Он, мятежный, просит бури, но никак не допросится

НИКТО НЕ ХОТЕЛ ВОЕВАТЬ

Траектория политического поведения российского президента определялась на минувшей неделе движением от конфронтационного стиля к более мягкой тактике (вплоть до принятия и одобрения идеи “круглого стола”, реанимации заседаний так называемой “четверки” в составе самого президента, премьер-министра и спикеров обеих палат парламента). Кроме того, Ельцин перешел от более или менее явно сформулированных намерений выдвинуться кандидатом в президенты РФ на третий срок, к достаточно четко продекларированному отказу от этой идеи, обосновывая свое решение нежеланием нарушать российскую конституцию.

Очевидно, это свидетельствует о том, что первоначальные планы президента явились лишь аргументами в политическом торге между властью и оппозицией, а также, возможно, пробными шарами, пущенными президентом для того, чтобы диагностировать состояние общественного мнения и реакцию различных политических сил.

Недавняя конфронтационная риторика Ельцина была встречена весьма прохладно не только лидерами левой и демократической оппозиции, но и рядом политических субъектов, которые прежде считались более или менее лояльными по отношению к Ельцину, например председатель Совета Федерации (СФ) Е.Строев.

Резко против конфронтационного сценария выступили региональные элиты России, чья позиция нашла отражение в заявлении парламентской группы “Российские регионы” по поводу оценок деятельности Думы в радиообращении президента 3 октября. Развитие ситуации в российских регионах на последней неделе было вообще неблагоприятным для федерального центра. Губернаторы Хабаровского и Приморского краев, В.Ишаев и Е.Наздратенко, выступили с обвинениями в адрес федеральной власти – по их мнению, Минфин саботирует реализацию президентской программы экономического и социального развития Дальнего Востока, стремится дискредитировать губернаторский корпус.

Фактически в этом же ключе выступил и ярославский губернатор В.Лисицын.

Начал раскручиваться скандал вокруг башкирского президента М.Рахимова, отказавшегося баллотироваться на новый срок, мотивируя это своими сложными отношениями с Центром. Активно используется антифедеральная карта и в предвыборной кампании А.Тулеева в Кузбассе. Он обвиняет федеральный центр в протекции по отношению к коррумпированным руководителям местных правоохранительных органов и ряда других представительств Москвы.

Малообнадеживающей для президента в его конфронтации с Думой оказалась и реакция общественного мнения на заявления о возможности роспуска Думы. По данным опросов Фонда “Общественное мнение”, 52 % респондентов не одобрили бы решение президента о роспуске Думы, в то время как поддержали бы такое решение только 25 % опрошенных. Лидерство в симпатиях российского электората сохраняет глава КПРФ Г.Зюганов, за которого в случае внезапного проведения президентских выборов отдали бы свои голоса 18 % опрошенных (за Б.Немцова проголосовали бы 17 %, за А.Лебедя – 13 %, за Ю.Лужкова – 9 %, за Г.Явлинского – 7 % респондентов).

Негативно отнеслось к конфронтационной линии Ельцина и большинство лидеров российских финансово-промышленных группировок.

Перечисленные факторы, а также заметное снижение значимости так называемой “банковской войны”, ставшее очевидным после резкого ослабления позиций группировки ОНЭКСИМбанка и опирающегося на эту группировку “младореформаторского” крыла в правительстве, заставило Ельцина пойти на снижение уровня конфронтации с Думой, что и было им продемонстрировано в ходе встречи с Селезневым и Черномырдиным, которого президент обязал обеспечить конструктивное взаимодействие с Госдумой. В дальнейшем президент занял выжидательную позицию, желая, по-видимому, дождаться итогов выяснения отношений между кабинетом министров и Думой. После своей “разведки боем” Ельцин ушел в тень, и на первое место в политическом процессе вновь возвратился российский премьер.

У КОГО РУКИ ЧЕШУТСЯ?

Орбита политического поведения премьера, в противоположность линии Ельцина, описывалась на минувшей неделе обратной формулой: взяв на себя функции основного политического игрока, Черномырдин оказался перед необходимостью наращивания жестких элементов в своей позиции, переходя от исходной аморфности и мягкости своей точки зрения на отношения с парламентом к почти конфронтационной линии.

Некоторые эксперты оценили выступление премьера в Думе и его полемику с депутатами как шаг Черномырдина к своему новому, в перспективе президентскому имиджу. Премьер-министр добился реализации ряда важных тактических целей. Во-первых, он показал свою способность к политическому риску и импровизации, не испортив одновременно отношений с думским большинством и сохранив статус консенсусного политика. Во-вторых, предотвратил возвращение бюджета в правительство и немедленное вынесение вотума недоверия кабинету министров. В-третьих, поставил на место “младореформаторов”, в том числе и Чубайса, загнав последнего в угол.

Начало бюджетного процесса в Думе, возможно, дало Черномырдину реальную возможность для серьезного изменения соотношения сил в правительстве.

