических средств массовой информации. А что приобретаете взамен?

С уважением,

Александр Осмоловский,

Москва

Мне неоднократно приходилось размышлять над вопросом: почему российская “демократическая интеллигенция” (беру это словосочетание в кавычки, ибо никак не могу причислить этих людей к подлинной интеллигенции и не вижу в их воззрениях и действиях ничего подлинно демократического), та, что в октябре 1993 года восторженно приветствовала транслируемый по CNN расстрел парламента из танков, ненавидит и презирает белорусского президента Александра Лукашенко?

НЕ ЗЛОДЕЙ ОН, И НЕ ГРАБИЛ ЛЕСОМ

Для человека, не утратившего некие моральные ориентиры, вполне естественно поддержать травимого нашей бессовестной антинациональной камарильей президента Белоруссии. А для политика, мыслящего в категориях стратегического развития российского государства – тем более. Да и чем он, собственно, провинился, даже если исходить исключительно из принципов “нового мышления” и приоритета общечеловеческих ценностей, столь любимых нашей “демократической интеллигенцией”?

Как будто бы бы ничем: в руки местной и международной мафии государство не отдал, промышленность от “прихватизации” и разрушения уберег, своевременную выплату зарплат и пенсий обеспечил, ГУЛАГов не построил, на стадионы людей не сгонял, Парламент из танков не расстреливал, войну со своими гражданами не вел, ОРТ и НТВ не отключал, радио “Свобода” не глушил, книги Василя Быкова из библиотек не изымал. Иными словами, ничего такого, что делают диктаторы во всем мире, да и иные “демократы” на постсоветских просторах, не совершал. И тем не менее, “демократическая интеллигенция” – от Явлинского до НоводворскойЛукашенко не любит. Да что там не любит – ненавидит всей своей интеллигентской ненавистью. Почему?

Можно, конечно, попытаться подвести некую теоретическую базу под это явление, поговорить об исконно присущих российскому интеллигенту чертах – стремлении предстать в роли “непризнанного спасителя мира” (С.Булгаков), носителя “высшей правды”, которому дано судить всех исходя из неких универсальных критериев, какими в данном случае являются “права оппозиции” или “слеза невинного ребенка” (в данном случае – Павла Шеремета). Но дело все-таки в ином. Для российской “демократической интеллигенции” Александр Лукашенко – “чужой” на подсознательном уровне. Российскому “образованцу” (если использовать терминологию Солженицына), квазиинтеллигенту было бы затруднительно общаться с Лукашенко, явись у него такая возможность. Он для них духовно и социально чуждый. В то время как Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, Альфред Кох, Анатолий Собчак – “свои”, близкие, понятные. Разделение на “своих” и “чужих” вообще для нашей интеллигенции чрезвычайно характерно, причем не только для “демократической”, но и для “патриотической” (вспомните изобретенное г-м Невзоровым и газетой “День” деление на “наших” и “ненаших”). Так вот, Лукашенко для “демократов” “чужой”. Современные “демократические интеллигенты” говорят на условно-символическом языке, включающим некий обязательный набор образов. Когда Альфред Кох в одном телеинтервью совсем не к месту цитирует “Мастера и Маргариту”, он тем самым как бы обращается к этой квазиинтеллигентской братии: смотрите, братцы, я ведь свой, не дайте меня в обиду! И ведь не дадут!

Посмотрите, как грудью встала “демократическая интеллигенция” на защиту Собчака. “Интеллигент” “интеллигенту” глаз не выклюет, “своим” все простят: и ложь, и коррупцию, и расстрел парламента, и десятки тысяч погубленных жизней в Чечне – тоже. А чужим – ничего. Одного-единственного Шеремета не простят. А нет Шеремета – так выдумают его. Вот эту особенность российской “демократической интеллигенции” и использует прозападное лобби в своей психологической войне против Лукашенко.

Отношение “демократической интеллигенции” к Лукашенко в чем-то удивительно сходно с ее отношением к российскому народу, которого иные “интеллигенты”, в том числе и в высших эшелонах власти, иначе как “быдлом” не называют. Это – страх и непонимание, смешанное с ненавистью и презрением. Потому так поддержала “демократическая интеллигенция” расстрел парламента. Там, в Белом доме – какие-то непонятные мужики, а здесь – ну такой “лапочка” Гайдар, ну такой “интеллигент” Чубайс! Поистине сохраняют свою актуальность слова Гершензона, обращенные к дореволюционной интеллигенции: “Каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом – бояться мы его должны пуще всех казней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной”. Прямо о событиях октября 1993 года.

Многие, наверное, обратили внимание, как один и тот же интеллигент – Николай Сванидзе – разговаривал с Лукашенко и Новодворской. В первом случае – при полном соблюдении дипломатического политеса – стена холодного отчуждения, во втором – при внешнем подобии спора – разговор внутренне близких существ, понимающих друг друга с полуслова. И это “внутреннее родство” оказывается порой важнее любых идеологических расхождений. Поэтому любое разъяснение на рациональном уровне того что политика российских СМИ в отношении Лукашенко и неумна, и противоречит геостратегическим интересам России, всякий раз наталкивается на барьер непонимания. То есть вроде бы и соглашаются с приводимой аргументацией, но внутренне ее не приемлют.

ДВОЙНОЙ СТАНДАРТ

К тому же наша “демократическая интеллигенция” достаточно прочно усвоила принципы “двойного стандарта”, который лежит в основе американской внешней политики. Принцип этот нашел свое наиболее полное выражение в характеристике, данной американским президентом Теодором Рузвельтом никарагуанскому диктатору Сомосе-старшему: “Он, конечно, сукин сын. Но это – наш сукин сын”. При таком подходе “борьба за права человека” оказывается для Соединенных Штатов не более чем инструментом, позволяющим дестабилизировать неугодные им режимы во всем мире. Но как только к власти приходит очередной “их сукин сын”, о “правах человека” немедленно забывают. Вот и восседают в различных международных организациях рядом с президентом Ельциным такие “столпы” и “светочи” демократии, как Шеварднадзе, который обеспечил в Грузии невиданный “расцвет” свободного слова или Алиев, попросту установивший в Азербайджане военно-полицейский режим.

Вспоминаю, как президент Рейган разъяснял своим “демократическим интеллигентам” суть собственной политики по отношению к Сальвадору. А режим там в то время был куда круче пиночетовского: пытки водой и электрошоком, “эскадроны смерти”, расстрелы политических противников режима и убийства в тюрьмах “при попытке к бегству”. Рейган этот режим не оправдывал, но говорил примерно следующее: “Господа, ну уйдем мы из Сальвадора прав человека” ради, и придут туда Советы. Геополитического союзника мы потеряем, рынки тоже, прибыли наши предприниматели не получат, а что при Советах там права человека нарушаться не будут? Реки крови потекут, как после кубинской революции. Лучше будем им помогать и по мере сил влиять, в том числе и в плане смягчения их внутренней политики”.

Что-то есть в таком подходе, тем более в нашем случае Лукашенко – не Сомоса и не Пиночет. Разумеется, не хватает ему политического опыта и дипломатического такта. Не прошел он такой школы руководства, как российский президент: секретарь обкома, руководитель столицы, спикер российского парламента. И то, что простительно Лукашенко, не простительно Ельцину. Он не может действовать ни по логике “одухотворенной толпы”, ни под диктовку зарубежных “борцов за права человека”.

“НЕ ЛУЧШЕ ЛЬ НА СЕБЯ, КУМА, ОБОРОТИТЬСЯ!”

Но, предположим, мы последуем совету “демократической интеллигенции” и “демократических” СМИ и разорвем отношения с Лукашенко – “прав Шеремета ради”. Что мы найдем и что потеряем? Уважение Запада? Бросьте! Много он нас зауважал после роспуска Варшавского Договороа, панического бегства из Германии, развала Советского Союза? Так что ничего не приобретем. А утратим нечто реальное. Белоруссия расходует 1,2 млрд долларов ежегодно на содержание систем ПВО и ПРО. Создание новой системы на новых рубежах обойдется неизмеримо дороже. Готова ли к этому Россия с ее нынешним состоянием экономики, когда бюджетных ассигнований на Вооруженные силы не хватает даже на поддержание минимальной боеготовности армии? Ответ очевиден. Россия импортирует из Белоруссии дешевые продукты питания на 2,5 млрд долларов. И от этого тоже откажемся? Вообще, экономика Белоруссии находится в значительно лучшем состоянии, чем российская: она не разрушена бездумной приватизацией и хозяйниченьем мафиозных кланов. И здесь – широчайшее поле для зарубежных инвестиций и совместных российско-белорусских проектов. Характерно, что многие руководители российских регионов высоко оценивают Лукашенко за то, что в Белоруссии в руках государства сохранились реальные рычаги воздействия на экономику.

Что же до личных качеств Лукашенко, то, наверное, ни к лицу представителям российской власти акцентировать на них внимание, следуя известной пословице: “В чужом глазу соринку видят, а в своем – бревна не замечают”. Не об этом надо думать, а о перспективах реальной интеграции России и Белоруссии в интересах наших народов. Пока же все получается в соответствии с замыслами противников интеграции – наших геостратегических конкурентов на Западе и финансовых воротил в самой России, жаждущих осуществить “прихватизацию” и ваучеризацию белорусской экономики. У кажой из этих групп – свои механизмы воздействия на российскую “демократическую интеллигенцию”. Первые рассказывают сказки про универсальные “права человека”, будто бы попираемые белорусским президентом, а вторые “озвучивают” соответствующие сюжеты на российских электронных СМИ, приводя “демократическую интеллигенцию” в страх и трепет. В свою очередь, “демократическая интеллигенция” каким-то мистическим, непостижимым способом воздействует на президента. Круг замыкается. И рад бы президент Ельцин от “демократической интеллигенции” отказаться и, быть может, даже переложить на нее бремя своих ошибок последних лет. И рад бы он “сдать” Собчака, Станкевича и других “апостолов демократии”. Ан нет, слабо оказывается в последний момент. И когда на телеэкране в очередной раз возникает злобный оскал “всенародно избранного” и в очередной раз звучат слова: “Пусть сначала Шеремета отпустит”, начинаешь понимать – эта связь глубинная и иррациональная. Президент Ельцин и “демократическая интеллигенция” повязаны кровью.

Мартин ШАККУМ,

председатель СНПР


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Он, мятежный, просит бури, но никак не допросится
Неудовлетворительная оценка работы правительства
Бюджет-98 опасен для здоровья
Гвоздь сезона – бабушкин ридикюль
Осень патриарха-2
Хороша кашка, да мала чашка
В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки
Спасение от икоты
Жизнь без царя
Сразу после выборов президент….
“Бархатная” оккупация
Когда лучший клев?
А кони все скачут и скачут, а избы горят и горят…
Ноги босы? Грязно тело? И едва прикрыта грудь?
Идея для России
Карточки на хлеб образца 1997 года
Социалистическая идеология – спасение для России
Статистика против президента
Открытое письмо
Заяц и мышь, из-под дерева – кыш!
Возвращаясь к напечатанному


««« »»»