Безусловно симптоматичным стало муссирование в политических кругах Москвы темы нового раскола в правительстве. Слухи о расколе были фактически подтверждены руководителем департамента информации и культуры правительства И.Шабдурасуловым, который заявил на пресс-конференции о том, что “все попытки левой, правой оппозиции, кого-то из бывших или нынешних членов правительства провести разделительные линии внутри правительства или противопоставить правительство и его председателя президенту России обречены на провал”.

Ряд наблюдателей полагает, что данная тирада относится, с одной стороны, к первому вице-премьеру Немцову, который не дезавуировал своих отношений с “Яблоком”, проводившим в ходе думских прений по бюджету линию на отставку кабинета.

С другой стороны, есть основания полагать, что заявление Шабдурасулова содержит в себе скрытую полемику против усиления влияния на правительство заместителя секретаря Совета безопасности (СБ) Березовского. В последнее время появились намеки на то, что период парнерства между Черномырдиным и Березовским сменился фазой застоя и даже конфронтации. Черномырдин пытается, как уже отмечалось, взять под свое крыло Чубайса, резко усилить политическую влиятельность своей опорной финансовой группы Центробанк – Сбербанк – Внешэкономбанк, а также уладить конфликты между МВД и Минюстом, руководители которых одинаково близки российскому премьеру. Кроме того, для премьера особенно важно укрепить позиции А.Куликова, оказавшиеся под ударом в результате недавних распоряжений президента в связи с пресловутой “криминальной группировокой” в Думе и сомнительным делом мэра Ленинск-Кузнецкого Г.Коняхина.

Березовский, в свою очередь, в последнее время наращивал свое влияние на кадровую политику президента, активно вмешиваясь в сферу интересов премьера.

В околополитических кругах Москвы сложилось мнение, что ныне конфликт между Черномырдиным и Березовским начал перерастать из скрытой фазы в более острую, открытую. Так, ходит слух, что лишение секретаря СБ И.Рыбкина статуса полномочного представителя президента РФ в Чечне было инициировано премьером, стремящимся таким образом ослабить результативность северокавказской политики СБ и соответственно политический вес самого Березовского. (Впрочем, по иным предположениям, лишение Рыбкина функций представителя президента в Чечне могло произойти по собственной инициативе секретаря СБ и было вызвано его желанием ослабить ношу непосильной ответственности. Вместе с тем, бесспорно, что в политизированных кругах населения усиливается впечатление об утрате Рыбкиным его политических позиций).

ОГОРЧЕНЬЯ “СЛАДКОЙ ПАРОЧКИ”

Конфиденциальные источники в правительстве подтверждают обоснованность сообщений о наметившемся усилении враждебности во взаимоотношениях двух первых вице-премьеров – Чубайса и Немцова.

В целом нынешнее состояние взаимоотношений Немцова и Чубайса большинством экспертов оценивается как признак дальнейшего ослабления “младореформаторской” группировки и более того, как итог значительного политического просчета, сделанного этой группировкой в ходе “банковской войны”. Уступив мощному давлению со стороны антипотанинских финансовых кругов России, ОНЭКСИМбанк, как известно, попытался выйти из нее, предложив своим противникам своеобразную отступную: отказ от претензий со стороны “СИДАНКО” на “Пурнефтегаз”, “сдача” А.Коха и другие многочисленные уступки, которые группа “младореформаторов” – Потанина сочла необходимым сделать для того, чтобы ослабить информационную кампанию против этой группировки со стороны СМИ, контролируемых ее соперниками.

Прошедшая неделя, однако, показала, что ни попытка заключить общее перемирие, ни попытка сепаратных мирных соглашений не увенчались успехом.

Серьезным ударом по связанным с Потаниным структурам явился отказ во въездной визе новому председателю правления МФК Б.Йордану. В свою очередь, содействие Немцова отмене этого решения поставило еще раз под угрозу имидж этого политика (в силу небезупречности и даже сомнительности репутации Йордана).

В прессе, контролируемой противниками “младореформаторов” и группировки Потанина, дается и весьма своеобразная трактовка визита Д.Сороса в Россию, в частности, проводится мысль о том, что по ходу поездки, первоначально вызванной желанием Сороса поддержать своих партнеров из ОНЭКСИМбанка и МФК, финансисту пришлось менять цели своего визита. Обнаружив значительное ослабление позиций ОНЭКСИМа, Сорос, якобы, встал перед необходимостью кардинальной смены своей стратегии в России и ныне переориентируется на другие финансовые группировки РФ.

Вместе с тем не ослабли и критические выпады со стороны прессы в адрес Чубайса.

Вполне вероятно, что продолжение атаки ОРТ на Чубайса вызвано стремлением группировки Березовского не столько отомстить Чубайсу за его прежние симпатии к интересам ОНЭКСИМа, сколько желанием предотвратить сближение первого вице-премьера с Черномырдиным.

Все эти факторы, видимо, и вызвали значительное смягчение позиции Чубайса, наблюдавшееся в ходе его выступлений в Думе перед членами бюджетного комитета и на пленарном заседании нижней палаты парламента в ходе обсуждения бюджетной деятельности правительства.

Московская группировка продолжала действовать в расчете на укрепление позиций своего лидера с целью подготовки к президентским выборам-2000.

На минувшей неделе продолжало нарастать недовольство среди региональных элит аморфными и безынициативными позициями спикера СФ Е.Строева. Это обстоятельство играют на руку планам Лужкова занять пост председателя СФ, выгодный для “раскрутки” кандидатов в президенты.

Продолжают оставаться конфликтными отношения между группой Лужкова и основными финансово-политическими элитами федерального центра: активная полемика по поводу градостроительных решений мэра; нападки Лужкова на “младореформаторов” в связи с так называемым “мрачным пятилетием ваучера”; ответные шаги “демократических сил”, московские отделения которых, известные своим пиететом перед Чубайсом и его командой – “Демвыбор России”, “Демроссия”, “Яблоко”, НДР и др. заключили соглашение о выдвижении единых кандидатов на выборах в Мосгордуму. Соглашение о выдвижении единых кандидатов может быть связано и с выработанной оппонентами группировки Лужкова тактики единых действий против московского мэра.

РИТОРИКА И ПРАКТИКА ЛЕВЫХ

Главная оппозиционная сила в Думе – фракция КПРФ – избрала тактическую линию, аналогичную тактике президента. Как известно, первоначально лидеры КПРФ, аграрии и “Народовластие” выступили с весьма жесткими заявлениями о вынесении вотума недоверия правительству и возвращении проекта бюджета-98 в правительство. Зюганов неоднократно заявлял, что КПРФ не опасается ни роспуска Думы, ни новых парламентских выборов, на которых левая оппозиция, по его словам, может собрать 2/3 и более голосов. Эта жесткая риторика была, скорее, лишь реакцией на политический шантаж со стороны президента. В целом намерение левых фракций на фоне высказываний лидеров других думских фракций не отличались особой степенью оппозиционности. Жесткий характер носили высказывания лидеров “Яблока” и ЛДРП.

Однако в действительности инвективы Думы в адрес правительства при всей своей внешней революционности не были революционными по существу.

Перед оппозицией в ходе парламентских прений главной была иная, чем прежде, проблема – не наращивания конфронтации, а ее снижения. Она была фактически решена: сначала коммунисты отказались от вынесения вотума недоверия кабинету министров, а затем приняли и провели через Думу решение, поддержанное группой “Российские регионы”, о передаче проекта бюджета-98 на рассмотрение трехсторонней комиссии, включающей в себя представителей обеих палат парламента, правительства и профсоюзов. Благодаря этому решению левая думская оппозиция переложила ответственность за бюджет с плеч Думы на плечи Совета Федерации, что позволит оппозиции при обсуждении бюджета, с одной стороны, обеспечить бюджетному процессу необходимую ей конфронтационность (известно, что нынешнее правительство занимает крайне жесткую позицию в отношении требования региональных элит пересмотреть размеры региональных трансфертов), с другой стороны, оппозиция подтвердила в глазах региональных лидеров свою роль влиятельного лоббиста в федеральном центре, кроме того показала свою влиятельность рядовому электорату, вынудив режим сесть за “круглый стол” и добившись иллюзии участия во власти через механизм “четверки”.

Чубайс, комментируя итоги думских прений, отметил, что после того как проект бюджета отправлен на рассмотрение трехсторонней комиссии разговоры о вынесении правительству вотуму недоверия выглядят крайне несерьезно. Явлинский, в свою очередь, объясняя причину того, почему у нас в стране до сих пор вместо экономического подъема наблюдаются стагнация и развал экономики заявил, что это потому, что в тех странах, где имело место экономическое чудо, никогда не было “трусливо-торговой” оппозиции.

Думается, полностью правы те, кто считает, что достигнутый компромисс между Думой и правительством является блестящей победой правительства.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Заяц и мышь, из-под дерева – кыш!
Неудовлетворительная оценка работы правительства
Бюджет-98 опасен для здоровья
Гвоздь сезона – бабушкин ридикюль
Осень патриарха-2
Хороша кашка, да мала чашка
В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки
Спасение от икоты
Жизнь без царя
Сразу после выборов президент….
“Бархатная” оккупация
“Свой” Чубайс” и “чужой” Лукашенко
А кони все скачут и скачут, а избы горят и горят…
Когда лучший клев?
Идея для России
Ноги босы? Грязно тело? И едва прикрыта грудь?
Социалистическая идеология – спасение для России
Карточки на хлеб образца 1997 года
Открытое письмо
Статистика против президента
Возвращаясь к напечатанному


««« »»»